Битва "за люстрацию": как Конституционный Суд оказался в кольце фронтов необъявленной войны

15:35, 20.04.2015
  • 1535
  • 0
  • 0

16 апреля Конституционный Суд начал рассмотрение дела по двум представлениям Верховного Суда и представлению группы народных депутатов относительно конституционности ряда положений Закона «Об очищении власти». Как и предполагалось, суду предстоит работать в атмосфере беспрецедентного в истории Украины давления со стороны Верховной Рады, исполнительной власти, правоохранительных органов и общественности, пишет "Судебно-юридическая газета". Сразу 16 действующих и бывших судей КСУ оказались под следствием. От судей Конституционного Суда требуют не только вынести «правильное» решение по внесенным представлениям – части из них еще и настоятельно рекомендовано сложить свои полномочия. От атак на Конституционный Суд пока воздерживается только Президент Петр Порошенко.

Начало противостояния

Атаки на ряд судей КСУ начались вскоре после смены власти в стране зимой прошлого года. 24 февраля 2014 г. Верховная Рада приняла постановление «О реагировании на факты нарушения судьями Конституционного Суда Украины присяги судьи». Их обвинили в восстановлении действия Конституции в редакции 1996 г., что привело к тому, что тогдашний Президент Виктор Янукович получил «намного больше полномочий, чем это было известно его избирателям на момент выборов», в блокировании выборов в Киеве и Тернопольской области и предоставлении Кабинету министров права «вручную» регулировать уровень социальных выплат. С должностей судей Конституционного Суда были уволены Анатолий Головин, Михаил Колос, Мария Маркуш, Вячеслав Овчаренко и Александр Пасенюк. Еще двух судей – Юрия Баулина и Сергея Вдовиченко было предложено уволить и. о. обязанности Президента Александру Турчинову. А съезду судей Украиныпредложили уволить Василия Брынцева, Михаила Гультая, Олега Сергейчука, Михаила Запорожца и Наталью Шапталу.

Впрочем, реально были уволены лишь А. Головин, М. Колос, М. Маркуш и В. Овчаренко. А. Пасенюк восстановился в должности посредством судебного решения, а А. Турчинов, как и сменивший его П. Порошенко, по каким-то соображениям так и не уволили Ю. Баулина и С. Вдовиченко. Остальные 5 судей хотя и написали заявления об увольнении по собственному желанию, однако затем отозвали их, заявив, что они были написаны фактически под давлением. Последний съезд судей, состоявшийся в июне и сентябре 2014 г., вопросы об увольнении и назначении судей КСУ по своей квоте рассматривать не стал, отложив этот вопрос, как минимум, до сентября 2015 г.

В течение всего 2014 г. сложившаяся ситуация давала ряду политических сил, особенно прошедших в парламент на гребне событий 2013–2014 гг., повод подвергать КСУ беспощадной критике за нежелание «перезагружаться» и обвинять «назначенцев Януковича» в стремлении сохранить свои должности, несмотря на начатую судебную реформу.

Представления в КСУ

Новым катализатором недовольства со стороны парламентских сил, исполнительной власти и общественности стали представления Верховного Суда и народных депутатов относительно соответствия Конституции отдельных положений Закона «Об очищении власти», вступившего в силу осенью 2014 г. Всего в КСУ поступило три таких представления. Два из них направил Верховный Суд (17 ноября 2014 и 16 марта 2015 г.) и еще одно – группа из 47 народных депутатов (20 января 2015 г.). Судей и депутатов не устроило, в частности, то обстоятельство, что люстрация применялась к должностным лицам на основании только пребывания их в определенных должностях в период президентства В. Януковича, а не допущенных ими злоупотреблений. Одновременно ряд положений Закона жестко раскритиковала Венецианская комиссия, что дало повод говорить о необходимости внесения в него изменений.

Представления оказались в КСУ в разгар мощных информационных атак на судебную систему страны со стороны Президента, Кабмина, парламента и общественных организаций. В это время в стране развернулась люстрационная кампания, сопровождающаяся увольнением сотен чиновников, прокуроров и служащих, работавших на руководящих должностях во времена президентства В. Януковича. Недовольные этим прокуроры и чиновники массово отправились в суды обжаловать свое увольнение. Суды, в свою очередь, не решались взять на себя ответственность за вынесение решений и приостановили производства до соответствующего решения КСУ. После этого в адрес Конституционного Суда стали раздаваться вполне конкретные угрозы, суть которых сводилась к тому, что если судьи признают нормы Закона «Об очищении власти» не соответствующими Конституции, «им не поздоровится». И промедление КСУ в рассмотрении представлений вызывало все больше вопросов.

По первому представлению Верховного Суда КСУ открыл конституционное производство 12 февраля. Производство по представлению 47 народных депутатов было открыто коллегией КСУ 18 марта. А 31 марта КСУ открыл конституционное производство и по второму представлению ВСУ. 1 апреля все три представления были объединены в одно производство.

Сюрпризы накануне рассмотрения

3 апреля Конституционный Суд принял решение провести рассмотрение дела неотложно в форме устного слушания. Заседание было назначено на 16 апреля. Однако незадолго до него неожиданно активизировались Генеральная прокуратура и СБУ. Заместитель Генпрокурора Юрий Столярчук, уволившийся из ГПУ еще в 2004 г. в связи с выходом на пенсию и вновь назначенный на должность лишь 31 марта, заявил, что при рассмотрении представления 252 народных депутатов в 2010 г. ряд судей КСУ «грубо нарушили нормы Конституции» и «противоправно вышли за рамки своих полномочий».

Речь идет о решении КСУ от 30 сентября 2010 г. Тогда Суд рассмотрел представление народных депутатов, посчитавших, что Закон «О внесении изменений в Конституцию Украины» №2222-IV от 8 декабря 2004 г. был принят парламентом с нарушением установленной процедуры – без обязательного вывода Конституционного Суда о соответствии вносимых изменений Основному Закону. Предыдущая редакция этого законопроекта также направлялась в КСУ и в октябре 2004 г. получила соответствующее заключение. В итоге Конституционный Суд признал Закон «О внесении изменений в Конституцию Украины» не соответствующим Конституции «в связи с нарушением конституционной процедуры его рассмотрения и принятия», после чего он утратил силу. Таким образом, Конституция была восстановлена в своей первоначальной редакции от 28 июня 1996 г. При рассмотрении представления, как отмечено в решении КСУ, суд не рассматривал само содержание закона, а лишь процедуру его рассмотрения и принятия. Особое мнение тогда выразили только судьи Виктор Шишкин и Петр Стецюк. Отметим, что из состава судей КСУ, вынесших такое решение, сейчас работают только 7 человек.

Политическая оппозиция тогда заявила, что решение КСУ открыло президенту В. Януковичу путь к «узурпации власти», поскольку после этого у него значительно расширились полномочия, в частности, в части формирования правительства, руководства центральных органов исполнительной власти, назначения председателей областных государственных администраций и т. д. Как известно, 21 февраля 2014 г. парламент восстановил действие Конституции в редакции 2004 г.

15 апреля на заседании комитета Верховной Рады по вопросам предотвращения и противодействия коррупции народные депутаты заслушали отчет о ходе расследования уголовного производства в отношении судей КСУ. Такое производство по ч. 2 ст. 375 (постановление судьями заведомо неправосудного приговора, решения или постановления, повлекшее тяжкие последствия; предусматривает лишение свободы на срок от 5 до 8 лет) и по ч. 1 ст. 109 УК (действия, совершенные с целью насильственного изменения или свержения конституционного строя, а также заговор о совершении таких действий; предусматривает лишение свободы на срок от 5 до 10 лет) было начато ГПУ еще при и. о. Генпрокурора Олеге Махницком 3 марта 2014 г. Под следствием оказались действующие судьи КСУ Юрий Баулин, Василий Брынцев, Сергей Вдовиченко, Олег Сергейчук, Наталья Шаптала, Михаил Гультай, Михаил Запорожец, а также судьи КСУ в отставке Вячеслав Овчаренко, Анатолий Головин, Павел Ткачук, Сергей Винокуров, Андрей Стрижак, Владимир Кампо, Михаил Колос, Дмитрий Лылак и Мария Маркуш.

Расследованием «дела КСУ» занимается управление по расследованию особо важных дел главного следственного управления Генеральной прокуратуры. Начальник этого управления Степан Божило (в 2012–2013 гг. руководил следственной группой ГПУ, расследовавшей убийство в 1996 г. народного депутата Евгения Щербаня, в организации которого подозревали бывшего премьер-министра Юлию Тимошенко) сообщил депутатам, что расследование идет в двух направлениях. В первом случае следствие пытается доказать неправосудность вынесенного КСУ 30 сентября 2010 г. решения, а во втором намерено установить факты давления высших должностных лиц из Администрации Президента и близкого окружения В. Януковича на судей КСУ, чтобы заставить их принять необходимое им решение.

Каким образом прокуратура намерена доказать и то, и другое, С. Божило уточнить не смог, отметив лишь, что следствие «идет трудно». Также он сообщил, что в ходе расследования был установлен факт заговора. Из разъяснений начальника управления ГПУ следовало, что в 2010 г. судья-докладчик (С. Вдовиченко) обратился к экспертам и органам власти для получения соответствующих заключений. Такие заключения ему были предоставлены, но 2 из них – из Администрации Президента и от Института государства и права им. В. М. Корецкого НАН Украины – были идентичны, т. е. выполнены одним и тем же лицом, пока что неустановленным. Это же лицо, по словам прокурора, подготовило и депутатское представление в КСУ, при этом подписи многих депутатов якобы были подделаны.

«Решение КСУ не соответствует Конституции. КСУ – это суд права, а не факта. Когда судьи принимали решение, во многом они исходили из доктринальных основ права, а не фактов, которые закреплены на законодательном уровне. Вы должны понимать, что это первое в Украине дело такой категории, против КСУ. Методик расследования еще нет. Мы можем объявить подозрение судьям и направить дело в суд именно по принятому неправосудному решению, но поскольку решение КСУ тогда было построено на основах права, мы просто можем ничего не доказать в суде», – сбивчиво пытался объяснить депутатам суть уголовного производства в отношении судей КСУ С. Божило.

В свою очередь, в СБУ заявили, что 8 апреля начали уголовное производство по ч. 2 ст. 364 (злоупотребление властью или служебным положением, повлекшее тяжкие последствия; предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 6 лет) в отношении действующих судей КСУ Ю. Баулина, В. Брынцева, С. Вдовиченко, О. Сергейчука, Н. Шапталы, М. Гультая, М. Запорожца, а также судей КСУ в отставке В. Овчаренко, А. Головина, П. Ткачука, С. Винокурова, А. Стрижака, В. Кампо, М. Колоса, Д. Лылака и М. Маркуш. Все они подозреваются в вынесении 30 сентября 2010 г. решения, способствовавшего узурпации власти В. Януковичем. Разница между производством ГПУ и СБУ состоит в том, что производство СБУ более широкое и касается также и высших должностных лиц государства, «узурпировавших власть».

Компромиссное решение

Как и ожидалось, заседанию КСУ предшествовал массовый митинг у ворот Суда. На само заседание, помимо участников процесса, явилась внушительная делегация депутатов Верховной Рады, Министерства юстиции и общественных активистов. Начавшись достаточно спокойно, заседание постепенно переросло в пикировку между судьями КСУ и представителем Верховной Рады, народным депутатом Леонидом Емцем, зачитывавшим ходатайства. Он заявил, что поскольку многие судьи Конституционного Суда подозреваются в совершении преступлений, рассматривать представления они не имеют права.

Также Л. Емец отметил, что 26 апреля вступают в силу изменения в Закон «О Конституционном Суде Украины», согласно которым в нем появится ст. 19-1 «Конфликт интересов». Теперь в случае наличия реального или потенциального конфликта интересов по вопросам, которые рассматриваются в рамках конституционного представления, судья КСУ должен будет в течение одного рабочего дня взять самоотвод. А ст. 1 Закона Украины «О противодействии коррупции», как уже писала «Судебно-юридическая газета», содержит достаточно обширное толкование понятия «потенциальный конфликт интересов». Таковым считается наличие у лица частного интереса в сфере, в которой оно выполняет свои служебные или представительские полномочия, который может повлиять на объективность или непредвзятость принятия им решения (подробнее см. в №12 от 30 марта 2015 г.). По мнению нардепа, сам факт наличия уголовных производств в отношении судей уже является конфликтом интересов. Следовательно, судьи обязаны взять самоотвод.

Риторика народного депутата вызвала недовольство судьи КСУ М. Гультая, попросившего разъяснить, какой нормой Конституции предусмотрено право Верховной Рады определять виновность тех или иных лиц. «Я прошу передать народному депутату Конституцию, чтобы он показал украинскому обществу, где говорится о праве парламента делать те выводы, которые она сделала и которые содержатся в ходатайствах», – потребовал Гультай. «Мы просим вас выполнить норму закона, взять самоотвод и обеспечить объективное и честное рассмотрение конституционного производства», – настаивал Емец. Затем он попросил отложить конституционное производство на более поздний срок, поскольку в текст Закона «Об очищении власти» уже подготовлены изменения – соответствующий законопроект, по словам депутата, уже зарегистрирован в парламенте.

Как отметил уже после заседания министр юстиции Павел Петренко, Минюст и народные депутаты полагают, что внесение необходимых изменений в Закон позволит Верховному Суду отозвать свои представления, следовательно, будет ликвидирован сам предмет спора. В итоге Конституционный Суд частично принял во внимание ходатайства Л. Емца и согласился отложить рассмотрение дела, не уточнив, впрочем, дату нового заседания. Также было удовлетворено ходатайство о привлечении для участия в процессе судей КСУ в отставке Николая Козюбры и Ивана Домбровского и члена общественного совета по вопросам люстрации при Минюсте, которым, скорее всего, станет активист совета Карл Волох.

Как отметил Волох, теперь в задачи депутатов и общественников входит срыв рассмотрения конституционных представлений в целом. «С 26 апреля вступает в силу норма, на основании которой судью можно отстранить ввиду наличия конфликта интересов. На следующем заседании мы такое ходатайство непременно подадим. И судьи будут вынуждены его удовлетворить, если не хотят еще одного уголовного преследования за вынесение заведомо неправосудного решения. Тогда у них для рассмотрения вопроса просто не будет кворума. Когда же КСУ укомплектуют порядочными судьями и нам не придется беспокоиться об их ангажированности и предубежденности, о судьбе Закона «Об очищении власти» переживать будет не нужно», – рассказал Волох.

КОММЕНТАРИИ:

Василий Нимченко, народный депутат, представитель 47 народных депутатов, подавших представление в КСУ:
– Мы не против Закона «Об очищении власти», но против его положений, которые противоречат Конституции. Наша позиция фактически поддержана Венецианской комиссией. Напомню, что глава этой комиссии Джанни Букиккио назвал похожий закон, действовавший когда-то в Венгрии, законом «политической мести». В законе «Об очищении власти» не учтен базовый принцип нашей Конституции – презумпция невиновности. Абсолютно не соответствует европейским стандартам и положение о коллективной ответственности. Это то же самое, как в 1944 г. обвинили в предательстве и депортировали весь крымско-татарский народ. Вот что значит коллективная ответственность.
Что будет с анонсированными изменениями в Закон, пока неясно. Уже объявили, что будет некий орган, который станет заниматься люстрацией. Но обращаю внимание на то, что депутаты заранее определили, кто должен подлежать люстрации, хотя это может сделать только суд. Верховная рада, как известно, не является судебным органом. Если нормы, противоречащие Конституции, будут изъяты из Закона «Об очищении власти», исчезнет и предмет спора. Но что оснований для отзыва представления у нас нет.

Леонид Емец, народный депутат, соавтор Закона «Об очищении власти»:
– В Закон «Об очищении власти» уже внесены изменения с учетом мнения Венецианской комиссии. Основным нашим требованием остается самоотвод судей Конституционного Суда, содействовавших узурпации власти В. Януковичем. Налицо конфликт интересов. Очевидно, что эти судьи – заинтересованные лица, поскольку они подпадают под действие закона о люстрации. Нужно учитывать, что нам еще предстоит вносить изменения в текст Конституции, а делать это с этим составом Суда аморально, неправильно и вообще незаконно. Давления на Конституционный Суд нет. Разве расследование преступлений, совершенных судьями, это давление?

Егор Соболев, председатель Комитета ВР по вопросам предотвращения и противодействия коррупции:
– Я говорил с Президентом П. Порошенко о том, что ему необходимо отозвать своих представителей из Конституционного Суда и назначить настоящих правоведов, но он ответил, что не видит для этого правовых оснований. Это тем более удивительно, поскольку одновременно с этим подконтрольная Президенту Генеральная прокуратура утверждает, что эти судьи вынесли неправосудное решение. Удерживает судей на их должностях и съезд судей. Ни Президент, ни Совет судей не слышат доводов, что эти люди находятся под следствием, что они что угодно могут натворить именем Конституции. Мы считаем, что этот состав КСУ вообще не имеет права принимать какие-либо решения именем Украины.

Юрий Баулин, председатель Конституционного Суда Украины:
– О сроках рассмотрения дела говорить сложно. Мы удовлетворили ходатайства о привлечении экспертов, теперь им надо ознакомиться с материалами. Кроме того, ожидается вывод Венецианской комиссии и, самое главное, внесение изменений в Закон «Об очищении власти». Давление на Конституционный Суд есть. Уголовные производства, начатые в отношении судей, незаконны. Они противоречат закону, в котором говорится, что судьи Конституционного Суда не несут юридической ответственности за решения и выводы, кроме как за оскорбление и клевету. При этом о начале уголовного производства в отношении нас нам никто не сообщал, о подозрении тоже никто не уведомлял, на допросы никого не вызывали. Это больше похоже на заявления специально для СМИ. СБУ собиралась изымать у нас документы, но так и не собралась. Вообще непонятно, в чем нас обвиняют. Никакой узурпации власти мы не содействовали. Я напомню, что в 2010 г. 102, а потом 252 народных депутата в своих представлениях прямо указали, что была нарушена конституционная процедура при принятии Закона №2222-IV. Суд удовлетворил их представление. Так в чем состоит «узурпация власти»?

Наталья Шаптала, судья Конституционного Суда Украины:
– Для людей, у которых есть юридическое образование, все происходящее выглядит просто смешно. В 2010 г. Конституционный Суд не вышел за пределы своих полномочий. Как известно, КСУ не может сам инициировать рассмотрение каких-либо представлений. К нам обратились народные депутаты, представляющие большую часть Верховной Рады. Они сочли, что принятый в 2004 г. закон, которым вносились изменения в Конституцию, неконституционный. У нас не было причин не рассматривать их представление. Если бы мы его не рассмотрели, нас бы точно обвинили в неисполнении должностных полномочий по защите Конституции. Заявление о том, что мы своим решением якобы содействовали узурпации власти, не соответствует действительности. В решении КСУ 2010 г. шла речь только о том, что в 2004 г. народные депутаты нарушили процедуру принятия законопроекта. Дело в том, что после того, как Конституционный Суд рассмотрел соответствующий законопроект, депутатам было указано на ряд моментов, не соответствующих Конституции. После этого законопроект, предусматривающий изменения в Конституцию, вернули депутатам. Они должны были его доработать, внести изменения, после чего снова направить в Конституционный Суд для окончательного вывода. Только после выполнения этой процедуры они могли за него голосовать. Но этого сделано не было. Депутаты внесли изменения, в том же 2004 г. проголосовали за них в пакете с другими законопроектами и таким образом изменили Конституцию. КСУ тогда указал депутатам на необходимость соблюдения процедуры, но без результата. А ведь в Законе «О Конституционном Суде Украины» указано, что одной из причин, на основании которой мы можем признать ту или иную норму неконституционной, является нарушение процедуры ее принятия. Депутатам тогда было выгодно сделать так, как они сделали, а потом найти виновных. Сейчас на Конституционный Суд идет давление, через СМИ идут угрозы. Что касается самоотвода, то у меня оснований заявлять его нет. И никакого конфликта интересов, что бы там ни говорили депутаты, тоже нет.

Павел Петренко, министр юстиции Украины:
– Заседание должно быть перенесено, поскольку Венецианская комиссия еще не предоставила соответствующий вывод по Закону «Об очищении власти». Кроме того, в парламенте в процессе регистрации изменения в Закон, разработанные рабочей группой при Минюсте, выполненные с учетом требований Венецианской комиссии. Это все говорит о том, что заседание Конституционного Суда надо отложить, поскольку у суда нет конечного понимания, что будет с Законом. Надо учесть и то, что имеет место явный конфликт интересов, поскольку дело будут рассматривать те же судьи, которые в 2010 г. предоставили широкие полномочия В. Януковичу. Эти судьи заинтересованы в том, чтобы Закон «Об очищении власти» был признан неконституционным, поскольку многие их них сами подлежат люстрации.

Юрий Столярчук, заместитель Генерального прокурора Украины:
– Мы констатируем, что ряд судей Конституционного Суда грубо нарушили нормы Конституции, противоправно вышли за рамки своих полномочий и подменили своими действиями законодательный орган власти – Верховную Раду. В результате ими было вынесено явно неправосудное решение. Нами доказано, что заключение, сделанное от имени В. Януковича, и заключение Института государства и права им. Корецкого, ставшие основанием для принятия решения Конституционным Судом, идентичны и сделаны одним и тем же человеком. Более того, установлено, что подписи ряда депутатов на конституционном представлении были сделаны не ими, а другими людьми, т. е. подделаны.

Степан Божило, начальник управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления ГПУ:
– Уголовное производство в отношении судей Конституционного Суда началось 3 марта 2014 г. Все это время следствие продвигалось, расследование шло активно, однако возникали разные юридические нюансы, касающиеся действующего законодательства. Кроме того, в нем оказались замешаны достаточно известные люди. Почерковедческая экспертиза показала, что заключения, направленные в Конституционный Суд от имени В. Януковича и от Института государства и права им. В. М. Корецкого НАН Украины, написаны одним и тем же человеком. Его личность еще устанавливается.

Ольга Валеева, представитель общественного люстрационного комитета:
– Я была в КСУ в прошлом году, когда рассматривался вопрос об открытии производства по делу о конституционности Закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине». Мы все-таки объяснили, что рассмотрение нецелесообразно. Наверное, этот Закон, как и Закон «Об очищении власти», требует доработки. Да, по некоторым людям нужно смотреть индивидуально. Возможно, не все люди, которые занимали определенные должности, должны быть уволены. Но признать эти положения полностью неконституционными сейчас нельзя, потому что за год мало что изменилось. Это будет шаг назад! Народные депутаты подготовили изменения к Закону «Об очищении власти». Но КСУ, не дожидаясь этого, все-таки решил рассматривать дело. Насколько я знаю, на подготовку защиты у Министерства юстиции была неделя-две, т. е. это достаточно внезапно. Хотя в высшие учебные заведения были разосланы запросы по поводу конституционности положений Закона еще в феврале, и в университете им. Т. Шевченко преподаватели готовили заключения по этому поводу. Они не знали, для чего это, а сейчас оказывается, что для рассмотрения этого Закона.
Возможно, это связано с тем, что какие-то люди хотят вернуться, они некомфортно себя чувствуют вне должностей, а возможно, даже вне страны. Потому что, учитывая, сколько людей начали проверять и увольнять, они недостойны занимать посты. В то же время, много есть вопросов и к новым назначениям.

Кристофер Регнард,президент Европейской ассоциации судей, вице-президент Мировой ассоциации судей:
– Ни в одной демократической стране не предусмотрена ответственность за решения, которые принимают судьи, поскольку закон, правовые нормы предусматривают разные интерпретации, которые необязательно имеют незаконный характер. Соглашаюсь с коллегой Штефаном Гассом, что существуют апелляционные процедуры. Есть лишь одно условие, в т. ч. во Франции, когда неправомерное решение может повлечь за собой личную ответственность судьи – это когда судья осознанно нарушил закон и в своем решении, которое он принял в результате судебного заседания, руководствовался не законом, а иными мотивами. Но до того, пока начнется уголовная или дисциплинарная процедура по этому делу, нужно, чтобы было постановление высших судебных инстанций в этом деле, в т. ч. и апелляционной.

Штефан Гасс, судья Базельского апелляционного суда (Швейцария):
– Во введении к выводу Венецианской комиссии указано, что люстрация – необходимый процесс, он имеет свою цель и должен достичь своих результатов. Но если взять мое личное видение, оно достаточно скептическое. Даже если сравнить с опытом проведения люстрации в Албании или в Македонии, там результат люстрации был недлительным. Поскольку в Украине есть политическое решение власти проводить люстрацию, соответственно, она проводится, но если взять коррупцию, она может существовать где угодно, не только в судебной ветви власти. И если взять того же коррумпированного чиновника на уровне города, депутата или судью, должен быть соблюден процессуальный порядок привлечения таких лиц к ответственности.

Алла Лесько, судья Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел:
– Процесс открытия уголовных производств в отношении судей Конституционного Суда начался сразу после Революции Достоинства. Тогда они сразу же вызывались на допросы. Сегодня мы наблюдаем продолжение того же процесса. Безусловно, данную ситуацию можно рассматривать по-разному, но я считаю, что судьи Конституционного Суда Украины являются судьями такого профессионального уровня, что, невзирая ни на какие обстоятельства, которые происходят вокруг этого дела, способны и должны принять законное решение. Никакое незаконное решение судья не может оправдать давлением на него. Тем более, если это судья КСУ. Это будет слабость со стороны судьи. Независимость судьи – внутри него самого, а не во внешних факторах. Поэтому я думаю, им ничто не помешает принять законное решение по этому делу. Что касается определения состава преступления по ст. 375 УК, отмечу, что я не рассматриваю уголовные дела, но моя общая профессиональная подготовка дает возможность сделать заключение о том, что в первую очередь должен быть доказан прямой умысел.

Леонид Емец, народный депутат, об изменениях в Закон «Об очищении власти»:
- «Предполагается, что вопросы об увольнении судей за вынесение решений по амнистированным лицам будут рассматриваться по процедуре, определенной Законом «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине». Т. е. вместо увольнения по формальному признаку свое заключение о наличии для этого оснований должна была сделать Временная специальная комиссия. Затем его должен согласовать Высший совет юстиции, а потом и парламент. Таким образом, судья будет иметь возможность доказать, что действовал в рамках права. Кроме того, предложенные изменения в люстрационный закон означают принятие нового механизма рассмотрения дел в отношении участников акций протеста. Из этого следует, что проект Закона «О внесении изменений в Закон Украины «Об очищении власти» учитывает выводы Венецианской комиссии. Кроме того, ВСУ неоднократно заявлял об отзыве своего представления в случае внесения соответствующих изменений в Закон «Об очищении власти». Учитывая это и руководствуясь п. 34 Регламента, прошу отложить рассмотрение дела до принятия ВР Закона о внесении изменений в Закон «Об очищении власти».

comments powered by Disqus
TOP