Демагогия, популизм и деструктивизм вместо отстаивания интересов закона: заметки члена Консультативного совета при ГПУ Спектора о происходящих событиях вокруг ведомства

00:18, 31.03.2016
  • 1746
  • 2
  • 0

"Прокурорская правда" неоднократно освещала на своих страницах злободневную и острую ситуацию, связанную с заявленным курсом на реформирование органов прокуратуры Украины, пробуксовке данного явления, широкомасшатабных провалах и поиске крайних в данном процессе. Проблему работы ведомства вынесли в политическое поле, на данной теме активно пиарятся политики, "эксперты", блогеры и журналисты всех мастей; что не сулит, и прежде всего гражданам Украины, никаких надежд на скорое выздоровление ГПУ.

Впрочем, в общем потоке высказываний и действий, явно направленных на уничтожение как авторитета, так и самой Генпрокуратуры, встречаются и голоса разума. Член Консультативного совета при ГПУ Юрий Спектор на страницах "Ракурса" поделился своими рассуждениями относительно происходящих в ведомстве событий. "Прокурорская правда" предлагает своим читателям ознакомиться с даным материалом:

Мы с детства воспитаны в духе приспособленчества и оппортунизма. Позволяем себе критику власти и руководства только в кругу друзей или на кухне. С трибуны и в официальных местах говорим «правильные вещи». Каждый раз «правильность» меняется и определяется текущей конъюнктурой. При этом остается в силе формула: критикуй правительство и предшественников, президент не в курсе, потому что его подставляют советники; на вопрос «почему?» правильный ответ: «потому что этого требуют наши западные партнеры».

Но иногда, хотя бы раз в год, надо говорить правду со всей откровенностью, так, как оно есть на самом деле. А вся правда о реформировании органов прокуратуры состоит в следующем. Страна замерла в ожидании четвертого за два года генерального прокурора. Работники прокуратуры с ужасом следят за политическими новостями: кто следующий? И не потому, что они волнуются за судьбу своих коррупционных схем — в прокуратуре работают не только генералы. 80% состава прокуратуры — рядовые работники, от следователя до уборщицы.

Они работали и будут работать при любом руководстве, потому что они и есть та самая прокуратура, на них держится работа. Это они пока что составляют процессуальные документы, утверждают сотни и тысячи обвинительных актов, выдвигают ходатайства перед судом об аресте воров, убийц, мошенников, участвуют в судебных заседаниях.

Есть такая поговорка: дурная голова рукам покоя не дает. Это точь-в-точь о наших реформаторах. Главная беда и причина того положения, в котором оказалась Украина через два года после свержения Януковича, — назначение на должности любителей, популистов и демагогов, не понимающих сферу, которой они пытаются управлять.

Наша правовая и правоохранительная система оказалась в состоянии разложения. Поясню на простом бытовом примере — ремонт телевизора.

Телевизор сломался, нет звука или изображения. Как выглядит ремонт телевизора в исполнении многочисленных «реформаторов», «активистов» и прочих проходимцев? Надо устроить митинг, заклеймить позором производителя телевизора, всех врагов, объявить это предательством. С целью ремонта телевизора покрасить его в государственные цвета масляной краской, украсить патриотической символикой, потребовать от Запада выделения гранта для различных презентаций и пиар-мероприятий, чтобы привлечь внимание к проблемам с телевизором, и обязательно — принять участие в вечернем телевизионном ток-шоу, где устроить скандал, а лучше мордобой.

Мы с вами осознаем, что такие меры не помогут в ремонте телевизора. В конце концов, чего требовать от людей, которые не понимают, что такое электрический ток, и не знают даже закон Ома?

Трагедия нашего государства заключается в том, что к реформированию правоохранительной сферы в целом и прокуратуры в частности допущены лица, которые не только не знают содержания Конституции или Уголовного процессуального кодекса, но и вообще не знакомы ни с одним законом, не понимают теории государства и права.

Подавляющее большинство так называемых активистов и даже некоторые известные прокуроры-реформаторы живут исключительно в медиапространстве, пишут в твиттере, а не в процессуальных документах, вместо того чтобы ходить на работу, все время занимаются самопиаром.

Что такое прокуратура? В условиях правовых традиций, сложившихся на территории бывшей Российской империи, — это система управления и надзора за силовыми структурами, это их мозг. МВД — это силовая структура широкого применения, это грубые мышцы грузчика, который загружает или разгружает тяжелые бочки и мешки.

СБУ — это тонкие мышцы скрипача, играющего на скрипке Страдивари. ГПУ — это мозг, который ими управляет, направляет, наблюдает, указывает на ошибки, доводит совместную работу до конечного результата в суде. А еще прокуратура — традиционный орган, осуществляющий надзор за соблюдением законности в стране.

Прокуратура выполняла функцию единого окна в сфере защиты прав и интересов государства и сфере пресечения правонарушений со стороны субъектов властных полномочий всех уровней, нарушающих права и свободы граждан. В 2014 году Верховная Рада решила принять новую редакцию закона «О прокуратуре» Януковича, которую по непонятным причинам вытащил из нафталина его преемник. Этим законом был нанесен сокрушительный удар по надзору за законностью в стране. Подчеркну: не по прокуратуре, а по законности.

Вопреки требованиям п. 5 ч. 1 ст. 121 Конституции Украины, вопреки ст. 3 Основного Закона, где написаны золотые слова: «Права и свободы человека и их гарантии определяют содержание и направленность деятельности государства. Государство отвечает перед человеком за свою деятельность. Утверждение и обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства», — вопреки всему этому наше государство в лице парламента задекларировало немного другое: нам все это до лампочки.

Государство ни за что не отвечает, и в первую очередь не отвечает за состояние законности в стране. Пусть этим занимаются бесплатные адвокаты в порядке искового производства. Вместо единого окна, куда можно пожаловаться, давайте создадим еще тысячу разных новых органов, инспекций, агентств, бюро, и все это гнездо борцов с коррупцией будет наводить порядок и законность в мутной воде украинских реформ.

Сколько можно доказывать очевидные вещи, что единое окно в лице прокуратуры лучше тысячи надзорных инспекций?

Сколько времени прошло, пока финансовый блок правительства понял, что не нужно предпринимателям отдельно платить множество различных взносов с заработной платы и дохода, если можно ввести единый социальный взнос.

Теперь в сфере государственного надзора мы решили пойти обратным путем, то есть путем дегенерации, от единой надзорной организации (прокуратуры) до множества мелких инспекций.

А зачем? Например, в проекте изменений в Конституцию в части так называемого правосудия предлагается заменить прокурорский надзор за местами лишения свободы какой-то двойной системой регулярных пенитенциарных инспекций. И так везде.

В последнее время вообще главный аргумент в парламенте, почему мы не можем провести широкую публичную дискуссию по поводу направлений реформирования правоохранительной сферы, провести ревизию уже принятых норм: этого требуют наши партнеры, потому что иначе они или денег не дадут, или безвизового статуса.

Во-первых, хочу напомнить, что Украина пока независимое суверенное государство, и надо жить своим умом. А во-вторых, безвизовый статус мы не можем получить не из-за принятия каких-то бумажек в Верховной Раде, а из-за отсутствия должного контроля за государственной границей (и не только на Востоке) и засильем контрабанды и потоков нелегальных иммигрантов, и отсутствия порядка и контроля в выдаче бланков национальных паспортов для выезда за границу. Давайте не будем себя обманывать и делать вид, что вот-вот, еще несколько унижений в парламенте — и безвизовый статус наш.

Израиль вообще не идет на уступки ни одной стране мира в вопросах внутреннего законодательства, в частности, требованиям Евросоюза. И что? И имеет безвизовый режим со странами Шенгена. А Украина постоянно идет на уступки и не имеет ничего...

Есть огромное количество всевозможных самодельных активистов и профессиональных общественных борцов с коррупцией. Эти «реформаторы» искренне считают, что реформы состоят в расследовании резонансных уголовных дел. Объяснять им, что реформирование системы не может заключаться в рассмотрении отдельных точечных примеров — это то же, что объяснять цирковой обезьяне принципы работы полупроводников.

Я все это помню со времен Перестройки. Были такие «звезды» советской прокуратуры — Гдлян и Иванов. Они прославились тем, что участвовали в расследовании «хлопчатобумажного дела» о взяточничестве в верхушке Узбекистана, а потом стали первыми прокурорскими работниками, вышедшими на СМИ с абстрактными обличительными обвинениями «советской мафии» в высоких кругах. Почему абстрактными? Потому что мы никогда так и не услышали от них конкретики. Я даже был на одном ночном полулегальном митинге в студенческом городке нашего Киевского университета Шевченко, где с импровизированной трибуны выступали «ориентированные на реформы» заезжие из Москвы борцы с коррупцией. Уже не помню имен ораторов, но был поражен пустоте речей, которые выглядели как переливание из пустого в порожнее.

Тогда я еще не знал, что Гдлян не имел на самом деле практического отношения к ведению следствия по «хлопчатобумажному делу», о чем рассказал уже в наше время бывший следователь прокуратуры УССР и СССР Владимир Калиниченко, очень известный как автор книги и сценария фильма «Убийство на Ждановской» (об убийстве милиционерами майора КГБ Афанасьева).

Зато Гдлян прославился на всю Эстонию другим: в 1981-м арестовал, а в 1983 году добился осуждения к 15 годам лишения свободы за экономические преступления некоего Йоханнеса Хинта — политически неблагонадежного члена КПСС, доктора технических наук, лауреата Ленинской премии, выдающегося ученого и изобретателя. При этом Гдлян действовал в лучших традициях 1937 года — был бы человек, а статья найдется. Дожал, натянул 15 лет на бедного Хинта, проявив незаурядную подлость: скрыл от арестованного смерть его отца, чтобы не отпустить на похороны...

Старый Хинт, осужденный в возрасте 69 лет (!), умер в тюрьме в 1985 году, отбыв лишь два года из 15-ти. 25 апреля 1989 года Верховный суд СССР полностью оправдал Хинта (посмертно).

Как мы помним, Перестройка героически завершилась разложением правоохранительной системы и неудачным военным мятежом в августе 1991 года.

Политический «титаник» наших «реформаторов» стремительно набирает ход, двигаясь навстречу своей судьбе, к новым вершинам на дне хаоса и беспорядка, а политические торгаши не замечают неизбежного финала, распределяя лучшие каюты между собой.

Возвращаясь к тезису о расследовании резонансных уголовных дел как маркеру успешности реформ правоохранительной системы, выдвину антитезис. Сущность реформы, в частности органов прокуратуры, заключается в изменениях нормативных правил и правоприменительной практики. Какие изменения и для чего? Для того, чтобы эффективно расследовались нерезонансные, не интересные для СМИ дела — самые простые, в интересах простых людей. Потому что «непростые» себя как-то защитят. Кто же тогда позаботится об остальных?

От вопроса, почему прокуратура не надзирает за законностью и не защищает права граждан, мы незаметно перешли к другому вопросу — а зачем? Перешли чисто по одной причине — из-за невозможности дать эффективный ответ на первый вопрос. Это все равно что ампутировать ногу, которая болит после спортивного соревнования. Нет ноги — нет боли. Но к этому вопросу все равно придется возвращаться, потому что события 20 февраля 2014 года показали, что грозный Янукович — это лишь портрет в административном здании, охраняемом несколькими батальонами спецназа. И как только они расступились и ушли, Виктор Федорович сгинул как роса на солнце...

Помню, там был один известный политический деятель, который не побоялся «ради народа» залезть на трактор. Теперь он сам стал «портретом» и активно реформирует так называемую Конституцию, прокуратуру и, прости Господи, правосудие.

Вопрос в нашем «клубе знатоков» теперь переходит к нему. Сможет ли он в оставшееся время найти правильный ответ? Потому что если батальоны снова расступятся и уйдут, то можно попасть под трактор всемирной истории. В Ростове свободных мест больше нет...

comments powered by Disqus
TOP