История дня: как львовский прокурор пошел добровольцем на фронт и стал "киборгом", защищавшим 5 месяцев донецкий аэропорт

11:57, 26.10.2015
  • 2396
  • 0
  • 0

22 октября 2015 года - первый рабочий день после службы в зоне АТО для львовского прокурора Максима Грищука. Издание Zaxid.net подготовило сюжет, ломающий привычные стереотипы о прокурорских сотрудниках, но как писала ранее "Прокурорская правда", являющийся исключением из правил.

Речь идет о работнике прокуратуры Львова Максиме Грищуке, который 5 месяцев принимал участие в обороне аэропорта Донецка. Год назад прокурор, котрый занимается делами несовершеннолетних, отправился добровольцем в ряды Вооруженных Сил. По его словам, решение записаться в армию он принял после аннексии Крыма Россией: еще в апреле 2014 года он пошел в военкомат, но его заявление потеряли. Второй раз прокурор появился на пороге комиссариата уже в августе минувшего года во время отпуска. В рядах ВСУ Максим Грищук прослужил год.

«У меня растет ребенок, и рано или поздно он подрастет и спросит: а где ты был и что ты делал, когда у нас в стране была война? У меня просто не будет ответа, я не хотел бы прятать глаза», — рассказывает "прокурор-киборг" Максим Грищук.

С конца августа 2014 года Максим начал готовиться на Яворовском полигоне. Говорит, тогда всем давали старую и ужасную форму, и все его побратимы из-за «разношерстности» одежды напоминали, скорее, ополченцев, чем военных ВСУ. Прокурор признается: его кевларовый шлем и бронежилет покупали за счет работников городской прокуратуры. О том, что бок о бок с новобранцами занимается прокурор, никто даже не догадывался. Когда узнали — не поверили.

«Говорят: а чего ты пошел? И добровольно пошел! Да нет, там что-то не то, там какая-то, вероятно, люстрация и ты от люстрации "косишь". Ты, наверное, взятки большие брал. Они мне долго не верили», — признается Грищук.

После двух месяцев обучения на полигоне Максим попал в самое пекло — Донецкий аэропорт. Он не служил до этого в армии и никогда не пользовался автоматом, но был пластуном, поэтому горы, карты и умение ориентироваться на месте помогли ему выжить. Для него Донецкий аэропорт — значительно больше, чем поле битвы.

«Сначала стояли, потому что действительно удерживали окраину Донецка. Это был стратегический объект, чтобы грузовые самолеты российские туда не садились. Когда разбомбили взлетную полосу, уже держали только высоту, но позже это уже стало символом. Мы не могли утратить и отступиться от этого символа», — вспоминает прокурор.

У Грищук подрастает двое дочерей, а он мечтает о сыне. Когда прокурора называют "киборгом", смеется, говорит, что, если бы знали противники, кто же на самом деле охраняет аэропорт, — не поверили бы.

«Все боялись. Кто говорит, что не боялся, тот лжет, ведь страх — это нормальная защита организма. Страшно было, когда первый раз обстреляли. У меня тряслись ноги и перехватывало дыхание, как рыба хватал воздух», — рассказывает прокурор.

Максим Грищук домой вернулся лишь недавно. Его жена Виктория все это время даже не догадывалась, что муж защищал аэропорт. Когда человек решил пойти добровольцем, отреагировала, как все женщины. «У меня первая реакция была, как у всех женщин. Была против, потому что страшно. А потом уже подумала, эмоции уже отошли и как-то нормально восприняла», - отмечает она.

"Прокурора-киборга" представили к государственной награде «За мужество», но он скромно говорит, что герои на самом деле те, кого уже нет рядом.

comments powered by Disqus
TOP