Члены ВСК мстят своим оппонентам-судьям под дудку адвокатской конторы «грантоедов»: как Маселко, Закревская и Галабала используют доступ к ситу очищения служителей Фемиды для сведения счетов

19:48, 05.07.2016
  • 1078
  • 3
  • 0

Согласно замыслам властей, повсеместные общественные советы были призваны стать тем ситом,  которое обеспечит реализацию запроса на порядочность чиновников и судей. Однако первый же опыт привлечения «активистов» к очищению разоблачил другую проблему, пишет «Закон и Бизнес».

Первый люстрационный «блин»

Издание уточняет, что пилотным проектом по привлечению общественных «активистов» к очищению системы власти стала Временная специальная комиссия по проверке судей судов общей юрисдикции. Она объявила о своем образовании 12 июня 2014 года в соответствии с законом «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине». А первое заседание провела 2 года назад - 3 июля 2014 года.

Как свидетельствует последний отчет ВСК, обнародованный в августе прошлого года, на основании заявлений, поступивших в нее, комиссия назначила 309 проверок по 331 судье. Впрочем, из-за нехватки времени и других причин, успела одобрить только 57 выводов относительно 63 судей. Из них 4 оказались даже положительными для 5 служителей Фемиды. В остальных случаях ВСК или направила рекомендации в Высший совет юстиции об увольнении за нарушение присяги (41 вывод о 46 судей), или переадресовала в Высшую квалификационную комиссию судей для принятия решения о привлечении к дисциплинарной ответственности (12).

По замыслу новой власти, комиссия должна разобраться с судьями, которые принимали решение о применении мер или накладывали административные взыскания на активистов майдана или, как выяснилось, и на тех, кто впоследствии отрицал свое участие в протестных акциях. Однако когда пар общественного недовольства был выпущен, интерес к работе ВСК постепенно терялся. Ведь ее заключения не были окончательными, хотя и обязательными для учета при рассмотрении дисциплинарных дел в ВСЮ.

Возможно, поэтому последние вердикты ВСК уже не имели такого резонанса, как выводы первых заседаний комиссии. Но именно в июне 2015 года - в последние дни ее работы - было принято более 40% выводов. И в каждом шестом из них встречается одна и та же фамилия автора обращения - адвоката Евгении Закревской. Одновременно докладчиком по этим делам значится заместитель главы ВСК Маркиян Галабала.

Сообразить по-учредительски 

Так, в 3 выводах, принятых 10 июня 2015 (№№54 / 02-15, 55 / 02-15 и 57 / 02-15), ВСК рекомендовала уволить за нарушение присяги коллегию судей Апелляционного суда Киева (в полном составе), а также представителей Шевченковского районного суда столицы. Первых обвинили в том, что они оставили без изменений ряд постановлений следственных судей о содержании под стражей лиц, принимавших участие в событиях на улице Банковой 1 декабря 2013 и в других акциях. Двух местных судей - в частности за то, что эти решения, собственно, и выносили.

К числу проступков Натальи Гриньковской из Шевченковского райсуда Киева добавили еще и привлечение к административной ответственности 6 участников «Автомайдана». Среди прочего, комиссия констатировала, что судья не приняла во внимание общеизвестную информацию «о фальсификации сотрудниками милиции рапортов и протоколов об административных правонарушениях в целях наказания и запугивания участников массовых акций протеста».

Если внимательно прочитать эти выводы, создается впечатление, что кое-где к ним переносились или не в полном объеме адвокатские жалобы из судебных процессов в отношении тех самых «подозреваемых-потерпевших». Например, в заключении №54 / 02-15 ВСК констатировала процессуальные нарушения в действиях судьи Шевченковского районного суда Киева Владимира Бугеля, который удовлетворил ходатайство следователя о заключении под стражу Андрея Дзиндзи, который подозревался в причастности к инциденту с трактором на Банковой 1 декабря 2013 года. Также вследствие определенных процессуальных неточностей были признаны незаконными постановления о проведении обысков в помещениях двух других подозреваемых в этих событиях.

Примечательно, что комиссией анализируется едва ли не каждая запятая решений. Зато упоминание об объяснении самого Бугеля в лучших традициях приговоров тоталитарного режима сводится к одному предложению: «доводы и утверждения судьи не опровергают совершенных им нарушений закона, которые нашли свое подтверждение при проведении комиссией проверки».
Является ли случайностью такое внимание ВСК к мелочам в одном случае и замалчивание аргументов противоположной стороны? Возможно. Хотя нельзя исключать и субъективный фактор. Ведь Галабала и Закревская являются соучредителями общественной организации «Адвокатская совещательная группа». А с секретарем ВСК Мариной Соловьевой, которая также докладывала одну из жалоб по этому делу, Закревская пересекалась во время борьбы с незаконными застройками в центре столицы.

Конфликт интересов или их совпадение?

Согласно регламента ВСК, «в случае выявления обстоятельств, которые могут вызвать сомнение в объективности и беспристрастности члена комиссии при рассмотрении вопроса, член комиссии должен заявить самоотвод» (пп.6.5.1). Это не право стороны, а прямая обязанность самого члена ВСК. Однако ни в одном из этих выводов не упоминается о самоотводе Галабалы, а его подпись под документами свидетельствует об участии в рассмотрении и принятии решения. Хотя вряд ли он не знал, чьи жалобы рассматривает и как член коллегиального органа, и как докладчик по делам. А если знал об имеющемся «конфликте интересов», но промолчал, то вердикт комиссии и судьба судей фактически были предсказуемы.

Кроме того, все выводы в то время принимались ВСК в составе только 9 человек. В случае самоотвода заместителя председателя комиссии кворум еще сохранялся (половина от состава ВСК - 8 человек), зато лишь один голос «против» или «воздержался» делает невозможным утверждение вердикта.

Если проводить аналогию с судебным процессом, то нарушение требований по составу коллегии, как неоднократно подчеркивал Верховный Суд, является безусловным основанием для отмены решения. Ведь, по утверждению ВС, такой суд не может считаться «созданным на основании закона».

Почему на это обстоятельство не обратили внимания в Высшем совете юстиции - неизвестно. Ведь отсутствие заключения или его принятие ненадлежащим составом комиссии исключает открытие дисциплинарного производства в Раде. В то же время, если представление ВСЮ будет оспариваться, это обстоятельство вряд ли пройдет мимо внимания Высшего административного суда, который, как показали первые вердикты по таким делам, не согласился закрывать глаза на нарушение прав и гарантий независимости своих коллег.

Друзья - вне подозрений?

Кстати, эти выводы заметны и тем, что в одном из производств на стороне «обвинения» выступала не только Закревская, но и еще один соучредитель ОО «Адвокатская совещательная группа» - Роман Маселко. Последний тоже не увидел ничего противозаконного в том, что Галабала участвовал в рассмотрении его же жалобы на судью Голосеевского районного суда Киева Ларисы Калиниченко. Как свидетельствует заключение от 09.06.2015 №45 / 02-15, она поплатилась за то, что принимала решения о привлечении к административной ответственности участников «Автомайдана». Той самой организации, которую Маселко и возглавляет…

Таким образом, получается, что судьям поставили в вину отступление от процессуальных требований, допустимый для самой ВСК? Или добродетель друзей, знакомых и просто «хороших парней», с которыми стоял на Майдане (ездил в Межигорье), для кого-то на одном уровне с репутацией жены Цезаря?

В конце концов, не повредит такой подход в других, ответственных ситуациях? Ведь, как известно, в начале июня состоялось интернет-голосование по кандидатам в Совет общественного контроля при Национальном антикоррупционном бюро. Теперь Маселко будет контролировать борцов с коррупцией, представляя совет в составе дисциплинарной комиссии НАБ. Не будет ли преобладать желание наказать чиновника или судью необходимостью для следователей соблюдать процессуальных требований?

comments powered by Disqus
TOP