Генезис банды Мариянчука: хроника становления кровавой банды киллеров

10:34, 24.02.2016
  • 1015
  • 0
  • 0

Параллельно с тем, как 8 членов одной из самых кровавых банд в истории независимой Украины благодаря "закону Савченко" вышли на свободу, Высший специализированный суд поставил точку в нашумевшем деле, осудив лидера группировки. В криминальных кругах этот преступник был известен по кличкам — Вася Чеченский, Бухгалтер. Сегодня (после рассмотрения кассационных жалоб осужденных приговор суда вступил в законную силу) настоящее его имя можно назвать: это 48-летний Василий Мариянчук, уроженец села Пасицелы Балтского района Одесской области. 16 лет он провел за решеткой без приговора суда — беспрецедентный случай в истории.

Как пишут "Факты", досудебное следствие по обвинению Мариянчука в создании организованной преступной группировки (ОПГ) проводилось почти десять лет. И не только потому, что на счету главаря и его подельников — более полусотни резонансных преступлений (только 28 умышленных убийств, 9 покушений на убийства, 13 разбойных нападений, не говоря о похищении людей, вымогательстве и бандитизме). Уголовные дела слушались судами различных инстанций — поочередно были осуждены многие из участников бандформирования. Однако их адвокаты подавали апелляционные, кассационные жалобы, требуя отмены либо изменения приговоров. В качестве первичной инстанции Верховный суд определил Апелляционный суд Николаевской области.

Государственное обвинение поддерживала группа сотрудников прокуратуры, руководителем которой являлся старший прокурор отдела процессуального руководства и поддержания государственного обвинения Генеральной прокуратуры Украины Станислав Лысый. Он — опытнейший специалист, проработавший в органах прокуратуры четверть века.

Все члены банды регулярно получали «зарплаты» и «премии» — за успешно выполненные убийства и похищения

"За многие годы своей профессиональной деятельности с подобной группировкой довелось столкнуться впервые, — рассказал  старший советник юстиции Станислав Лысый. — Каждый из 60 эпизодов преступлений банды, совершенных с 1994 по 2005 годы, достоин самого тщательного описания. Прежде всего, в качестве предупреждения: зло непременно будет наказано! Где бы, кем бы и когда оно не совершалось. Говорю так потому, что и нынче, в наше непростое время, когда на востоке страны идут боевые действия, находятся «бравые ребята», полагающие, что можно безнаказанно грабить и убивать. Дескать, война все спишет. Не спишет. За содеянные преступления, за все беззакония и безобразия придется отвечать!".

Однако вернемся к нашему «герою». Через два года после окончания в 1992-м Одесского медицинского института Мариянчук организовал вооруженную банду. С целью нападения на предприятия, учреждения, похищения людей и совершение убийств из корыстных интересов, а также просто неугодных главарю. «Штаб-квартира» ОПГ находилась в Одессе. Преступления совершали по всей Украине — от Закарпатья до Донецка. В частности на территории Житомирской, Запорожской, Одесской, Кировоградской, Николаевской и других областей страны. В это устойчивое международное бандитское формирование входили граждане пяти государств — Украины, России, Белоруссии и Молдовы. У нескольких фигурантов имелись виды на жительство в странах дальнего зарубежья. Поэтому преступления «мариянчуковцев» охватывают, можно сказать, значительную часть постсоветского пространства.

В разгар своих деяний ОПГ насчитывала более 70 боевиков, отличавшихся строгой дисциплиной, конспирацией и жесткой структурированностью. В ее составе, автономно друг от друга, действовали звенья: разведывательное, наружного наблюдения, ликвидаторов и киллеров. Выход на главаря имели исключительно звеньевые. Все заказы принимались и распределялись лично Мариянчуком либо его основным подельником — Попеско (он же — известный рецидивист по кличке Ренийский, ныне скрывающийся от правосудия в дальнем зарубежье под другой фамилией), который возглавлял «молдавский филиал» банды и одновременно привлекал к выполнению заданий приднестровских братков.

Таким образом, общая численность ОПГ доходила до 100 и более «штыков». Они были до зубов вооружены, оснащены самыми современными средствами связи и машинами. Еще бы — ведь доходы от вымогательства только за период 1998—2000 годов составили миллионы долларов. За эти деньги можно было не только жить припеваючи, а еще и подкупать «нужных» чиновников. Все «мариянчуковцы» стабильно получали «зарплату», а также «гонорары» (премиальные) — за успешно осуществленные убийства, похищения…

С этим бандитским формированием (костяк которого составляли бывшие сотрудники правоохранительных структур, армейского спецназа, военной разведки, спортсмены и отпетые уголовники) связывают заказные убийства редактора газеты «Вечерняя Одесса» Бориса Деревянко, начальника управления правового контроля одесского горсовета Сергея Варламова, генерального директора рыбопромысловой компании «Антарктика» Валерия Кравченко, полковника СБУ Евгения Задорожного. А также — покушение на мэра Одессы Эдуарда Гурвица, похищения главы Киевской районной администрации города Игоря Свободы и журналиста Леонида Капелюшного, возглавлявшего тогда территориальную избирательную комиссию. Плюс несколько попыток устранения правоохранителей, включая сотрудников прокуратуры. Это далеко не полный перечень самых громких преступлений, совершенных бандой Мариянчука. Всего не перечислишь: материалы уголовного дела составляют около 400 увесистых томов. Только приговор насчитывает 600 печатных страниц.

Для расследования преступлений и предъявления конкретных обвинений правоохранителям пришлось в разные годы добиваться экстрадиции в Украину как самого главаря, скрывавшегося в Венгрии, так и гражданина России Сергея Голяса, задержанного в Республике Беларусь, Сергея Левенчука — из Швейцарии, Александра Глека — из Приднестровья. Для доказательства вины фигуранта лишь по одному (правда, весьма существенному) эпизоду было проведено более 30 судебных экспертиз — баллистическая, техническая, дактилоскопическая, иммунологическая, почерковедческая, взрывотехническая, генетическая…

Не следует сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что в качестве защитников обвиняемых выступали высококвалифицированные юристы. Только у Мариянчука их было более десяти. Они выискивали любую зацепку — для обжалования, оспаривания каждого из постановлений или определений. Хотя имели место и факты взятия под стражу некоторых защитников. Один из профессиональных адвокатов был признан виновным в совершении бандитизма и террористического акта, второй покончил жизнь самоубийством во время судебного следствия. Произошло также заказное убийство адвоката одного из подсудимых — Мариянчук распорядился устранить его за ненадлежаще выполненную работу.

Находясь за решеткой, главарь организовал более 20 тяжких и особо тяжких преступлений

До задержания и ареста 28 августа 1999 года Мариянчук лично подбирал руководителей структурных подразделений банды, тщательно проверяя их деловые и профессиональные качества при выполнении конкретных поручений. Обязательным условием вступления в банду являлось участие в совершении преступлений. Приказы главаря выполнялись беспрекословно. За период с 1999 по 2005 годы, уже находясь в местах лишения свободы, он давал указания подчиненным на физическое устранение лиц, которые способствовали разоблачению деятельности банды. Жертвами преступников стали, например, их же подельники — более десяти участников банды, которые находились под подозрением следствия и могли дать признательные показания. Все они убиты…

— После завершения следствия, проведенного опытными специалистами, среди которых хочется особо отметить Галину Климович и Валерия Силина, начались судебные разбирательства, — продолжает Станислав Лысый. — На различных стадиях они длились пять лет — с апреля 2009 по апрель 2014 года, когда был вынесен приговор. 370 судебных заседаний! Зачитывание только объемного обвинительного заключения — 2,5 тысячи страниц (!) — продолжалось, по настоянию подсудимых (которых изначально было 26), почти шесть месяцев.

В ходе рассмотрения дела Мариянчук, его подельники и их защитники предпринимали различные методы и средства затягивания процесса. Подавали заявления и надуманные ходатайства об отводе суда (около 80 раз), безосновательные жалобы на состояние здоровья подсудимых, использовали многочисленные неявки защитников на процесс. Даже устраивали «разборки» непосредственно в зале заседания.

Василий Мариянчук стремился управлять судебным процессом. Однако с первого дня рассмотрения дела суд, обвинение, конвойная служба и сотрудники охраны строго придерживались буквы закона. Это лишило главаря возможности расшатать существующий порядок и задействовать свой сценарий рассмотрения дела.

В самом начале судебных слушаний его соратники, находившиеся уже на свободе, привезли траурный венок к КПП воинской части, служащие которой осуществляли конвоирование Мариянчука и других подсудимых. При этом сказали караульным, чтобы они передали своему командиру эту «черную метку» от Васи. По данному факту возбудили уголовное дело, и заседание сорвать не удалось.

К слову, в суд бандитов возили с «почестями»: два автозака передвигались по городу в сопровождении нескольких машин ГАИ и усиленной охраны автоматчиков с собаками. В зале заседания и в здании суда дежурили работники различных правоохранительных органов. В их числе — сотрудники управления по борьбе с организованной преступностью, спецподразделений «Сокол» и «Титан».

— Но и из-за решетки СИЗО главарь продолжал руководить?
— Вне всякого сомнения! При помощи средств мобильной связи, передавая письма и устные указания через защитников и даже при личных встречах в помещениях СИЗО и суда с членами банды, разгуливающими на свободе. Так он организовал не одно убийство — более 20 тяжких и особо тяжких преступлений. Посредством личных коррупционных связей Мариянчук не раз пытался избежать уголовной ответственности — то путем прекращения уголовного дела через суд, то симулированием смертельных болезней.
В 2004 году он чуть не оказался на свободе: украинский суд постановил, что Мариянчуку незаконно предъявили обвинение в заказных убийствах, поскольку на это якобы не давала разрешение Венгрия, когда соглашалась на экстрадицию. Однако криминального авторитета снова задержали, прямо в зале суда, уже по новому эпизоду его преступной деятельности. После чего вдруг появилось заключение медиков о наличии у него онкологического заболевания. Но и это не сработало…
Криминальные группировки выделили миллион долларов для освобождения Мариянчука

— Собственно, расследование в полном объеме и началось с Венгрии?
— Да. Мариянчука задержали в августе 1999 года на территории Венгрии и экстрадировали в Украину. Главарь банды выехал за границу в 1996 году после покушения на свою жизнь. В июне 1999 года против него было возбуждено уголовное дело по обвинению в бандитизме. Мариянчука объявили в международный розыск и с помощью Интерпола установили местонахождение. При попытке пересечь венгерско-австрийскую границу он был задержан с поддельными документами. Специальную операцию по доставке главаря банды в Киев проводили сотрудники столичного управления по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП) совместно с коллегами из Одессы и Закарпатья. Все детали хранили в строжайшей секретности, поскольку, по имевшимся оперативным данным, местные преступные группировки выделили миллион долларов на проведение контроперации. Суть ее — не допустить передачи Мариянчука украинскому правосудию, добиться освобождения под залог, в крайнем случае — ликвидировать.

— Станислав Леонидович, вам выпало руководить группой обвинителей не только по банде Мариянчука, а и по «родственной» группировке Попеско?
— Это так, хотя лично я не ставил бы разделительный знак между ними. По сути, это одна мощная криминальная группировка. Члены банды, возглавляемой Олегом Попеско (он же — Ион Попеску), осуждены к длительным срокам заключения. Судебный процесс по ним также проходил в Апелляционном суде Николаевской области и завершился летом 2007 года. По этому делу проходило 18 обвиняемых, совершивших около 50 преступлений.

Со времени фактической ликвидации группировки прошли годы, но на юге Украины и в Молдове коммерсанты все еще поеживаются при одном только упоминании о безжалостных рэкетирах Попеско. Его же самого до сих пор не могут (либо не желают) задержать. Такой точки зрения придерживается бывший народный депутат Юрий Кармазин: "Несколько лет назад сотрудники правоохранительных органов задержали в аэропорту «Борисполь» прибывшего из Хорватии Олега Попеско, подозреваемого в резонансных преступлениях. Поскольку имелись опасения, что главаря банды могут попытаться убить в камере или же освободить (как уже было несколько раз), специалисты приняли решение спрятать его. С соблюдением режима секретности Попеско отконвоировали в Иванковский район Киевской области, где поместили в изолятор временного содержания. Однако криминальный авторитет там пробыл всего несколько дней. Прокурор района 29-летний Игорь Журбенко под формальным предлогом… отпустил подозреваемого (впоследствии Журбенко освободили от занимаемой должности, но к ответственности не привлекли. — прим. ред.)".

По словам Кармазина, показаний Попеско боятся многие сотрудники правоохранительных органов. Они кровно заинтересованы в нераскрытии таких громких дел, как убийства председателя Одесского областного арбитражного суда Бориса Вихрова, судьи Игоря Ткачука (которое кое-кто стремился представить как самоубийство), а также целого ряда других злодеяний.

Что касается Мариянчука, то материалы этого резонансного дела, по решению Верховного суда Украины, были направлены в Апелляционный суд Николаевской области. Однако главарю пришелся не по душе вердикт этой инстанции. Его защитники и адвокаты еще нескольких обвиняемых подали кассационные жалобы, для тщательного рассмотрения которых понадобилось 20 заседаний высшей судебной инстанции страны. В итоге приговор — пожизненное заключение — оставлен в силе.

«Закрыв руками голову, я ждал контрольного выстрела»

Банда совершала убийства по разным мотивам: из корысти, мести и из-за передела собственности, устраняя конкурентов по бизнесу и лидеров противоборствующих преступных группировок, убирая свидетелей и исполнителей, а также выполняя «политические заказы». Наиболее «продуктивным» в плане заказных убийств и покушений на известных людей, общественных деятелей и политиков стал для банды Мариянчука 1998 год. Спустя всего полгода после убийства редактора «Вечерней Одессы» Бориса Деревянко (11 августа 1997 года) наемный убийца расстрелял на улице редактора одесской газеты «Слово» Леонида Капелюшного (тогдашнего соратника мэра Гурвица, председателя городской избирательной комиссии по выборам депутатов Одесского городского совета и городского головы). 

По счастливой случайности Капелюшный остался жив. Он уверен: «Если бы меня удалось расстрелять до конца, избирательная кампания могла пойти по другому руслу… Почин уже был, людей убивали… Все это делалось, чтобы придать избирательной кампании характер крайнего ожесточения и чуть ли не войны. В этом был умысел — накалить страсти до предела. И запугать».

Леонид Капелюшный отчетливо помнит, как все происходило: "Это было 15 февраля, в воскресенье… Вышел из дому где-то в половине одиннадцатого. Обычно по дороге заходил в редакцию — выпить чашку кофе. Но что-то меня остановило. Прошел буквально два квартала, до перекрестка Екатерининской и Базарной, и вдруг боковым зрением увидел, как впереди сбавляет ход белая иномарка. Даже номер заметил. И запомнил. Она остановилась, я тоже. Это, собственно, меня и спасло. Если бы продолжал идти — оказался бы в двух метрах от машины, и меня расстреляли из окошка… Вижу, открывается передняя дверь. Выходит парень, в руке пистолет с глушителем… Выстрелы. В следующее мгновение я уже лежал на земле. Пуля вошла в районе второго позвонка, но позвоночник не задела. Киллер подошел и выстрелил второй раз, уже в упор. Я кричал, катался в луже, махал руками. Он мне прострелил еще и левую руку… Кругом — люди… Самое страшное — я понимал: сейчас будет контрольный выстрел. Закрываю голову руками и жду. Контрольного. В голову. А его нет. Приподнимаюсь и вижу: машина уезжает…".

«Он родился не в одной, а в трех рубашках», — сказал опытнейший хирург Сергей Гишелин, оперировавший журналиста, из которого извлекли две 9-миллиметровые пули.

— Вина исполнителей этого «заказа» также доказана, они осуждены, — констатирует Станислав Лысый. — Это бывший капитан милиции и звеньевой Мариянчука Сергей Рябошапко, подключивший звено Василия Шепилова (клички «Оскар» и «Монах), в частности Вячеслава Гридина и Юрия Ланга. В ходе следствия выяснилось, что жизнь Капелюшного оценили в десять тысяч долларов. Оружие использовалось нестандартное, переделанный пистолет Макарова. Именно в силу этого в какой-то момент пистолет «заел», и Капелюшному суждено было уцелеть.

Тогда же, в феврале 1998-го, был похищен председатель Киевской районной администрации Одессы, депутат облсовета Игорь Свобода. Местная милиция вроде бы очень рьяно взялась за дело. Была объявлена операция «Перехват», задерживали на дорогах машины, несколько недель сотрудники УБОП опрашивали родственников и соседей, проводили розыскные мероприятия… Но прошел месяц, а вместе с ним и выборы на пост мэра Одессы, и все затихло.

— Единственным, кто еще какое-то время проявлял к нам интерес, был следователь прокуратуры, — рассказывает сын Игоря Свободы Юрий. — Но в разговорах с ним постоянно складывалось впечатление, что все оперативные наработки по делу милиция держит от него в тайне.

Спустя месяц после пропажи Свободы во дворе своего дома был похищен еще один соратник Эдуарда Гурвица — 33-летний юрист, начальник управления правового контроля горисполкома Сергей Варламов, отец шестимесячной дочки и четырехлетнего сына. Его розыск милиция начала лишь через пять суток. Под нажимом общественности было возбуждено уголовное дело.

— Мужа похитили возле подъезда рано утром, — вспоминает Алла Варламова, жена Сергея. — Я услышала сквозь сон крик и шум сорвавшейся с места машины. Весь день на что-то еще надеялась, а вечером уже не сомневалась: случилось страшное. Кинулась в милицию, но начальник Приморского райотдела Пугач отказался принять заявление, заявив, что, наверное, муж загулял. Пришлось начать расследование самой. Возле подъезда обнаружила следы крови. Нашла нескольких свидетелей, видевших у нашего дома подозрительных типов… Обо всем проинформировала прокурора Приморского района Тизула. Тот поручил разобраться своему помощнику Прибоку. Но помощник прокурора, бегло осмотрев место происшествия, заявил, что я должна еще доказать, что бурые пятна — действительно кровь. Когда друзья Сергея и адвокат предложили выломать куски асфальта для экспертизы, помощник прокурора развеселился и посоветовал заодно прихватить бетонные ступеньки. В тот же день мой адвокат с образцами крови, снятыми при понятых, обратился к прокурору с ходатайством о возбуждении уголовного дела. Прокурор отказал, ответив, что оснований не усматривает.

Более того, сотрудники местных правоохранительных органов длительное время убеждали журналистов и общественность в том, что Варламов и Свобода живы и просто скрываются. Дескать, их неоднократно видели — то в дальнем, то в ближнем зарубежье. Позже руководство местной милиции признало обоих погибшими. Но поиск их тел и убийц оставался безрезультатным. Следователь Игорь Кучерявый неустанно повторял: «Нету тела — нету дела».

В те дни я писала президенту Украины: «Решение судьбы Варламова было поручено тем руководителям правоохранительных органов, в отношении которых одесский горсовет, где он работал, выдвигал прямые обвинения в коррупции и связях с организованной преступностью… Результат такого расследования был заранее очевиден…»

— Опытный юрист (Варламов. — прим. ред.) мог помешать ловко состряпанному, но отнюдь не правовому сценарию выборов мэра Одессы, — констатирует бывший старший следователь городской прокуратуры Владимир Назимкин, отстраненный от расследования этого дела за излишнюю старательность.

Поиски Сергея Варламова длились (в основном, на бумаге) более семи лет. В итоге его останки нашли замурованными в курортном районе города, по улице Петрашевского. Как утверждают знающие люди, это произошло исключительно благодаря тому, что во время допроса одного из задержанных «мариянчуковцев» случайно промелькнула фраза об «упакованном в стену гаража молодом человеке».

— Действительно, в частном гараже на Большом фонтане выявили залитый бетоном и присыпанный известью труп с двумя огнестрельными ранениями, — подтверждает Станислав Лысый. — Характерно, что изначально этот гараж убийцы взяли в аренду, и его владелец даже не подозревал о захороненном там трупе… Кстати, через несколько часов после того как члены банды Мариянчука похитили Сергея Варламова, бригада Попеско осуществила очередное покушение на жизнь мэра Эдуарда Гурвица. Это пример того, как согласованно действовали два формирования.

«На чердаке дома пряталась «дострельная» группа — добивать выживших после взрыва»

— Единственное, что утешало — до выборов оставалось продержаться всего неделю, — вспоминает Леонид Капелюшный. — 22 марта 1998 года я приехал в исполком часам к одиннадцати, Гурвиц был уже на месте. Когда мы остались одни, он сказал, что, по информации СБУ, его сегодня будут убивать.

— В ходе избирательной кампании на пост мэра Одессы это было уже второе покушение на Эдуарда Гурвица, — продолжает Станислав Лысый. — Руководил им лично Попеско вместе со своими подручными, специально прибывшими в Одессу. 22 марта члены банды подложили мощное взрывное устройство в Доме приемов исполкома Одесского горсовета, на Гагаринском плато. В тот момент в здании находилось практически все городское руководство, водители, технические работники — около двухсот людей. К счастью, сотрудники спецслужб обратили внимание на подозрительных личностей и буквально за несколько минут (!) до взрыва бомбу удалось обезвредить. Исполнителей задержали. При этом некто Кубарев выбросился с пятого этажа. Арестованные дали показания о своих действиях, но так и не назвали заказчиков. Кто конкретно стоял за всем этим, режиссировал, можно только догадываться.

Как следует из материалов дела, дававший показания Нерушев (он был осужден к 9 годам лишения свободы) сообщил, что ликвидировать мэра и его окружение должен был взрыв. Мощности взрывного устройства (6,3 килограмма пластида, две 400-граммовые и одна 200-граммовая тротиловые шашки, порошкообразный заряд типа «Аммонит Т-19» весом в 300 граммов, а также порядка пяти-шести параллельно подключенных мощных электродетонаторов, трубок радиоудлинителя) было вполне достаточно, чтобы снести с лица земли не только Дом приемов, но и все строения в радиусе целого городского квартала. Два радиоуправляемых заряда заложили с таким расчетом, чтобы взрывная волна от одного шла навстречу другой. Подрыв радиоуправляемых бомб должен был произойти дистанционно с базовых телефонов «SANYO». А на чердаке одного из корпусов расположенного неподалеку санатория «Россия» бандиты оборудовали место для своей «дострельной» группы — добивать выживших, если это понадобится. Для этого некто Степан Киоссе — доверенное лицо Попеско — доставил туда автоматы Калашникова, пистолеты «ТТ», «Макаров», «Парабеллум» и запасные магазины с патронами.

Сами же Кубарев и Нерушев отправились наблюдать за обстановкой в недостроенный 16-этажный дом рядом с туркомплексом «Одесса», откуда Дом приемов просматривался как на ладони. Подключенные к аккумулятору телефоны готовы были привести в действие в любой момент. Рядом лежал даже заряженный фотоаппарат, чтобы документально подтвердить заказчику выполнение. Ждали «гостя». Горсоветовские чиновники все не ехали — узнавали, куда же мог деваться Варламов. Как стало ясно позже, именно эта задержка, вероятно, спасла всем жизнь.

«Получив выкуп — полтора миллиона долларов, — предпринимателя убили»

— А первое покушение на жизнь Гурвица было совершено в конце августа 1997 года, — вспоминает тогдашний заместитель начальника регионального главка МВД генерал-майор Александр Малышев. — Члены группировки Мариянчука захватили угловую квартиру на втором этаже дома на перекрестке улиц Пушкинской и Ланжероновской. Квалифицированный стрелок — мастер спорта международного класса, чемпион Вооруженных сил СССР в стрельбе по «бегущему кабану» Ибрагимов (кличка «Стрелок») — нацелил винтовку СВС-122 с итальянской оптикой и глушителем на боковой выход из здания горсовета на Думской, откуда обычно выходил мэр. Расстояние до цели — 120 метров… Нас успели предупредить незадолго до намечавшегося выстрела. Перед выходом из здания мэрии Гурвица попросили задержаться сотрудники милиции. Силовики тем временем произвели штурм квартиры, обстреляв окна из автоматов и выбив двери. Они задержали группу киллеров, в арсенале которых были также «Вальтер», два пистолета Иж-78 и даже гранатомет РПГ-26, и освободили связанных хозяев жилья…

— Примеров ужасающих деяний банды — великое множество, для этого не хватит не то что газетной площади, даже целой книги, — констатирует Станислав Лысый. — Весьма показательны эпизоды расправы участников ОПГ со своими же подельниками. Причем не рядовыми — звеньевыми! Например, над «начальником контрразведки» банды, в прошлом капитаном милиции Олегом Якименко. Бывший сотрудник горуправления милиции Одессы, он в августе 2000 года совершил дерзкий побег из следственного изолятора одесского областного управления СБУ. Во время прогулки во внутреннем дворике воспользовался дверцей на вышку часового, которая почему-то была пуста, через нее прыгнул на забор, оттуда — на волю. При этом спецпровода, обеспечивающие «изоляцию» от внешнего мира, почему-то оказались обесточены… Подельники спрятали Якименко в другом регионе, давали солидные средства «на жизнь». А вскоре при дружеской встрече… ликвидировали: расчленили тело, отрубили кисти рук и голову, залили ее цементом в ведре и выбросили в реку за десятки километров от места совершения этого преступления.

Аналогично поступили с другим звеньевым, Рябошапко (бывшим начальником отделения уголовного розыска Малиновского райотдела милиции Одессы, впоследствии — руководитель разведки у Мариянчука), который дал следствию подробный расклад функционирования банды, ее структуры и оснащенности. По заказу «шефа» его задушили после совместного распития спиртных напитков в камере Житомирского СИЗО. Это попытались списать на чрезвычайное происшествие — дескать, захлебнулся рвотными массами от самодельной бражки…

По материалам уголовных дел, банда Мариянчука организовала нападение на автомашину фирмы «Мастер», которая перевозила деньги, а бригада Попеско похитила генерального директора этого предприятия Пономаря и его водителя. За их освобождение получили выкуп в сумме 1,5 миллиона долларов. Тем не менее Пономаря застрелили.

Цинично расправились с еще одним звеньевым — Балашовым, бывшим руководителем одесской атлетической ассоциации «Олимп». Его считают одним из организаторов убийства редактора «Вечерки» Бориса Деревянко. Следом за ним ликвидировали и его подручную Галину Чумак, которая также входила в состав банды, охотно исполняя роль киллера в заказных убийствах. Их обоих застрелили с разницей в несколько дней на загородной даче, а тела закопали в другом месте.

К слову, самого Мариянчука также пытались устранить. Еще в 1996 году его хотел ликвидировать бывший десантник Николай Тимков, служивший в спецподразделении «Беркут». Покушение не удалось. Погиб только водитель Мариянчука Кисляк, сам же главарь получил серьезные ранения, неделю пролежал в больнице, а затем на «скорой» отправился в аэропорт, откуда на самолете — за пределы Украины. Уехал в Европу, где до ареста занимался бизнесом: поставкой медикаментов и медицинского оборудования в страны Африки и Латинской Америки…

comments powered by Disqus
TOP