Битва за правосудие только начинается: что происходило на заседании Конституционной комиссии и как трактуют выводы европейцев украинские управленцы и судьи

21:06, 02.11.2015

Конституционная комиссия (КК) 30 октября одобрила доработанный законопроект изменений в Конституцию Украины в части правосудия. После внесения технических правок документ будет направлен для рассмотрения Президенту. Большинство членов КК согласились с рекомендациями Венецианской комиссии (ВК), которая 23 октября опубликовала окончательный вывод относительно проекта.

Как писала "Прокурорская правда", ВК в целом благосклонно отнеслась к большинству предложенных украинской стороной изменений, хотя и отметила необходимость серьезно проработать ряд вопросов, связанных с организацией судебной системы и судейской карьерой. Впрочем, настоящая борьба за реформу украинской Фемиды, похоже, еще только начинается, поскольку планам реформирования неизбежно придется столкнуться с желанием Администрация Президента, исполнительной и законодательной ветвей власти по-своему сформировать будущую конфигурацию судебной системы. К такому выводу пришел журналист Вячеслав Хрипун в материале "Судебно-юридической газеты".

Внушительная делегация

Заседание Венецианской комиссии, на котором рассматривался вопрос изменений в Конституцию Украины в части правосудия, состоялось 23 октября. Проект соответствующих изменений Конституционная комиссия, созданная Президентом Петром Порошенко 3 марта 2015 года, утвердила еще 4 сентября и направила в ВК. Отдельно вдогонку были направлены предложения группы народных депутатов и экспертов, которые были не полностью согласны с итоговой редакцией документа. В итоге ВК объединила оба документа и сделала общий вывод.

Предыдущая редакция проекта, промежуточный вывод на который комиссия дала 24 июля 2015 года, заслужила критику со стороны Венецианской комиссии, посоветовавшей украинским экспертам максимально ограничить возможность влияния главы государства на карьеру судьи. А предложения Конституционной комиссии лишить парламент права избирать судей, ликвидировать 5-летний испытательный срок для судей, назначенных впервые, изъять из оснований для увольнения судьи такое понятие, как «нарушение присяги», были тепло встречены экспертами ВК.

Для участия в октябрьском заседании ВК в Венецию из Украины отбыла внушительная делегация, состоящая из народных депутатов, представителей министерства юстиции и общественности. Традиционно отсутствовали представители судебной власти, хотя на заседании 2 октября Совет судей Украины (ССУ) высказал намерение участвовать в заседании ВК. Предполагалось, что в Венецию поедут председатель ССУ Валентина Симоненко и член Совета Вадим Бутенко. Соответствующие переговоры с ВК велись, однако в итоге поездка сорвалась. Хотя судьям было что сказать экспертам и директорату Венецианской комиссии. Во время обсуждения предложений Конституционной комиссии 17 сентября и 2 октября члены ССУ высказали немало критических замечаний в адрес подготовленного проекта изменений.

В своем заявлении в адрес Венецианской комиссии от 2 октября ССУ отметил ряд принципиальных моментов. Судей не устроило, что основания для увольнения судьи не были прописаны достаточно четко, а прокуратура могла получить право прямого давления на судей, поскольку, согласно предложенному КК варианту, правоохранительные органы получали право задерживать судей во время совершения преступления. По мнению судей, прокуратура может, пользуясь ст. 375 Уголовного кодекса (постановление судьей заведомо неправосудного решения), обвинить судью в преступлении, если он не вынесет «нужное» прокуратуре решение, и задержать его прямо после заседания суда. Вызвали опасения и возможность полного увольнения всех судей, назначенных на должность впервые, отсутствие гарантий на достойную заработную плату и права судей на отставку. Совет судей предлагал даже указать ВК, что проект изменений в Конституцию отнюдь не усиливает независимость судебной власти Украины и лишь ухудшает положение судейского корпуса, однако эту формулировку после дискуссий решено было снять.

Сдержанный оптимизм

Как следует из вывода Венецианской комиссии, в целом она одобрила предложения Конституционной комиссии, назвав их «позитивными и хорошо подготовленными». Получило одобрение предложение КК, согласно которому Верховная Рада сможет ликвидировать и создавать суды после соответствующего представления Президента, к которому, в свою очередь, с таким предложением должен обратиться Высший совет правосудия (ВСП) (этот орган еще предстоит создать – прим. ред.). В то же время, ВК отметила, что было бы лучше, если бы ВСП консультировался с Президентом относительно создания и ликвидации судов, а не предлагал ему это делать.

Отдельным камнем преткновения стал переход от 4-звенной к 3-звенной судебной системе и связанный с ним вопрос ликвидации высших специализированных судов. ВК допускает ликвидацию таких судов с одновременным выделением в составе судебной системы административной юстиции. Впрочем, как отмечено в выводе, в случае, если это неприемлемо для украинской власти, высшие суды могут продолжать работать, если это будет предусмотрено законом.

Получило поддержку предложение устранить парламент от процесса избрания судей. Предполагается, что судьи будут назначаться Президентом по представлению ВСП. При этом они должны будут проходить конкурсный отбор. Роль главы государства будет сведена к чисто церемониальной – он будет лишь утверждать представление Высшего совета правосудия. Тем не менее, ВК порекомендовала разработать предохранительный механизм на случай, если Президент вдруг решит заблокировать процесс назначения судей. Комиссия подчеркнула, что все решения относительно карьеры судьи (продвижение, перевод, увольнения) должны приниматься только Высшим советом правосудия. Это, по мнению экспертов, позволит устранить возможность влияния на судебную систему со стороны других ветвей власти. Хотя, учитывая текущие отечественные реалии, европейские эксперты допустили, что на определенный ограниченный период времени, руководствуясь соображениями национальной безопасности, Президент может взять на себя функцию решения карьерных вопросов судей.

Сам ВСП должен более чем наполовину состоять из судей. В него будут входить 21 человек, 10 из которых будет выбирать съезд судей Украины, по два будут назначаться Президентом, парламентом, съездом адвокатов, Всеукраинской конференцией работников прокуратуры и два – съездом представителей высших юридических учебных заведений и научных учреждений. Совет будет отвечать и за карьерное продвижение прокуроров, причем Комиссия полагает, что дела сотрудников прокуратуры должны рассматриваться меньшим составом ВСП, в котором будут представлены прокуроры.

Интересно, что Венецианская комиссия осторожно отнеслась к лоббируемой адвокатским сообществом монополии на представительство интересов граждан в судах. По мнению экспертов, трудовые, социальные и «малозначимые» споры могут рассматривать не только адвокаты, но и практикующие юристы.

Предложены проектом и изменения в процедуре отбора состава Конституционного Суда Украины (КСУ), который предложено формировать на конкурсных условиях, после чего судей КСУ должны будут назначать Президент, Верховная Рада и Съезд судей. Возраст судей КСУ на момент избрания должен составлять не менее 40 лет. ВК высказала претензии по поводу предложения Конституционной комиссии ввести для кандидатов в судьи КСУ условие обязательного проживания в Украине в течение последних 20 лет. По мнению экспертов, такое положение исключает тех ученых и судей, которые вели научную или профессиональную деятельность за границей. Решать вопрос о прекращении полномочий того или иного судьи предложено самим судьям КСУ, но не менее, чем 2/3 голосов. А заниматься Конституционный Суд, по мнению ВК, должен только толкованием норм Конституции. Получил одобрение и институт конституционной жалобы, которую граждане могут подавать после исчерпания «всех национальных способов правовой защиты».

Отдельно эксперты ВК коснулись проблемы ответственности членов КСУ за принятые решения. Напомним, что ранее действующие судьи КСУ регулярно отмечали политическое давление на них за принятые в годы президентства В. Януковича решения, опровергая при этом все обвинения в содействии «узурпации власти».

Венецианская комиссия выступила против ранее звучавших со стороны ряда политиков и экспертов предложений об увольнении всех судей страны. По мнению экспертов, такой подход не решит проблемы качества судейского корпуса и приведет к парализации судебной системы страны. Более того, осторожно была воспринята и кампания по всеобщей переаттестации судей, которую предложено было проводить только в исключительных случаях, да и то с соблюдением определенных гарантий – например, права уволенных судей принимать участие в конкурсе на освободившиеся места.

Впрочем, от критики непосредственно самой переаттестации Комиссия предпочла воздержаться, фактически признав право Украины на проведение переаттестации судей для «искоренения коррупции и некомпетентности в судебной власти». В случае реорганизации судов судьи должны получить право на отставку или прохождение конкурса на вакантную должность. В качестве пожеланий Комиссия отметила, что в украинских реалиях основанием для увольнения судьи может быть нарушение им обязательства своевременной подачи декларации о доходах.

Первое столкновение

Не успели члены украинской делегации вернуться из Венеции, как представители разных политических сил объявили о «победе» именно своего плана реформирования судебной системы. Например, министр юстиции Павел Петренко заявил, что Венецианская комиссия «дала добро» на полное обновление судебной системы, хотя в реальности Комиссия в своем выводе отметила, что считает такую меру исключительной, и призвала относиться к ней с большой осторожностью. Вице-спикер парламента Оксана Сыроид сделала заявление, будто ВК дала Украине возможность провести «перезагрузку судебной системы». А заместитель председателя парламентского Комитета по вопросам правовой политики и правосудия Леонид Емец заявил, что Венецианская комиссия позволяет избавиться от высших специализированных судов и поддержала идею поэтапного увольнения всех действующих судей. Отметим, что, судя по дискуссиям в рабочей группе по вопросам правосудия Конституционной комиссии, в планы Администрации Президента ликвидация таких судов пока не входит. Идея массового увольнения судей воспринимается там настороженно, особенно с учетом того, что во исполнение норм Закона «О судоустройстве и статусе судей» уже запланировано первичное оценивание судейского корпуса страны, хотя начало этого процесса все время откладывается.

Основные противоречия между сторонами, желающими добиться внесения в Конституцию именно своего варианта изменений, проявились на заседании рабочей группы по вопросам правосудия 28 октября и пленарном заседании Конституционной комиссии 30 октября. Началось все с острой перепалки в кулуарах между членом группы, бывшим министром юстиции Сергеем Головатым, чья позиция в последнее время достаточно близко совпадает со взглядами на судебную реформу Администрации Президента, и общественным экспертом, экс-судьей Михаилом Жернаковым, близким к вице-спикеру парламента О. Сыроид. «Вы же постоянно врете! Я точно знаю, что ваша группа раньше требовала взять и уволить всех судей без разговоров, а теперь вы всем рассказываете, какие вы сторонники европейской практики, хотите поэтапного увольнения судей, конкурсов», – буквально кричал на бывшего судью Головатый.

Едва началось заседание рабочей группы, как ее глава – заместитель главы Администрации Президента Алексей Филатов заявил, что вопрос ликвидации специализированных судов обсуждать пока не стоит. «Мы не готовы прямо сейчас перейти на 3-звенную систему во главе с Верховным Судом вместо 4-звенной. Нужно просчитать очень многое, иначе мы просто окажемся в состоянии паралича, как в 2000-е гг., когда Верховый Суд не смог справиться с потоком дел и отправил их в апелляционные суды. Поэтому этот вопрос необходимо изучить дополнительно», – отметил Филатов.

Главный лоббист перехода на 3-звенную систему О. Сыроид, выступила против бессрочного избрания судей, ранее назначенных на 5 лет. «Среди них, конечно, есть хорошие судьи, но много и тех, кто пришел в судебную систему при В. Януковиче и умеет только оказывать населению «платные услуги». Очищение судебной системы нужно начать именно с них», – заявила вице-спикер. Ей возразили представители судей и ученых, отметившие, что нельзя «просто так выбросить на улицу сотни людей». «А в чем проблема? Если они действительно хорошие специалисты, пусть идут на конкурс и побеждают. А если не смогут его пройти, их место займут более подготовленные люди», – парировала Сыроид.

Бросалось в глаза, что наиболее критично по целому ряду обсуждаемых вопросов были настроены именно судьи. Так, они голосовали против предложения, чтобы полномочия судей, подавших в отставку, ушедших на пенсию или умерших, могли прекращаться без соответствующего подтверждающего решения Высшего совета юстиции и Верховной Рады, лишь по факту истечения срока их полномочий. «У нас около 200 судей, у которых прекратились полномочия, но парламент никак не может их уволить. Государство продолжает выплачивать им заработную плату, сумма выплат достигла уже 210 млн грн», – сообщил А. Филатов. «Формальное решение должно быть, поскольку, исходя из конкретного официального решения, должна объявляться вакансия в том или ином суде, судьям на основании наличия конкретного документа должна насчитываться пенсия», – отстаивали свою позицию судьи. Впрочем, поддержки они не нашли.

Много копий было сломано вокруг широких полномочий будущего Высшего совета правосудия. Народные депутаты высказали опасение, что этот совет может превратиться в монстра, который сможет блокировать увольнение того или иного судьи вопреки требованиям других ветвей власти или отказаться ликвидировать какой-то суд. Поэтому члены рабочей группы сошлись во мнении, что обязательный вывод ВСП в таком случае нужен не будет – достаточно будет лишь консультаций с ним.

Получили поддержку выводы Венецианской комиссии о необходимости создания отдельной административной юстиции и назначении судей сразу бессрочно. Основаниями для увольнения судьи станут совершение им «существенного» дисциплинарного проступка, отказ перевестись в другой суд и нарушение обязательства объяснить происхождение имущества. Отбор судей будет осуществляться на конкурсных условиях, а представление на назначение будет вноситься только ВСП. Адвокатской монополии в судах также пока не будет. Предложение поэтапного увольнения всех судей и замены их новыми пока не нашло конкретного оформления, во многом из-за того, что закреплять в Конституции какие-либо обязательства по обновлению судейского корпуса члены КК сочли излишним.

Пленарное заседание

Далеко не беспроблемным оказалось обсуждение и на пленарном заседании Конституционной комиссии 30 октября. Так, председатель Верховного Суда Ярослав Романюк оказался недоволен некоторыми предложенными изменениями. Он традиционно выступил за ликвидацию 4-звенной системы, но отметил, что не должно быть и специализированных судов – специализация должна быть внутри общих судов, а также раскритиковал предложение о создании отдельной административной юстиции. «Какой в ней смысл, если у нас окружные административные суды есть только в областных центрах, а апелляционные административные суды – вообще по одному на несколько областей? Это не сделает суды доступными для граждан, а наоборот, усугубит ситуацию с доступом к правосудию», – считает Романюк.

Представители парламентских фракций партий «Народный фронт» и «Самопомощь» в очередной раз заявили, что необходимо «поэтапное обновление судебной системы» и очистка ее от судей-коррупционеров, что без настоящей судебной реформы не будут проведены и другие реформы. В целом их поддержал и Петренко. Однако голосование за предложенный проект изменений показало, что такая позиция поддерживается явным меньшинством. 5 человек, в частности народные депутаты Леонид Емец и Игорь Алексеев от участия в голосовании воздержались, а представитель «Оппозиционного блока», бывший судья Василий Нимченко проголосовал против. «Мы воздержались от голосования, потому что не было учтено наше предложение о необходимости поэтапного увольнения всех судей и назначения по конкурсу новых. Никакой перезарузки судебной системы проект изменений не предусматривает», – рассказал Емец.

Уже после голосования неожиданно «порадовал» присутствующих председатель Конституционной комиссии, спикер парламента Владимир Гройсман, фактически поддержавший сторонников массового увольнения судей. «В Верховной Раде сейчас находятся 253 представления на увольнение судей и еще 547 – на бессрочное избрание. У меня есть идея: давайте не будем их избирать бессрочно, и проведем новый отбор? Тем самым мы уже частично обновим судебную систему», – предложил Гройсман. Но недоумение и гул присутствующих, только что много говоривших о соблюдении прав судей и необходимости избавить судебную систему от политического влияния, вынудили спикера быстро закрыть заседание и покинуть помещение.

Новая война законопроектов?

Теперь проект изменений в Конституцию в части правосудия поступит Президенту, а потом – в парламент. Высока вероятность, что там сторонники более радикальных изменений вновь попытаются провести свою редакцию. Подобное уже наблюдалось зимой и весной 2015 г., когда в парламенте было зарегистрировано несколько законопроектов изменений в Закон «О судоустройстве и статусе судей», но принят в итоге был тот, который имел поддержку Администрации Президента.

Комментарии

Алексей Филатов, заместитель председателя Администрации Президента:
– Стратегически Украина должна идти к 3-звенной судебной системе. Но выполнение этой задачи связано с необходимостью решения ряда других. У нас все 3 высших специализированных суда рассматривают около 180 тыс. дел в год. Следовательно, мы должны разобраться с нагрузкой на единый Верховный Суд, не ограничивая при этом граждан в праве кассации. Как только эта проблема будет решена, можно будет говорить о переходе к 3-звенной системе. Это дело не одного дня. Что касается создания Верховного административного суда, то тут нет единой практики. В Европе есть страны, где такой отдельный суд есть, но есть и страны, где административные вопросы рассматривает единый Верховный Суд. Говоря о предложениях ряда народных депутатов, следует отметить, что они будут рассматриваться уже в рамках законодательного урегулирования.

Василий Нимченко, народный депутат, член Конституционной комиссии:
– В предложенном проекте изменений ничего не говорится об упрощении для граждан доступа к правосудию. Недавно повысили суммы судебного сбора, что создает серьезную материальную нагрузку на тех, кто хочет отстаивать свои права в суде. Но на это почему-то никто не обращает внимания. Не каждый человек может позволить себе принимать участие в судебном процессе. Более того, в проекте ничего конкретно не говорится о правах и гарантиях независимости судей. Все размыто и непонятно. К примеру, что значит «существенный проступок», за который судью можно будет привлечь к дисциплинарной ответственности? Кто и как будет определять, какой проступок существенный, а какой нет?

Леонид Емец, первый зампредседателя Комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия:

– Дискуссия между нами и Конституционной комиссией сводилась к тому, каким образом проводить обновление судейского корпуса. Относительно необходимости этого процесса дискуссии не было. Был лишь вопрос касательно способа обновления – это переаттестация каждого конкретного судьи или объявление конкурса, в котором могут принять участие как действующие судьи, так и люди, которые с этой системой не соприкасались.

Эксперты Венецианской комиссии, оценивая процедуры переаттестации, указали на проблемы нашей судебной системы: квалификация, коррупция, низкий уровень доверия к судам. Исходя из этого, они сказали, что переаттестация всех судей как исключительная мера решения таких проблем возможна. Говоря о реформировании судебной системы, ВК в п. 37 заключения указала, что увольнение всех судей не соответствует европейским стандартам и принципу верховенства права. Но, к сожалению, те, кто этот фрагмент распространил, не дочитали до конца, потому, что далее написано, что такое возможно в случае разрыва конституционного процесса, т. е. перерыва в действии демократической Конституции. Речь идет не о самом тексте Основного закона, а об общественных условиях, когда тоталитаризм или узурпация власти приходят на смену демократии или наоборот. Если проанализировать режим В. Януковича, собственно, такой перерыв произошел, когда Конституционный Суд расширил полномочия Президента. Фактически КСУ тогда легализовал перевод судей и ликвидацию судов Президентом, что дало ему возможность установить тотальный контроль над судебной властью. Сейчас происходит переход от авторитарного режима к другой системе, поэтому провести переаттестацию мы имеем полное право. Хотя данный процесс не должен привести к перерыву в осуществлении правосудия. Если подытожить выводы экспертов ВК, то они, понимая наши проблемы, дали возможность выбрать любые лекарства, которые украинская власть посчитает нужным использовать для лечения болезней судебной системы.

Богдан Львов, председатель Высшего хозяйственного суда Украины:
– К сожалению, мы сейчас имеем ситуацию, подобную той, которая в свое время сложилась с Законом «Об очищении власти», когда лица с противоположными позициями пытаются доказать, что вывод Венецианской комиссии принят в их пользу. В данном случае ВК сделала то, чего от нее ожидали – профессионально ознакомилась с проектом изменений и предоставила замечания, которые нужно анализировать, ни в коем случае не вырывая из контекста, а исключительно в системной связи с предыдущими заключениями и анализом ситуации в стране. В частности, хотя ВК и допустила возможность увольнения судей, она поставила ее исключительно на уровень чрезвычайных событий, кардинальных изменений в государственном строе. Т. е. речь идет о революционных событиях на уровне всего государства, когда меняется все его устройство, а не только судебной власти.

Что касается ликвидации специализации судов, то такого в выводе нет. Наоборот, есть поддержка административной юстиции как специализированной. Что касается 3-звенной структуры судебной системы, то в выводе ВК сказано, что переход к такой системе может произойти в перспективе.

Олег Кривенда, судья Верховного Суда Украины:
– Нельзя реформировать судебную систему путем уничтожения одной из ветвей власти, к чему сейчас некоторые призывают. Никто не против реформирования, все его поддерживают. Но оно должно произойти не для того, чтобы удовлетворить чьи-то политические амбиций, а с целью надлежащего обеспечения правосудия в государстве, обеспечения доступа граждан к правосудию, принятия справедливых решений и уменьшения обращений наших граждан в Европейский суд по правам человека. Именно такой реформы ожидает общество.

Павел Петренко, министр юстиции Украины:
– Считаю, что целью судебной реформы должно стать то, чтобы украинский гражданин получил защиту в суде и добился справедливости. Если мы просто хотим улучшить текст закона и не добьемся конечной цели – возвращения доверия украинцев к судебному корпусу, обеспечения справедливости в судах, когда человек получает решение даже не в его пользу, но понимает, что оно справедливо и законно, тогда судебная реформа не будет успешной. Без обновления состава судейского корпуса, без формирования новой, упрощенной системы судов (а сейчас она у нас одна из самых сложных – 4-уровневая) мы можем стать заложниками того, что даже хороший закон, за который проголосовал парламент, не будет действенным.

Венецианская комиссия не является органом, который навязывает какую-то модель. Они предоставили нам возможность выбора. В своих выводах они отметили, что Украина может, создав новую структуру судов, провести перевод судей по новым правилам. Единственное предостережение, которое является логичным, касается того, что нельзя уволить всех судей, а затем набрать новых, потому что это может привести к коллапсу. Мы на этом не настаиваем, мы говорим о том, что должен быть переходный период, когда создается новая система судов. В новую систему судьи будут набираться по конкурсу. Действующие судьи, как и люди, которые никогда не работали в судебной системе, могут в этом конкурсе участвовать. Тот, кто выиграет конкурс, начнет работать судьей в новой структуре. Если же действующий судья не пойдет этот конкурс, он прекращает свои полномочия судьи. В этом суть обновления судебной системы и восстановления доверия к ней.

Согласно Конституции, КМУ не имеет права инициировать изменения в Основной Закон. В связи с этим он уполномочил меня выразить нашу позицию и принципиальные рекомендации Конституционной комиссии. Сегодня мы передали эти предложения официально, и я надеюсь, что к моменту подачи Президентом в Верховную Раду окончательного текста изменений в Конституцию они будут учтены.

Ярослав Головачев, председатель Апелляционного суда Киева:
– Усилия и профессионализм Конституционной Комиссии в разработке проекта изменений в Конституцию Украины в части правосудия получили высокую оценку в заключении Венецианской комиссии. Итак, изменениям быть. Данный итог был ожидаемым для тех, кто знает и понимает, что на пути к качественному реформированию единственно верным ориентиром является закон, а не ситуативная целесообразность. Долговременная «баталия» между сторонниками реформ сквозь призму права и радикально настроенными реформистами достигла своего логического завершения. Теперь изменения должны произойти и в правосознании украинцев. Громкие лозунги о «полной чистке», «тотальной перезагрузке», могут быть в нашей истории, но не имеют места в нашем будущем.

Валентина Симоненко, председатель Совета судей Украины:
– В рабочей группе Конституционной комиссии возникли споры относительно переназначения судей, у которых заканчивается 5-летний срок. Мы подчеркиваем, что это переназначение должно проходить по упрощенной процедуре, не по конкурсу. А если и по конкурсу, то только с участием этих же судей, а не с участием тех, кто только что окончил институт или работал в другом месте. Это международные стандарты.

Дмитрий Луспеник, секретарь Пленума ВССУ:
– Относительно процесса оценивания судей Венецианская комиссия отметила, что судьи должны его пройти, потому что это требование общества, а мы являемся его членами. Но должна быть процедура, соответствующая европейским стандартам. Не думаю, что правильно сравнивать судью, который работает 5 лет, и судью, который работает 35 лет. Между ними явно есть разница. Моя позиция была и остается в том, что система высших специализированых судов должна существовать, поскольку она была принята Украиной и заработала в нашей стране. За последнее время нет решений Европейского суда по поводу нарушения сроков рассмотрения дел судами кассационной инстанции.

Гия Гецадзе, заместитель министра юстиции Украины:

– Моя позиция относительно судебной реформы в Украине включает несколько направлений. Во-первых, мы должны полностью поменять структуру: упразднить 4-ступенчатую систему и перейти к 3-ступенчатой (первая, апелляционная инстанции и Верховный Суд Украины). Т. е. необходимо ликвидировать все высшие спецсуды и соответствующие вертикали специализированных судов – административных и хозяйственных, создав одну вертикаль общих судов. Специализированные коллегии должны быть внутри суда. Это улучшит обслуживание граждан и доступность судей. Сегодня часто бывает так, что когда гражданин обращается в суд, тот отказывает в открытии производства на основании якобы неподсудности или неподведомственности ему иска. На мой взгляд, это приводит к трате бюджетных денег. К тому же, такая модель слишком сложная для граждан и бизнеса. Поэтому, я думаю, мы должны упразднить три судебные параллели, перейдя к одной. Я считаю, что от этого качество правосудия только улучшится.

Например, в Германии существует параллельная система, но там Конституционный Суд имеет право отменять решения других судов, если они антиконституционные. Что касается Украины, в разных судебных параллелях очень сложно добиться единой практики. Иногда нормы закона толкуются общими, административными и хозяйственными судами совершенно по-разному.

Во-вторых, качество работы зависит от человека, т. е. от самого судьи, а не суда как такового. Даже если полностью поменять структуру судебной системы, судей нужно будет назначать заново для того, чтобы вернуть доверие граждан. Очевидно, что некоторые действующие судьи будут вновь назначены на должности, но придут и новые люди. Я считаю, что если после упразднения старой системы останутся судьи, которых не назначили в новую систему, за ними должен сохраниться статус судьи, зарплата и социальные гарантии – они не должны пострадать из-за изменения структуры. В частности, это касается тех, кто назначен на первый 5-летний срок: пока он не истечет, человек должен считаться судьей по статусу. Пусть он не будет осуществлять правосудие и работать в суде, но мы этот статус должны за ним сохранить.

Многие представители юридического сообщества говорят «Всех долой!» и требуют заново назначить судей, но я такой подход не поддерживаю, потому что в итоге получится то же, что было раньше, когда во времена В. Януковича назначались политически лояльные судьи. Если просто так поменять одних судей на других, завтра люди опять не будут им доверять. Я думаю, что за карьерные вопросы судей должен отвечать Высший совет юстиции. Кроме того, я поддерживаю, упразднение 5-летнего испытательного срока, ведь если мы не уверены в судье, мы не должны вообще его назначать на эту должность. Кроме того, судья попадает, по сути, в зависимость от Президента – если он вдруг будет противиться указаниям сверху, через 5 лет его кандидатуру могут просто не поддержать на бессрочное избрание.

Главное – провести полноценную и последовательную судебную реформу. Если останавливаться на полпути, лучше вообще ничего не начинать. Я, кстати, не думаю, что нам в стране вообще нужны 8 тыс. судей, максимум 4 тыс., а желательно 3500. Этого будет достаточно, если, конечно, упростить процедуры, например, ликвидировать коллегиальное принятие решений в суде первой инстанции. Это трата времени и средств бюджета. Коллегиальность должна быть в апелляции. А за счет сэкономленных средств мы можем вдвойне, а то и втройне увеличить зарплаты судьям, вновь назначенным по итогам конкурсов.

Святослав Пограничный, президент Первой правовой медиагруппы:
– Позиция «уволить всех», которую высказывают некоторые политики, является не более, чем манипуляцией общественным мнением с целью пиара. Во-первых, это однозначно остановит процесс осуществления правосудия. Во-вторых, у новых людей не будет времени свыкаться с работой – в отличие от полицейского, у которого есть время на обучение, судья, сев в рабочее кресло, должен вершить правосудие здесь и сейчас. В-третьих, большой вопрос, кому дадут полномочия набирать т. н. «новых» людей – не тем ли политикам? Сторонники указанной идеи предлагают опять создать временную чрезвычайную комиссию, которую будут назначать в Верховной Раде. Потом, есть опытные судьи, работающие 20–30 лет. Выяснить, может ли судья исполнять свои обязанности, можно, анализируя такие критерии, как количество его судебных решений, отмененных высшей инстанцией, соблюдение судьей сроков рассмотрения дел и т. д. Если у судьи 50% дел рассматриваются с нарушением установленных законом сроков, можно ставить вопрос о его соответствии занимаемой должности. Но если у судьи все нормально, зачем ему сдавать экзамен? Не поставят ли его перед выбором: лояльность к интересам власти или увольнение?

comments powered by Disqus
TOP