Дружба дружбой, а сахарок - врозь: предыстория и основные фигуранты "сладкой войны" между ГПУ и НАБ, которые остались за кадром

23:49, 08.08.2016
  • 3459
  • 0
  • 0

Проведение следственных действий сотрудниками ГПУ в офисе НАБ по улице Сурикова 5 августа, вызвавшее скандал и рассорившее генпрокурора Юрия Луценко с его замом - руководителем САП Назаром Холодницким, является только часть паззла большой истории, в которой задействованы десятки людей. Об этом пишут Наші гроші, уточняя - первопричина шмона лежит в "сахарном деле", подозреваемым в котором является заместитель прокурора Киевской области Александр Колесник, а фигурантами и кукловодами происходящего выступают влиятельные народные депутаты от Блока Петра Порошенко и даже окружение экс-нардепа Юрия Иванющенко. 

Как отмечается в материале, завязка сюжета, вылившегося в попытку "шмона" в святая-святых Национального антикоррупционного бюро произошла за несколько лет до его создания. В ноябре 2011 года глава Аграрного фонда Сергей Хорошайлов, находясь в Горохове Волынской области, попросил дать ему... лестницу.

(Сергей Хорошайлов)

Она оказалась ему нужна для того, чтобы взобраться на крышу склада и проверить, лежит ли там сахар, принадлежащий государству.

Но лестницу Хорошайло тогда не дали ни находившийся рядом глава Госинспекции сельского хозяйства Сергей Тригубенко, ни замминистра АПК Игорь Якубович. Последний аргументировал это тем, что, во-первых, на крышу уже лазили все проверяющие, и сахар там якобы есть; во-вторых, в львовском ресторане собравшихся ждет встреча и накрытый стол.

(Игорь Якубович)

Позднее было установлено, что сахара на складе уже тогда не было, но решение было принято в пользу ресторана.

5 лет спустя следователи ГПУ пришли с обыском в Антикоррупционное бюро. Директор НАБ Артем Сытник первым приоткрыл завесу тайны формальных причин "шмона" - это дело "сахарного прокурора" Александр Колесника, о котором подробно писала "Прокурорская правда". Журналисты решили провести связь между событиями, которые отделяли между собой 5 лет, чтобы понять - почему Генпрокуратура так решительно вступила в "сладкое дело".

Пролог. Дружба бизнеса и государства

Как следует из приговора Печерского райсуда Киева, вынесенного 17 июня 2013 года, в 2010 году Сергей Тригубенко познакомил Валерия Келестина с Игорем Игнатовым. На тот момент по своему статусу и связям это были очень разные люди. Тригубенко занимал пост заместителя министра аграрной политики.

(Сергей Тригубенко)

Сегодня он более известен общественности как влиятельный нардеп - "смотрящий" за угольным бизнесом от теневого "решалы" из Блока Петра Порошенко Игоря Кононенко. Читателям "Прокурорской правды" более известен родной брат парламентария - Виталий Тригубенко был назначен генпрокурором Юрием Луценко на пост прокурора Херсонской области.

Второй участник встречи 2010 года - экс-нардеп от "Нашей Украины" Валерий Келестин, на тот момент - действующий парламентарий от Партии регионов.

(Валерий Келестин)

У него был брат-близнец Юрий, который в феврале 2016 года погиб в автокатастрофе. Братья Келестины были собственниками группы компаний "Техно-Центр", в орбиту которых входили Гороховский и Владимир-Волынский сахарные заводы. Именно Келестина Тригубенко-старший свел с человеком-легендой Игорем Игнатовым, без преувеличения - специалистом широкого профиля. Журналистской братии он известен как поставщик государственным органам IT-программ. У правоохранителей его знают как участника судебного процесса над "бандой Капитошки". В частности, в приговоре отдельным членам этой ОПГ, вынесенным Киево-Святошинским райсудом Киевской области 9 января 2013 года, Игнатов зашифрован как "ОСОБА5": "входил в состав преступной организации и занимал на тот момент должность заместителя директора государственного концерна "Укрморпорт".

Еще Игнатов за свою жизнь успел побывать секретарем Федерации профсоюзов Украины времен руководства организацией Василием Харой. И отметился здесь очень ярко - летом 2009 года тогдашний замглавы ГПУ Виталий Щеткин санкционировал отстранение Игнатова от должности и взятии его под арест. Впрочем, "профсоюзная история" обошлась для Игнатова практически без последствий -  он был отпущен под залог. В общем, об Игнатове можно писать долго и увлекательно. Тем более, что тяга к сахару проявилась у него очень давно.

(Игорь Игнатов)

Еще в 2005 году правительство Юлии Тимошенко "напрягло" НАК "Нефтегаз" приобрести на 157 миллионов гривен бразильский сырец, но изготовленный из него сахар в дальнейшем попросту испарился. Конечной цепочкой в схеме исчезновения сахара стали складские помещения ООО "Октябрьский сахарный комбинат" и ЗАО "Одесская сахарная компания", которыми руководил на тот момент Игорь Игнатов...

В целом читателю должно быть понятно, что в 2010 году замминистра Тригубенко познакомил Келестина с "серьезным специалистом". Результаты этой встречи и предмет обсуждения не известны, но наиболее ярко итоги рандеву нашли отображение в дальнейших успехах предприятия Келестина.

Первые финансовые удачи

"Дружеские" консультации Игнатова сразу материализовались в ощутимую выгоду. В 2011 году "Продинвест" и "Агромаркетинвест" Келестиных получили правительственные квоты на ввоз сахара-сырца. Как для того времени - невероятный успех. Сразу после этого следует новая удача: Аграрный фонд объявил тендер на закупку сахара. Отметим, что сам тендер был государственным "для формирования интервенционного фонда", но на удивление без частных посредников в нем не обошлось.

Так, по словам Юрия Келестина, "оформлением" тендера Агрофонда занимались по "странному" стечению обстоятельства юристы ООО "Федерация профсоюзов Украины", руководителем которой был Игнатов. Сам же Игнатов, как следует из материалов судебного решения, утверждал: тогдашний глава Агрофонда Хорошайлов нанял его для проверки производственных мощностей Гороховского сахарного завода, что и было сделано. В общем, все было запрограммировано на успех. И он вскоре случился.

Сам тендер расписали на пятерых победителей. В июне 2011 года Агрофонд заключил соглашения на 95,7 тысяч тонн сахара-песка на общую сумму 813,5 миллионов гривен. В частности, ООО Келестиных от этой суммы получили больше половины договоров; ООО "Сахарорафинадный комбинат "Владимирсахар" - на 170 миллионов гривен, ООО "Украгро-5" - на 337,5 миллионов гривен (интересный нюанс - основателем ООО "Украгро-5" являлось ООО "Синтезпродсервис", основатель еще одного победителя "сладкого контракта" - ООО "Марьинский укрпромсбыт", которое получило тогда жалкие 8,5 миллионов гривен. В мае 2016 года судья Елена Букина отказала в доступе следователям НАБ к счетам ООО "Синтезпродсервис").

А вот для государства "сахарный тендер" оказался не столь прибыльным. Закупочная цена сахара по 8,5 тысяч гривен за 1 тонну оказалась выше отпускной цены из Агрофонда. Примерно в это же время фонд передал в Крым 3,4 тысяч тонн сахара по 7,78 тысяч гривен за тонну "для стабилизации ценовой ситуации". Нехитрый подсчет показывает, что "победители" тендера опустошили бюджет почти на 69 миллионов гривен, из которых 2 фирмы Келестиных получили "избыточные" 43 миллиона гривен. И это только на схеме завышения цены, не говоря уже об объеме недопоставки (о чем речь пойдет ниже).

В это время "добрый ангел" Игнатов продолжил свою "благотворительную деятельность" во благо Келестина. Он организовал ему кредит на закупку сырца в "Актив-банке", на тот момент принадлежавшей братьям Андрею и Сергею Клюевым. Дело в том, что "профсоюзный деятель" имел очень близкие контакты с этим финансовым учреждением: в 2009 году Хара и Игнатов едва не выкупили "Актив-банк" у Клюевых за профсоюзные деньги, но тогда оборотку сорвали УБОП и генпрокуратура...

Сам размер кредита известен лишь приблзительно: по утверждениям Игнатова, на заводах Келестина за деньги Клюева было переработано 125 тысяч тонн сахара-сырца. Но важнее другое - полученный сахар сразу же переходил под банковский залог, то есть продать его Агрофонду было очень сложно. Не менее интересна еще одна детаель: именно тогда (в 2011 году) в самом "Актив-банке" фирма Игнатова ООО "Ольга" берет кредит на 15 миллионов долларов под залог сахара, "изготовленного из тростника". Находился этот сахар якобы на нескольких складах Украины, в том числе на Гороховском и Владимир-Волынском заводах Келестиных. Так мы постепенно приближаемся к истории с "сахарным прокурором Колесником" и противостоянии "ГПУ-НАБ", ведь камнем преткновения между ними стал как раз этот "сахар Игнатова". Но перед этим необходимо осветить финальный аккорд схемы.

Исчезновение сахара и козел отпущения

К сожалению, установить что произошло в дальнейшем с контрактом "Украгро-5" на 337 миллионов гривен, подписанным с Агрофондом в 2011 года, не удалось. Известно лишь, что руководитель этого пердприятия внезапно скончался сразу же после победы в государственном тендере. Впрочем, Единый реестр судебных решений содержит в себе данные о 170 миллионах гривен для ООО "Сахарорафинадный комбинат "Владимирсахар". Директором и номинальным основателем этого предприятия являлся Феликс Богдан, изюминкой которого являлся тот факт, что 20 лет тому назад он отбывал в местах лишения свободы 10 лет за совершение разбоя. Рожденное Богданом ООО "Сахарорафинадный комбинат "Владимирсахар" сразу же арендовало ОАО "Владимир-Волынский сахарный завод".

Его договор с Агрофондом предусматривал частичную предварительную оплату. Установлено, что от "Владимирсахара" в Агрофонд поступили 2 счета от 23 июня 2011 года, причем заверенные поддельной подписью Богдана (факт подделки установлен данными судебной экспертизы). Впрочем, Агрофонд не нашел в выставленных ему счетах ничего подозрительного, и немедленно оплатил 119 миллионов гривен. Эти средства оперативно были переведены на ООО "Компания "Продинвест" (35 миллионов гривен) и ООО "Агромаркетинвест" (79 миллионов гривен) Келестиных.

Как зафиксировано Государственной службой финансового мониторинга Украины, в дальнейшем средства были переведены на счета британской прокладки Омnieхреrt LLР. Ее особенностью является тот факт, что она имеет общих основателей с Highway Investment Processing LLP - продавцом первой "вышки Бойко" (то есть Ireland & Overseas Acquisitions Ltd и Milltown Corporate Services Ltd). Ликвидирована прокладка Омnieхреrt LLР была сразу же после того, как через нее провели деньги по "сахарным делам". В конечном счете 119 миллионов бюджетных гривен из контракта в 170 миллионов "исчезли" в офшоре, а сахар в государственные закрома так и не поступил. После этого пришло время для "обрубывания хвостов". В ноябре 2011 года в МинАПК состоялось совещание, на котором тогдашний глава ведомства Николай Присяжнюк поручил присутствующим "проконтролировать поставки сахара".

(Николай Присяжнюк)

Фраза адресовалась замминистра АПК Игорю Якубовичу, гендиректору Агрофонда Сергею Хорошайлову, новоназначенному главе Государственной сельхозинспекции Сергею Тригубенко и... "сахарно-профсоюзному деятелю" Игорю Игнатову. По странному стечению обстоятельств всех фигурантов этой встречи у министра СМИ на тот момент связывали с народным депутатом от Партии регионов Юрием Иванющенко.

(Юрий Иванющенко)

Что было дальше - описано в самом начале материала: тот самый выезд "комиссии Присяжнюка" на сахарозаводы Келестиных, где директор Агрофонда просил лестницу, а замминистра ее не давал. Впрочем, и без лестницы результаты ревизиии все же последовал. С 28 ноября по 1 декабря 2011 года представителями Агрофонда и руководителем хранителя агрофондовского сахара ГП "Харьковсахарсбыт" Натальей Коряк и Феликом Богданом были подписаны акты о поставке сахаре, которого на самом деле не было.

Впоследствие на суде Коряк заявила, что в ГП "Харьковсахарсбыт" на хранение поступила только 50 тонн тендерного сахара. После этого пришло время назначения козла отпущения, которым был выбран Богдан. Очередная проверка выявила недостачу (вернее, тотальное отсутствие) сахара, и в феврале 2012 года Богдан был взят под стражу. В июне 2013 года Печерский райсуд приговорил зиц-председателя к 8 годам и 9 месяцам тюрьмы с конфискацией отсутствующего у него имущества, а также назначил штраф в размере 2,8 миллионов гривен за неуплату налогов за завладение 119 миллионами гривен из "сахарного тендера".

На суде над Богданом "енакиевские" активно свидетельствовали против Келестиных, обвиняя именно их в организации преступной схемы. В приговоре Богдана говорится, что он выступал исключительно пособником, "по предварительной договоренности с группой лиц, уголовное производство в отношении которых расследуется отдельно". Некоторое время Юрий Келестин находился в международном розыске Интерпола, но так и не был приговорен судом.

В феврале 2016 года он трагически погиб в автокатастрофе.

Остается загадкой сам факт существования таинственных уголовных производств в отношении прочих фигурантов "сладкой схемы". К факту их возможного наличия подталкивает не только приговор по эпизоду Богдану, а и тот факт, что акты приема-передачи несуществующего сахара подписывало сразу несколько сторон сделки, а в тюрьме оказался только один из них, поставивший свой автограф. Да и тот оказался номинальным "фунтом". Вероятнее всего, причина этого в том, что стоящие за оборуткой - весьма уважемые люди; кроме того - как позднее выяснилось, государство можно было попробовать ободрать снова, причем на всетом же эфемерном сахаре.

Последний кульбит

Дело в том, что по бумагам на складах вперемешку с сахаром Келестина, который в это время таниственно исчезал, лежал находящий ся в кредитном залоге у "Актив-банка" сахар фирмы Игнатьева "Ольга". В результате, этот сахар трактовали так, как было выгодно схематозникам: для одних - как государственный (произведенный Келестиными для Агрофонда), для вторых - как частный (находящийся в залоге). Вполне возможно, что один и тот же мешок сахара менял хозяина в зависимости от того, с чьей стороны приходила проверка (классический способ покрытия недостачи).

С течением времени реальное происхождение сахара окончательно потеряло четкую нить. В результате в 2015 году суды, которые вероятнее всего могли быть не в курсе "сладкой" предыстории и отталкивались сугубо от предоставленных долговых обязательств, приняли решение передать государственный сахар в пользу банка и частных фирм. Заметим, что до событий Евромайдана "Актив-банку" не удавалось пробить "сахарную стену" через суд, о чем свидетельствует постановление Киевского апелляционного суда 2013 года об одной из неудачных попыток финучреждения снять арест с сахара, изъятого в пользу государства по "приговору Богдану". Но спустя 3 года под руку удачно подвернулся заместитель прокурора Киевской области Александр Колесник, который в результате стал известен как "сахарный прокурор".

(Александр Колесник)

В июне 2015 года законник прибыл в село Красная Слобода, где хранилось около 30 тысяч тонн сахара Аграрного фонда и угрозами заставил собственника склада пустить его внутрь. Вместе с Колесником "приглашением войти" воспользовались представители ЧАО "Закрытый недиверсифицированный корпоративный фонд "Эффективные инвестиции", которое в начале 2015 года получило право истребования по кредитному договору между "Актив-банком" и фирмой "Ольга", а также государственный исполнитель. Последний мгновенно арестовал сахар и передал его на хранение КУА "Система плюс", которая представляла интересы инвестфонда "Эффективные инвестиции".

В мае 2016 года зама прокурора Киевщины Колесника задержали сотрудники НАБ. В августе ГПУ нанесла удар в ответ, наведавшись с обыском в Антикоррупционное бюро. С учетом вовлеченных в сахарную аферу персонажей становится понятно, почему "шмон в НАБ" оказался столь знаковым для ведомства Юрия Луценко и расколол прокурорское сообщество.

comments powered by Disqus
TOP