"Бизон", "Мультик", Мериков и "николаевский след": как расследование "дела 31 августа" опустилось до фальсификации и лжи

00:50, 26.04.2016
  • 2266
  • 0
  • 0

Убийство патрульными полицейскими несовершеннолетнего парня, которое произошло в Киеве 7 февраля 2016 года, — это лишь верхушка беззакония, царящего в Национальной полиции Украины. Пытки задержанных (Черноморск, Верхнеднепровск, Львов), похищение людей с целью получения выкупа (Новомосковск), торговля наркотиками прямо в управлении патрульной полиции (Одесса), патрулирование улиц в состоянии наркотического опьянения (Тернополь), наезд на женщину на пешеходном переходе со смертельным исходом (Киев) и, конечно, взяточничество — вот такими сообщениями о полицейских «подвигах» пестрят ленты информационных агентств. Но самым страшным последствием деятельности «реформаторов» стало фактическое уничтожение фундамента, на котором держится любая правоохранительная деятельность — досудебного следствия, пишет в своем материале для издания "Ракурс" экс-глава Консультативного совета при ГПУ, журналист Владимир Бойко.

Он сетует, что в обществе нет даже понимания того, что патрульная полиция — это самое примитивное звено правоохранительного механизма. "Главным действующим лицом правоохранительной системы является следователь, поскольку эффективная борьба с преступностью возможна только при условии, что все выявленные уголовные преступления будут расследоваться в установленные сроки и передаваться на рассмотрение суда", - подчеркивает Бойко.

Наиболее якрми примером деградации правоохранительной системы Украины журналист называет расследование «дела 31 августа 2015 года», когда в ходе акции протеста против внесения изменений в Конституцию Украины в сторону охранников здания Верховной Рады из толпы была брошена боевая граната. Погибло четверо бойцов Национальной гвардии Украины.

"Прокурорская правда" приводит первую часть материала Бойко:

Воспользовавшись трагическим событием, произошедшим 31 августа, Аваков обвинил в организации террористического акта ряд бывших народных депутатов от партии «Свобода», а также провел массовые задержания среди общественных активистов, принимавших участие в акции протеста, — без объявления хоть сколько-нибудь внятного подозрения. В частности, журналист Артем Фурманюк провел в следственном изоляторе три месяца — он объявлен организатором массовых беспорядков, и это притом, что со своими «союзниками» Артем познакомился уже в управлении милиции после задержания. За все время досудебного следствия журналист был допрошен только дважды (первый раз — непосредственно после задержания) и до сегодняшнего дня, хотя прошло семь месяцев, даже не знает следователя, который ведет его дело.

Учитывая несостоятельность Национальной полиции осуществлять досудебное следствие, Генеральная прокуратура Украины выделила эпизод в отношении двух сотрудников милиции, подозреваемых в бросании гранаты в нацгвардейцев, и приняла его к своему производству. А что касается эпизода с так называемыми «массовыми беспорядками», о котором столько говорил Аваков, то он остался в подследственности Национальной полиции. Причем этот эпизод не только не расследуется, а, наоборот, имеет место грубая фальсификация материалов досудебного следствия.

Причиной фальсификации является то, что к проведению террористического акта, в результате которого погибло четверо служащих Нацгвардии, оказалась причастной вовсе не партия «Свобода», о чем заявлял Аваков, а банда, возглавляемая человеком из ближайшего окружения главы Николаевской областной государственной администрации — депутатом Николаевского областного совета, руководителем фракции «Батьківщина» Сергеем Чмырем.

Об этом очень хорошо осведомлены как в Генеральной прокуратуре, так и в Главном следственном управлении Национальной полиции Украины. Более того, один из членов этой банды, некий Геннадий Дубров, который был объявлен в розыск еще в сентябре 2015 года, сейчас находится в СИЗО г. Николаева по подозрению в совершении совсем другого преступления — он пытался похитить своего главаря Чмыря и получить за него выкуп, поскольку нуждался в деньгах для того, чтобы скрыться за рубежом.

26 сентября 2015 года ряд интернет-изданий и телеканалов сообщили, что в квартире журналистки «Українського тижня» Леры Бурлаковой милиция проводит обыск в связи с беспорядками под Верховной Радой, имевшимиместо 31 августа 2015 года. «Следователей интересовала не столько Валерия, сколько возможность проведения обыска в ее квартире. Никаких повесток или вызовов от следователей ей не приходило. Постановление суда об обыске составлено ​​на третье лицо, которое здесь не живет, а ордер на обыск квартиры был передан маме Валерии», — с возмущением рассказывал главный редактор «Українського тижня» Дмитрий Крапивенко.

В доказательство незаконности обыска Бурлакова предоставила журналистам копию постановления следственного судьи Печерского районного суда, из которого следовало, что правоохранители разыскивают Дуброва Геннадия Александровича, к которому Бурлакова не имела, мол, никакого отношения.

Надо сказать, что Бурлакова лукавила. Вот фотография Валерии Бурлаковой и Геннадия Дуброва по прозвищу Бизон, сделанная 24 марта 2015 года в зоне АТО, недалеко от разрушенного Донецкого аэропорта.

(Геннадий Дубров по прозвищу Бизон и Валерия Бурлакова. Фото 24 марта 2015 года)

Именно в этот день молодые люди, которые входили в состав, скажем так, неформального вооруженного формирования «Карпатская Сечь», объявили себя мужем и женой. А множество изданий сообщило, что в зоне АТО добровольцы Дубров и Бурлакова сыграли свадьбу.

Не найдя в квартире Бурлаковой ее мужа, милиционеры объявили Дуброва в розыск. Но в декабре Дубров нашелся — в СИЗО Николаева. Оказалось, что Бизон — это прозвище Дуброва, который, хотя и появлялся эпизодически в зоне АТО, по основной своей «работе» имел непосредственное отношение к деятельности банды, действующей в Николаевской области под руководством директора Государственного предприятия «Агрономия» Сергея Чмыря — ближайшего сподвижника николаевского «губернатора» Вадима Мерикова.

Именно члены этой банды, а вовсе не свободовцы, 31 августа 2015 года превратили в трагедию акцию протеста против внесения в Конституцию Украины изменений относительно особого статуса Донбасса. Что привело их под стены парламента, должно было бы установить расследование. А поскольку уголовное производство в Нацполиции фактически не расследуется, остается только одна версия: бандиты выполняли указания кураторов из МВД Украины, которые таким образом хотели спровоцировать кровопролитие и получить повод бросить за решетку политических оппонентов и общественных активистов вроде того же Артема Фурманюка.

Закономерный вопрос: а откуда автор узнал о реальных организаторах теракта? Отвечаю: еще в декабре 2015 года я был допрошен в качестве свидетеля в Генеральной прокуратуре Украины процессуальным руководителем уголовного производства, которое расследуется (а точнее, не расследуется) в Главном следственном управлении Национальной полиции Украины по факту массовых беспорядков 31 августа 2015 года.

В ходе допроса я пояснил, что Николаевской областью фактически руководит гражданин по кличке Мультик, выходцем из бригады которого является нынешний глава Николаевской областной государственной администрации Вадим Мериков. Также на территории области действует несколько преступных группировок, которые довольно самостоятельны в способах заработка. Одну из этих банд, совершающую тяжкие преступления в отношении фермеров с целью захвата земельных участков, возглавляет депутат областного совета. Именно члены этой банды и участвовали в организации террористического акта под Верховной Радой 31 августа 2015 года.

Во время допроса я сообщил, что мне удалось получить диктофон, на который один из членов банды записывал разговор между Чмырем и Бизоном. Я передал в Генпрокуратуру расшифровку разговора, аудиофайл и сообщил, что в случае, если будет назначена международная экспертиза, я передам диктофон, которым была сделана эта запись.

Более того, я предложил процессуальному руководителю сделать единственно верный в этой ситуации шаг: истребовать из Николаева уголовное производство, по которому был арестован Бизон, и передать дело в Главное управление Нацполиции с тем, чтобы его расследовали в одном производстве с делом, открытым по событиям под Верховной Радой.

Нечего и говорить, что, несмотря на мои неоднократные напоминания, больше меня никто не допрашивал, а мой протокол допроса, который Генпрокуратура направила в Главное следственное управление Нацполиции, подчиненные мадам Деканоидзе потеряли.

Поэтому я публикую протокол своего допроса, чтобы освежить память фальсификаторам. 

Из протокола допроса Владимира Бойко

Я журналист, с 1990 года работаю в жанре правовой журналистики и журналистского расследования. При подготовке публикации о событиях, которые произошли возле Верховной Рады Украины 31 августа 2015 года, когда погибло четверо служащих Национальной гвардии Украины, мне стало известно, что человеком, непосредственно причастным к совершению этого преступления, является Дубров Геннадий Александрович, 1992 года рождения, — член организованной преступной группировки, действующей на территории Николаевской области. Руководит этой ОПГ Чмырь Сергей Михайлович, директор Государственного предприятия «Опытное хозяйство «Агрономия», расположенного в с. Агрономия Арбузинского района Николаевской области. Чмырь С. М. является депутатом Николаевского областного совета (фракция «Батьківщина»).

Дубров Г. А. стал членом этой ОПГ не позднее марта 2014 года и выполнял заказ Чмыря С. М. по запугиванию предпринимателей Вознесенского района Николаевской области и уничтожению их имущества, прежде всего сельскохозяйственной техники и жилья, с целью завладения земельными участками фермерских хозяйств. Одновременно Дубров Г. А. был членом незаконного вооруженного формирования «Карпатская Сечь», участвовал на стороне сил АТО в проведении антитеррористической операции в районе Донецкого аэропорта.

12–13 апреля 2014 года Дубров Г. А. вместе с другими членами возглавляемой Чмырем С. М. ОПГ совершил вооруженное нападение на сотрудников фермерского хозяйства в с. Трикраты Вознесенского района, принадлежащего ЧП (фермер) Мхитаряну Гниелу Бабкиновичу, поджег сельхозтехнику и производственные сооружения. Также Дубров Г. А. по указанию Чмыря С. М. два раза поджигал жилье Мхитаряна Г. Б. — в конце сентября 2014 года и 26 сентября 2015 года. Во второй раз это случилось, когда Дубров Г. А. уже разыскивался правоохранительными органами в связи с событиями возле Верховной Рады Украины и скрывался на территории Николаевской области.

18 октября 2015 года Дубров Г. А. вместе с другим членом преступной группировки Чипишко Романом встретились с Чмырем С. М. в служебном кабинете последнего. Чипишко Р. осуществлял скрытую аудиозапись разговора, в ходе которого Дубров Г. А. требовал от Чмыря С. М. дополнительной платы за поджог жилья Мхитаряна Г. Б. 26 сентября 2015 года. Потребность в деньгах Дубров Г. А. объяснял тем, что ему нужно выехать за границу из-за того, что он был участником событий 31 августа 2015 года под Верховной Радой (якобы бросил гранату) и в случае, если его найдут правоохранительные органы, он будет приговорен к пожизненному заключению.

Дубров Г. А. требовал 10–12 тыс. долл., необходимых ему, чтобы покинуть территорию Украины. Но Чмырь С. М. отказался платить, мотивируя это тем, что он заказывал убийство Мхитаряна Г. Б., а Дубров Г. А. выполнил только часть задания, то есть поджог жилья, деньги за что он уже получил. Тогда Чипишко Р. предложил, чтобы Чмырь С. М. нашел другого платежеспособного заказчика, который поручил бы Дуброву Г. А. совершить какое-нибудь тяжкое преступление. Чмырь С. М. согласился, поселил Дуброва Г. А. в отеле на территории ГП ОХ «Агрономия», выдал средства на приобретение одежды и бесплатно его кормил, укрывая от правоохранительных органов.

Поскольку Дубров Г. А. не смог получить ни от Чмыря С. М., ни от другого заказчика нужную ему сумму для выезда за границу, 14 декабря 2015 года он вместе с несколькими другими членами преступной группировки, в том числе с еще одним участником АТО — депутатом Вознесенского городского совета от партии УКРОП Паладием Николаем Анатольевичем, 1990 года рождения, попытался похитить Чмыря С. М. с целью получения за него выкупа. Но похитители были задержаны, начато уголовное производство по признакам преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 296 и ч. 2 ст. 146 УК Украины, материалы производства находятся в Первомайской местной прокуратуре Николаевской области, Дубров Г. А. арестован постановлением следственного судьи Арбузинского районного суда Николаевской области и находится в следственном изоляторе.

Факты о преступной деятельности Дуброва Г. А. мне стали известны, в частности, из аудиозаписи разговора между ним, Чипишко Р. и Чмырем С. М., цифровую копию которой я и могу передать следствию. Насколько мне известно, Чипишко Р. уже допрашивался в качестве свидетеля в связи с похищением Чмыря С. М., но не сообщил ни о разговоре между ним, Чмырем С. М. и Дубровым Г. А., ни об этой аудиозаписи.

Я сделал расшифровку аудиозаписи, которую прилагаю.

Также сообщаю, что Чмырь С. М. является человеком из ближайшего окружения председателя Николаевской областной государственной администрации Мерикова В. И. — бывшего члена организованной преступной группировки Мультика (Михаила Титова). Мерикова В. И. ранее неоднократно задерживали правоохранительные органы как члена ОПГ Мультика в связи с вымогательством им денежных средств у торговцев на рынках г. Николаева. В то же время, криминальный авторитет Мультик, проживающий в г. Николаеве, — это бизнес-партнер сына бывшего генерального прокурора Украины Пшонки В. П.

С другой стороны, Главное управление Национальной полиции в Николаевской области сейчас возглавляет Гончаров В. В., который недавно в интервью средствам массовой информации признал, что ранее был партнером по бизнесу Мерикова В. И. Учитывая такие обстоятельства, я считаю, что расследование преступной деятельности Дуброва Г. А. и Чмыря С. М. сотрудниками подразделений Национальной полиции или прокуратуры Украины в Николаевской области не может осуществляться всесторонне и объективно.

Продолжение следует...

comments powered by Disqus
TOP