Изнанка "конкурсов" в ГПУ, НАБ, САП, МВД и НАПК: кто и как превратили демократический отбор в правоохранительные органы в имитацию и масштабный фарс?

20:14, 13.07.2016
  • 4894
  • 218
  • 0

Реформа органов прокуратуры и МВД завершилась оглушительным провалом, а следствием этого стала проблема отбора кадров в правоохранительные органы и особенно - назначений на административные должности. Об этом на своем сайте пишет бывший заместитель генерального прокурора Алексей Баганец.

(Алексей Баганец)

Как результат – отбором руководителей новых и старых силовых ведомств (за исключением СБУ) занимаются прожженные «грантоеды-аферисты», которые за счет вбросов в СМИ приводят к должностям нужных им персонажей.  «Прокурорская правда» предлагает своим читателям ознакомиться с основными постулатами развернутой публикации Баганца, посвященной отбору сотрудников новых и старых антикоррупционных ведомств, а также допущенным в ходе отбора вопиющим нарушениям Конституции.

Подводя итоги начатой, еще в октябре 2014 года так называемой «реформы прокуратуры» (принятие нового закона, кадровые изменения и перестановки, борьба с коррупцией в системе, прокурорское самоуправление и т.д.), которую проводят нынешнее руководство государства, украинские политики и новоявленные «эксперты» уже почти полтора года, напрашивается закономерный вопрос: почему она не сработала? 

То же самое (приблизительно) можно сказать и о реформе бывшей украинской милиции, которая сегодня, кроме названия, изменила к худшему и саму деятельность этого главного правоохранительного органа в борьбе с преступностью. Единственное меня радует, что эти «реформаторы» еще не добрались в Службу безопасности Украины и поэтому хотя бы этот, пусть и специфический, правоохранительный орган остается островком сохранившихся, пусть и частично, профессиональных возможностей в борьбе с преступностью, особенно в сфере коррупции.

Именно в связи с этим, я уверен категорически, что в настоящее время уже возникла серьезная проблема отбора кадров в правоохранительные органы и особенно назначений на административные должности. Заимствуя европейский опыт, на который часто теперь ссылаются украинские чиновники, политики, всевозможные «общественные» организации и СМИ, наше государство чрезмерно увлеклось так называемым «конкурсным отбором» кадров.

Кстати, национальным законодательством до сих пор не предусмотрено самого определения понятия таких конкурсов, однако, учитывая саму специфику проведения отбора (подбора) кандидатов на различные должности, в т.ч. и руководящие, в правоохранительные органы, можно предположить, что конкурс - это такая процедура, которая предусматривает всестороннее, объективное и непредвзятое изучение индивидуальных, профессиональных, квалификационных и моральных качеств претендентов на занятие соответствующих должностей, в результате которой должны быть отобраны кадры именно с лучшей профессиональной подготовкой. По мнению многих экспертов да и с точки зрения объективности, непосредственно отбирать достойных кандидатов на соответствующие должности в правоохранительные органы должны лица, имеющие безупречную деловую репутацию, высокие профессиональные и моральные качества, общественный авторитет, а также, как правило - значительный практический опыт правоохранительной деятельности или хотя бы в области права, и в целом - понимание того, каким критериям должен соответствовать потенциальный милиционер и прокурор. Именно таким требованиям должны отвечать члены так называемых «конкурсных комиссий», которые создавались в соответствующих правоохранительных органах: то в Национальном антикоррупционном бюро Украины, то в Национальной полиции, или в Генеральной прокуратуре, или в других органах. Вместе с тем, удивляет, что у нынешнего общества почему-то не возникали, да и сегодня не возникают закономерные вопросы к компетенции лиц, которым фактически было предоставлено право отбора сотрудников правоохранительных органов: прокуроров, детективов, полицейских. К сожалению, ни представители высших органов государства, ни руководители правоохранительных органов, ни общественность по непонятным причинам, не проверили и не убедились обладали ли достаточным (жизненным, так и особенно профессиональным) опытом эти лица (т.е. члены конкурсных комиссий), в состоянии они были отобрать одним из лучших претендентов на ту или иную должность, особенно руководящую, которые после назначения играть значительную роль в обеспечении соблюдения законности и справедливости. Несмотря на то, что так называемые «реформы» с применением таких конкурсных процедур проводятся в Украине уже достаточно длительное время, никто из названных субъектов властных полномочий или гражданского общества до сих пор не проанализировал и не сделал выводы, были достигнуты положительные результаты этих преобразований в правоохранительной системе, или нет, если нет, то какие в этом причины.

Поэтому, попробуем разобраться в этом вопросе и исследовать реальные последствия применения конкурсного отбора и создания так сильно разрекламированных «комиссий по конкурсному отбору» кадров именно в правоохранительные органы.
На сегодня в Украине конкурсным путем уже сформировали Национальное антикоррупционное бюро Украины, Специализированную антикоррупционную прокуратуру, Национальное агентство по предотвращению коррупции, Национальную полицию и так называемые явно надуманные - «местные прокуратуры». Кроме этого, сейчас идет набор тем же путем в Государственное бюро расследований и Национальное агентство по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений, а также стартовал конкурс на замещение вакантных должностей полицейских в Министерстве внутренних дел Украины.
Следует заметить, что, принимая решение о применении конкурсной процедуры отбора в вышеуказанных правоохранительных органов, законодатель не создал единого процедурного закона, которым бы регламентировалась деятельность таких «конкурсных комиссий» по отбору правоохранителей. В связи с этим, каждое ведомство определило отдельные порядки, положения и регламенты, в которых предусмотрело, по своему усмотрению, критерии и принципы, которые, вероятно, были выгодны и необходимы их руководству для достижения желаемого результата или цели, тем более, что именно руководство и согласовало и подписывали их. Также следует отметить, что ни один внутренний документ каждого ведомства: будь то Регламент работы конкурсной комиссии, или Порядок проведения конкурса на замещение вакантных должностей не содержали каких-либо оговорок относительно ответственности членов таких конкурсных комиссий. Таким образом, членам этих «конкурсных комиссий» фактически предоставили возможности делать любой выбор, не беспокоясь о его последствиях, что, по моему мнению, абсолютно недопустимо. И именно поэтому, неудивительно, что один из главных «идеологов» и участников таких конкурсных комиссий по набору в НАБ и антикоррупционную прокуратуру на вопрос журналистов, а какой будет реакция, если, например, не заработает антикоррупционное бюро в течение года, без каких-либо сомнений ответил, что тогда они будут инициировать увольнение его руководителей и проводить повторный конкурс. Но, о вине тех, кто неудачно подбирал такие кадры - не сказал ни слова!

Первоначально конкурсную систему отбора кадров экспериментальным путем испытали во время так называемой «реформы» Национальной полиции Украины. Так, согласно ст. 51 закона «О Национальной полиции Украины», для обеспечения прозрачного отбора (конкурса) и продвижения по службе полицейских на основании объективной оценки профессионального уровня и личных качеств каждого полицейского, соответствия их должности, определение перспективы служебного использования в органах полиции должны были образовываться постоянные полицейские комиссии. Приказом Министерства внутренних дел от 25 декабря 2015 года № 1631 «Об организации отбора (конкурса) и продвижения по службе полицейских» утвержден Порядок деятельности полицейских комиссий, которым предусматривается, что в состав полицейской комиссии аппарата Национальной полиции Украины входили пять человек: два представителя, определены Министром внутренних дел Украины, не из числа полицейских; один представитель определенный Председателем Национальной полиции Украины; два представителя общественности, рекомендованные Уполномоченным Верховной Рады Украины по правам человека, из числа лиц, «имеющих безупречную репутацию, высокие профессиональные и моральные качества, общественный авторитет». В состав полицейских комиссий органов полиции входили следующие пять человек: один представитель определенный МВД, не из числа полицейских; один представитель определенный главой Нацполиции; один представитель определенный руководителем соответствующего территориального органа (учреждения, учреждения) полиции; два представителя общественности, избранные соответствующим областным советом, Верховной Радой АР Крым, Киевским городским советом, Севастопольской городским советом, опять же, - из числа лиц, «имеющих безупречную репутацию, высокие профессиональные и моральные качества, общественный авторитет». Никаких других, более конкретных, требований к членам полицейских комиссий не выдвигалось.

Следует обратить внимание на такие расплывчатые требования как «безупречная репутация, высокие профессиональные и моральные качества, общественный авторитет», которые являлись якобы основным критерием при формировании личного состава таких комиссий. К большому сожалению, законодатель не объясняет их целостное трактовки, что приводит к обобщенный характер этих требований и вольной трактовки должностными лицами, которые их используют и будут использовать. Если же говорить о «безупречной репутации лица и высоких моральных качествах», то такие характеристики можно применить к неопределенному кругу лиц и тоже непонятно кто способен это сделать и должен их правильно определить. Данные требования не то, что общие, но и могут быть достаточно субъективными, ведь у каждого человека свое понимание «высоких моральных качеств и авторитета». Еще больше вызывает вопросов требование о наличии у лица «высоких профессиональных качеств». О каких именно профессиональные качества идет речь законодателем также не указывается, что дает возможность лицам даже без высшего юридического образования или тем более опыта работы в правоохранительной сфере стать членом конкурсной комиссии по отбору тех же полицейских.

Быть хорошим журналистом, членом общественной организации, даже народным депутатом Украины, и при этом обладать высокими моральными качествами, а тем более - безупречную репутацию, отнюдь не гарантирует, что такие лица обладают достаточными знаниями (в первую очередь профессиональными) именно для того, чтобы определить лучших претендентов на должности в полицейских органах. В мире не случайно созданы целые научно-исследовательские институты, высшие учебные заведения по овладению именно одной профессии и различные специализированные учреждения, ориентированные на повышение конкретной квалификации, и вся эта образовательная политика направлена на подготовку действительно профессионалов своего дела, чтобы каждый человек, имея определенную специализацию была экспертом в каком-то конкретном, исключительном вопросе. С этого напрашивается вполне логичный вопрос - может ли один и тот же специалист, пусть и с несколькими образованиями, быть экспертом во всех без исключения вопросах? Конечно нет! У нас же на практике прослеживается обратное - требования к членам таких конкурсных комиссий выдвигались такие, в которые мог попасть почти любой человек, не имея никаких правовых знаний, не будучи специалистом в необходимой сфере, а тем более, что весомое, не имея опыта практической работы в правоохранительных органах. Часть из таких экспертов не имеют даже элементарного жизненного опыта, ведь их возраст колеблется от 25 до 30 лет.

Таким образом, в постмайданной Украине создалась негативная тенденция, которая заключается в том, что для участия в полицейской комиссии в качестве «экспертов» по отбору правоохранителей (причем - на любые должности), кроме «безупречной биографии» (только не понятно, кто ее должен определять), не нужно больше ничего.

Кроме вышеуказанных полицейских комиссий, при этом ведомстве также работали аттестационные комиссии и апелляционные аттестационные комиссии, задачей которых было переаттестовать старые кадры милиции и оставить на должностях только, как при этом утверждалось, достойных звания «нового полицейского». Так, в соответствии с Приказом Министра внутренних дел от 17.11.2015 № 1465 «Об утверждении Инструкции о порядке проведения аттестации полицейских» персональный состав таких комиссий утверждался приказом руководителя соответствующего органа по согласованию с Национальной полицией Украины, или непосредственно самой Нацполицией. В число членов аттестационных комиссий привлекали, опять же, «общественных деятелей», якобы для устранения ангажированности результатов конкурса со стороны руководства Нацполиции и Министерства внутренних дел. Однако, согласно информации в СМИ, члены общественных организаций, которые входили в состав аттестационных комиссий, все же проявляли беспокойство прозрачностью конкурсного отбора, рассказывали о «теневом» влияние руководителей полиции на сам процесс и, как следствие, даже заявили об отзыве своих кандидатур с состав аттестационных комиссий. В частности, члены общественных организаций «Автомайдан», «Народный тыл» и «Combat.ua» заявили о выходе из процесса переаттестации работников Национальной полиции, утверждая, что не имеют никакого влияния на результаты переаттестации, поскольку советники министра МВД и его департамент полностью контролируют организацию процесса. В подтверждение этих фактов также имеется статистика увольнений переаттестованных работников полиции.

Так, по результатам переаттестации экс-милиционеров комиссии первой инстанции (аттестационные комиссии) освобождали не более 25% правоохранителей, причем вторая инстанция (апелляционные аттестационные комиссии) большую половинную от них возобновляла в органах. И даже те, которые совсем не прошли апелляционную комиссию, могли беспрепятственно восстановиться и поновлялись на должностях через суд. Заметим, что более 1000 исков было направлено в суд об обжаловании решений аттестационных комиссий, говорит о некачественной и бесполезной деятельности полицейских аттестационных комиссий. Все это свидетельствует о том, что законодатель создал необходимое основание для проведения конкурсного отбора, однако не обеспечил профессионализм и эффективность работы таких комиссий.

Конкурсным путем в Украине решили избирать и так называемых местных прокуроров. И это несмотря на то, что новым Законом «О прокуратуре» уже был предусмотрен порядок назначения прокуроров на административные должности через Совет прокуроров. Но, реформаторы настолько увлеклись так называемым «конкурса» на закон даже не обратили внимания. Так, правовой основой этой работы стал Приказ Генерального прокурора Украины от 20.07.2015 № 98, которым утверждены Порядок проведения тестирования для занятия должности прокурора местной прокуратуры и Порядок проведения четырехуровневого открытого конкурса на занятие должностей руководителей местных прокуратур, их первых заместителей и заместителей. Проведение открытого четырехуровневого конкурса обеспечивали 5 конкурсных комиссий в Киеве, Львове, Днепропетровске, Одессе и Харькове. В состав каждой комиссии входили четыре человека, определенные генпрокурором и три - Верховной Радой. В результате от ГПУ делегировали работников прокуратур, а парламент «дал»  народных депутатов. Кстати, требования к репутации, образования, опыта работы в правоохранительных органах в таких кандидатов также не выдвигались вообще и порядками не были предусмотрены, состав формировался по своему усмотрению экс-генпрокурором Шокиным, а кто отбирал наиболее «достойных» народных депутатов, на каких основаниях и по каким принципам, - неизвестно. Поэтому, результаты деятельности таких конкурсных комиссий сразу встревожили общественность, ведь у прокуратуры на местах назначали, вроде бы, не по способностям, не по профессиональному опыту, а по «другим» критериям.
В итоге части профессиональных прокуроров пришлось покинуть свои должности и абсолютно разувериться в объективности такого отбора. В то же время благодаря такому «отбору» на руководящие должности в местные прокуратуры были отобраны (непонятно по каким критериям) бывшие государственные исполнители, милиционеры, юристы из различных учреждений, которые вообще не владеют даже азами уголовного процесса или криминалистики. Часть из них за время работы не выдержали нагрузок по новой службе и условий труда, и уже уволились из органов прокуратуры.

Национальное антикоррупционное бюро Украины создавалось также на основе конкурсного отбора, однако, по некоторым другим критериям. Так, в соответствии с законом от 14 октября 2014 года «О Национальном антикоррупционном бюро Украины» директора НАБ и его заместителей выбирала конкурсная комиссия, которая состояла из 9 человек: по три человека от президента, Кабмина и Верховной Рады. Заметим, что такой порядок отбора членов конкурсной комиссии противоречил предписаниям Конституции Украины, поскольку Украина является правовым государством, где органы законодательной, исполнительной и судебной власти должны осуществлять свои полномочия в установленных Конституцией Украины пределах и в соответствии с законами Украины. Но, в Основном Законе таких полномочий названных выше органов не предусмотрено. Более того, как и в предыдущих случаях, членами конкурсной комиссии были лица, которые имели, опять же, «безупречную деловую репутацию, высокие профессиональные и моральные качества, общественный авторитет». В результате предъявления только таких требований, директора антикоррупционного бюро выбирали как доктор исторических наук, так и председатель Меджлиса крымскотатарского народа, как журналист, так и бывший Министр культуры Украины. При всем уважении к этим лицам, они не имеют ни юридического образования, ни опыта в области права, а тем более - не обладают высокими профессиональными качествами именно в сфере правоохранительной деятельности, не говоря уже о необходимом в таких случаях опыт работы в сфере борьбы с коррупцией, который, по моему мнению, должен быть основным критерием отбора членов таких комиссий.
Выбрав таким неконституционным и некомпетентным путем директора НАБ, следующим этапом формирования этого ведомства было создание конкурсных комиссий по отбору штатного персонала Национального антикоррупционного бюро. Так, согласно Положению о конкурсной комиссии по проведению конкурса на занятие вакантных должностей в Национальном антикоррупционном бюро Украины, утвержденным Приказом Директора НАБ от 15 мая 2015 № 4-н, и Регламентом конкурсной комиссии по проведению конкурса на занятие вакантных должностей в Национальном антикоррупционном бюро Украины, утвержденным Приказом Директора НАБУ от 22 мая 2015 № 6-н, детективов и специалистов по антикоррупционным вопросам выбирали три конкурсные комиссии. В состав первой вошли 11 человек, ко второй - 9, а в третью - 17 человек.

Персональный состав таких комиссий формировался Директором НАБ следующим образом: первый заместитель, заместители директора Национального бюро, другие работники Национального бюро и по три представителя, определенные Советом общественного контроля при Национальном бюро. Исследовав персональный состав таких комиссий, хочется обратить внимание руководства государства, политиков, граждан и СМИ, представители, которые были определены Советом общественного контроля из числа их же членов, имели весьма специфические факты в своей биографии, которые, конечно, были скрыты от общественности.

Один из таких членов был до этого трижды судим за квартирные кражи, другой спрятал в своей декларации о доходах имеющиеся состояния (земельные участки, недвижимость), отдельные лица были в возрасте вообще 26-28 лет и без высшего юридического образования. Поэтому, неудивительно, что при отборе членов конкурсной комиссии по штатным работникам НАБ не было даже тех минимальных квалификационных общих требований как «безупречная репутация, высокие профессиональные и моральные качества, общественный авторитет». Отобрав именно таких «общественных активистов» к участию в работе в комиссии, напрашивается вполне закономерный вопрос: кого из профессионально подготовленных претендентов они могли отобрать до этого многообещающего правоохранительного органа с его сверхбольшими возможностями и полномочиями? И на этот вопрос есть ответ уже из имеющейся практики. Одержав победу в конкурсном отборе, успешно пройдя все этапы, в том числе тестирование, собеседование с членами конкурсной комиссии, новоизбранный руководитель одного из территориальных управлений НАБ отказался от своей должности, поскольку в СМИ появилась информация о его «земельных аферах» и участии в деле о вымогательстве и получении неправомерной выгоды. Конкурс объявлен вновь, должность - вакантна, однако конкурсная комиссия остается в том же составе и не несет ответственности за свой выбор.

И это все при том, что в стране есть множество квалифицированных, профессионально подготовленных лиц именно в области права, в том числе и тех, которые работали в правоохранительных органах и судах, которые принимали участие в разработке стратегии по борьбе с коррупцией, которые понимаются в том, кто должен работать в таких важных правоохранительных органах, и при этом действительно имеют выдающийся общественный авторитет.

В частности, я имею в виду Владимира Буткевич и Владимира Василенко - признанных в обществе юристов, бывших членов Европейского суда по правам человека и Гаагского трибунала, того же, Степана Гавриша - известного юриста и множество других, но почему-то таких лиц в составе названных комиссий мы не видели и, наверное, не увидим.

Исходя из вышеназванного, неудивительно, что за год своей деятельности НАБ не обеспечило ожидаемых результатов в борьбе с коррупцией, в первую очередь - в высших эшелонах власти. Раскрученная, распиаренная политика его деятельности сводится к вручения редких сообщений о подозрении, задержаний «с поличным» правоохранителей среднего и даже низкого уровня с небольшими, иногда мизерными суммами неправомерной выгоды, а также перспективных рассказов о будущих перспективах таких расследований. Не раскрыта ни одна из существующих долговременных коррупционных схем по завладению теми же бюджетными средствами, несмотря на огромное количество. Возникает вполне закономерный вопрос: за что государство (а точнее народ - налогоплательщики) выплачивает каждому работнику НАБ от 30-40 до 100 тысяч гривен зарплаты, в то время как другие правоохранители получают мизерную зарплату, имея в производстве сотни принятых дел?!

В специализированной антикоррупционной прокуратуре проведенный конкурсный отбор также не принес желаемых результатов. Так, законом «О прокуратуре» и Порядком проведения открытого конкурса по отбору кандидатов на занятие административных должностей в специализированной антикоррупционной прокуратуре предусмотрено, что назначения на административные должности в Специализированную антикоррупционную прокуратуру осуществляется генпрокурором по результатам открытого конкурса.
Организацию и проведение конкурса осуществляет конкурсная комиссия, в состав которой входят 4 человека, определенные Советом прокуроров Украины, и 7 человек, определенных Верховной Радой (которая не имеет на это конституционных полномочий). Согласно требованиям названного закона, членами конкурсной комиссии должны быть лица, которые, опять же, имеют «безупречную деловую репутацию, высокие профессиональные и моральные качества, общественный авторитет, а также значительный опыт деятельности в сфере предотвращения или противодействия коррупции».

Но, несмотря даже на новое законодательное требование к претендентам в части наличия такого «значительного опыта», членами конкурсной комиссии не могли быть те же работники правоохранительных органов, то есть именно те лица, которые и могли бы с профессиональной точки зрения помочь правильно определить наиболее подходящих для осуществления процессуального руководства расследованием коррупционных преступлений. Таким образом, последнее требование противоречит само себе, то есть такие члены комиссий должны были иметь опыт в борьбе с коррупцией, но, при этом, не могли работать с этим в правоохранительных органах! Нонсенс! Тогда вообще не понятно, а откуда такие «члены комиссий» могли получить назван опыт? Запрет сотрудникам правоохранительных органов быть членами таких конкурсных комиссий является абсолютно необоснованным. Конечно, существуют прокуроры и следователи, которые берут взятки готовы выполнять любые указания как своего руководства, так и руководства государства, в том числе и незаконные, однако они не составляют абсолютное большинство прокурорской сообщества. Добросовестные работники органов государственной власти, прокуроры и судьи есть и их немало, проблема в другом - им закрывают все пути для того, чтобы благодаря именно своим профессиональным качествам и опыту они могли влиять на дальнейшую судьбу страны.

Стоит заметить также, что, согласно законодательных требований, председателем такой конкурсной комиссии должен быть «общепризнанный и авторитетный эксперт, имеющий богатый опыт, заинтересованность или известный своими действиями в поддержку борьбы с коррупцией». Извините, но даже само формирование всего этого предложения вызывает только одни вопросы и уточнения. В частности, в чем он должен быть «заинтересован»? Который «авторитетный эксперт», по каким вопросам и кто это должен определять? Что такое «богатый опыт»? Создается впечатление, что эти положения писал человек, который не имеет даже минимального представления о праве и специфику написания нормативно-правовых норм. Все законы, нормативно-правовые и подзаконные акты должны быть четкими, однозначными и понятными, то есть соответствовать принципу правовой определенности. И поэтому неудивительно, что в результате такой несовершенной регламентации порядка избрания членов конкурсных комиссий в их состав вошли: политический аналитик, актер, бывшие народные депутаты, председатель общественной организации, и сформировали большую часть личного состава комиссии, выбирала в том числе и антикоррупционного прокурора Украины. Более того, вокруг работы так укомплектованной «комиссии» разворачивались многочисленные скандалы, ведь такой состав «экспертов» вызвал недоверие не только у специалистов, но даже у рядовых граждан.

Конкурсным путем формировалось и в дальнейшем формируется Национальное агентство по предупреждению коррупции. Правовой основой для кадрового отбора членов НАПК является закон от 14 октября 2014  года «О предотвращении коррупции» и правительственное постановление от 25 марта 2015 года № 170 «Некоторые вопросы отбора кандидатов на должности членов Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции», которым утверждено Положение о проведении конкурса по отбору кандидатов на должности членов Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции и Регламент работы конкурсной комиссии по отбору кандидатов на должности членов Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции.

Как следует из приведенных выше нормативно-правовых актов, конкурсную комиссию сформировали: лицо, определенное Верховной Радой по представлению комитета парламента, к предмету ведения которого относятся вопросы борьбы с коррупцией; лицо, определенное президентом; лицо, определенное кабмином (опять же, названные государственные органы не имеют закрепленных в Основном Законе полномочий для этого); руководитель специально уполномоченного центрального органа исполнительной власти по вопросам государственной службы. Еще 4 человека были предложены, опять же, «общественными объединениями, имеющими опыт работы в сфере предотвращения коррупции». Проанализировав персональный состав такой комиссии, можно отметить, что половина членов комиссии, это те же «общественные деятели, имеющие опыт работы в сфере предотвращения коррупции». О каком столь необходимом опыте в таких «деятелях» идет речь - непонятно. Достаточно ли у них знаний и умения, чтобы выбрать именно квалифицированных членов НАПК, неизвестно.

В связи с этим, стоит отметить, что соответствующее агентство формировалось и в дальнейшем формируется достаточно конфликтным путем. Планировалось, что ведомство начнет свою работу уже в мае 2016 года, но, как прослеживается, его формирование может затянуться еще на достаточно длительное время с таким подходом к так называемому «конкурсному отбору».

В настоящее время также идет формирование тем же сегодня «модным» в нашей стране «конкурсным путем» Государственного бюро расследований и Национального агентства по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений, конкурсные комиссии по отбору кадров которых уже определены. Так, Законом Украины «О Государственном бюро расследований» директора ГБР и двух его заместителей выбирать 9 человек: три от КМУ, три от ВР и три от Президента Украины (опять же в нарушение требований Конституции Украины). При отборе этих членов комиссий, кроме общих требований «безупречной деловой репутации, высоких профессиональных и моральных качеств и общественного авторитета», была указана дополнительная обязательное требование наличия в них высшего юридического образования (что является положительным моментом). В результате, среди лиц, которые будут избирать руководителей Госбюро расследование, уже появились (кроме народных депутатов) - профессора юридических ВУЗов и даже один юрист. Однако, несмотря даже на эти минимальные положительные моменты, формирование ведомства проходит довольно скандальным путем: конкурсная комиссия не была вовремя сформирована, набор документов от кандидатов, претендующих на руководящие должности прошел с натяжкой, сам закон о ГБР не соответствует действующему УПК, функции ГБР, которые прописаны в законе не соответствуют тем задачам, которые нужно было бы поставить перед этим ведомством и прочее. Более 80 кандидатов (среди которых и люстрированые чиновники, и одиозные персоны), которые проявили желание возглавить так сказать «Украинская ФБР» пройдут отбор именно такой конкурсной комиссией. Остается только ждать очередных результатов работы подобной предыдущих «комиссий». Отмечая практику формирования предыдущих правоохранительных органов и персональный состав такой комиссии, ожидать отличных результатов, по моему мнению, также не стоит.

В свою очередь, Председателя Нацагентства по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений, выбирает комиссия в составе 8 человек: три человека, определенные Верховной Радой Украины; один Генеральным прокурором Украины; один директором Национального антикоррупционного бюро Украины, один Министром юстиции Украины, один председателем центрального органа исполнительной власти, реализующего государственную политику в сфере предотвращения и противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения, один Министром финансов Украины.

Члены комиссии избирались из числа лиц, не являющихся уполномоченными на выполнение функций государства или местного самоуправления, но, опять же, вроде, «имеют безупречную деловую репутацию, высокий общественный авторитет», а также опыт работы, связанный с участием в формировании и/или реализации политики в сферах уголовной юстиции или предотвращения и противодействия коррупции. Такой порядок отбора членов конкурсной комиссии предусмотрен Законом Украины от 10.11.2015 № 772-VIII "О Национальном агентстве Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений».
И в этом случае, кроме уже знакомых требований по «идеальной биографии», хочется обратить внимание на дополнительное требование об «опыт работы», который должен быть только «связан с участием» в формировании или реализации антикоррупционной политики. То есть, если лицо, работала, например, секретарем в общественной организации по борьбе с коррупцией, она фактически тоже соответствует таким требованиям. Поэтому, совершенно неудивительно, что конечным результатом формирования личного состава всей данной комиссии оказалось, что львиную долю, как и в других приведенных выше случаях, составляют редактор информационного издания, общественные деятели, юрист и доцент.

Из вышесказанного напрашиваются неутешительные выводы - некомпетентные люди выбирают некомпетентных сотрудников правоохранительных органов, после чего эти вновь, некомпетентные органы начнут действовать, опять же, пусть простят причастны к этому «идеологи» и «духовники», - нерезультативно и будут в дальнейшем создавать условия для дальнейшего разгула преступности, в том числе и коррупции, и таким образом подрывать основы существования любого государства.

Надо сказать объективно: все вышеперечисленные ключевые органы по борьбе с преступностью: некоторые из них вновь, другие реформированы, были фактически сформированы людьми, компетенция которых в сфере правоохранительной деятельности отсутствует или носила сомнительный характер. В состав таких конкурсных комиссий, которые должны были отобрать именно высококвалифицированных правоохранителей, на которых возложены обязанности государства по обеспечению соблюдения законности, входили, простите, депутаты, общественные и политические деятели, журналисты, антикоррупционные активисты, редакторы информационных изданий и даже актеры.

Требования к отбору таких членов конкурсных комиссий в некоторых ведомствах (например, при отборе тех же местных прокуроров или детективов Национального антикоррупционного бюро) совсем не выдвигались, что неизбежно привело к некомпетентности таких комиссий, или даже при установлении чисто формальных требований (несудимости, дееспособность , отсутствие приговора суда, вступившего в законную силу, о лишении права заниматься деятельностью, связанной с выполнением функций государства или занимать определенные должности) положительного результата это не дало да и не могло дать.
Вполне понятно, что, привлекая таких представителей гражданского общества к формированию кадрового состава правоохранительных органов, законодатель пытался повысить уровень доверия к результатам таких конкурсов и устранить их ангажированность. Казалось бы, на первый взгляд, этот ход должен дать положительные результаты, снизить уровень политического влияния заинтересованных лиц на результаты конкурса, создать условия для демократического и независимого отбора. Но, к сожалению, этого не произошло, доверие граждан к новым правоохранительным органам не восстановилась, а в разы уменьшилась, члены так называемых «конкурсных комиссий», не исключено, что действовали под чьим «патронатом», а результаты такого отбора были далеко не в пользу государства или общества.

В русле анализа вопроса конкурсного отбора в правоохранительные органы хочется обратить внимание общества, что такая процедура отбора правоохранителей не только является неэффективной, но и не соответствует ни одному европейскому и даже мировому стандарту или практике.

Так, согласно Конституции Бельгии, подбором и назначением на должности прокуроров занимается Высший совет правосудия (общий судейский и прокурорский орган самоуправления), которая состоит из одинакового количества магистратов судейского корпуса и прокуратуры, а также предназначенных Сенатом представителей общественности. Этот орган выдвигает кандидатов для назначения на должности прокуроров, которых в соответствии с процедурой назначает монарх. Более того необходимо отметить, что магистраты прокурорского корпуса представляют одновременно и исполнительную, и судебную власть и входящих в судейский корпус Бельгии.
Согласно законодательству Греции и Болгарии, вопросами продвижения по службе, назначением прокуроров занимается Высший судебный совет, который также состоит только из представителей судейского и прокурорского корпуса.

Во Франции прокуроры назначаются и смещаются с должностей Президентом по предложению министра юстиции (поскольку прокуратура подчинена Минюсту) с учетом заключения палаты Высшего Совета Магистратуры. Заметим, что в состав Высшего Совета Магистратуры входят: президент страны, министр юстиции, пять прокуроров и судья, государственный советник и три человека, которые не входят в парламент и органы судебной власти (этих трех человек назначает президент), председатель Национального собрания и председатель Сената.

В Польше при Управлении государственного прокурора действует Национальный совет прокуроров (о чем я уже писал), в полномочия которой входит, в частности, рассмотрение кандидатур на должности прокуроров. Персональный состав такого совета выглядит следующим образом: министр юстиции, национальный прокурор, Президент Польши, два сенатора, 3 прокуроры, предназначенных Генеральным прокурором, 11 прокуроров от каждой апелляционной прокуратуры, по одному прокурору от военной прокуратуры и Института национальной памяти и три представителя, избранных на совещании государственного управления прокуратуры. Кроме этого, окружного, апелляционного и районного прокурора и их заместителей назначает генеральный прокурор из числа прокуроров, после предоставления заключения собрания или коллегии прокуроров соответствующей прокуратуры. Никаких, подобных украинскому, конкурсов на замещение должностей прокуроров не существует.

Согласно Закону «О прокуратуре» Республики Молдова, заместители Генерального прокурора и нижестоящие прокуроры назначаются на должность Генеральным прокурором по предложению Высшего совета прокуратуры. Именно Высший совет прокуратуры организовывает конкурс на замещение вакантных должностей. Так, состав Высшего совета прокуратуры формируется следующим образом: Генеральный прокурор, председатель Высшего совета магистратуры, министр юстиции, двое прокуроров из числа прокуроров Генеральной прокуратуры, трое - из числа территориальных и специализированных прокуратур и четыре члена избираются парламентом из числа штатных преподавателей права большинством голосов избранных депутатов.

Интересным представляется и опыт назначения Генерального прокурора Испании. Так, Генеральный прокурор страны назначается Королем по предложению Правительства с учетом мнения Генерального совета судебной власти и предварительной оценки кандидатур соответствующим комитетом Конгресса депутатов. Согласно Генеральный совет судебной власти Испании состоит из председателя Верховного суда и 20 членов, назначенных Королем сроком на 5 лет, с которым 12 назначаются из числа судей и магистратов, 4 по предложению Конгресса и 4 по предложению Сената. Все они должны быть адвокатами и другими юристами признанной компетенцией.
В балтийских странах сформировался несколько иной подход к отбору прокуроров. Так, например, в Литовской Республике Генеральный прокурор образует Избирательную Раду кандидатов, которая формируется для отбора кандидатов на должности прокуроров, Экзаменационную Раду кандидатов, которая формируется с целью оценки профессиональных квалификаций кандидатов, Совет по вопросам прокурорской этики, которая занимается изучением и оценкой нарушений Кодекса этики прокуроров и оценочной Раду с целью оценки выполнения прокурорских обязанностей. Личный состав таких совещательных органов формируется из числа внутренних работников, а именно прокуроров. В Литовской Республике похожая система отбора прокурорских кадров Генеральный прокурор создает совет, в состав которого входят старшие прокуроры департаментов Генеральной прокуратуры и судебных округов, административный директор прокуратуры, а также могут быть включены другие прокуроры и руководители государственных учреждений, находящихся под надзором прокуратуры. Соответствующий Совет делится на комиссии: аттестационную и квалификационную. Всех старших и нижестоящих прокуроров назначает Генеральный прокурор с учетом выводов аттестационной комиссии.

Обращает на себя внимание и практика назначения прокуроров в других странах мира. Так, в Китайской Народной Республике лица, впервые назначаются на должности прокурора или помощника прокурора, должны отбираться после сдачи экзамена и строгой оценки исключительно прокурорской комиссии, из числа лиц, которые наиболее подходят для занятия такой должности и в соответствии со стандартом, что требует наличия как способностей, так и политической репутации. Обязательным условием для отбора в качестве членов прокурорской комиссии, так и самих прокуроров законодательно закреплено требование опыта практической работы только в правоохранительных органах.

В Республике Армения прокуроров Генеральной прокуратуры, прокуроров, работающих в составе управлений и отделов Генеральной прокуратуры, прокуроров города Еревана, муниципалитетов, областей и военных гарнизонов Генеральным Прокурор из числа лиц, включенных в список служебного продвижения по службе. Список продвижения по службе прокуроров составляется один раз в год по результатам открытого конкурса, который обычно проводится в январе месяце каждого года аттестационной комиссией, которая создается при Генеральном прокуроре. По поручению Генерального прокурора в течение года может проводиться дополнительная проверка кандидатов. Аттестационная комиссия состоит также исключительно из прокуроров разного уровня!

В Таиланде назначением, смещением, перемещением прокуроров и применением к ним мер дисциплинарного воздействия занимается тоже прокурорская комиссия, которая состоит из 15 членов, в частности, председатель комиссии и шесть й членов избираются непосредственно прокурорами, два члена - Сенатом, один - Правительством, а Генпрокурор и четыре его заместителя члены комиссии по должностям.

Вьетнамским законодательством предусматривается, что Народная прокуратура основывает экзаменационно-оценочную комиссию для государственных прокуроров и помощников прокуроров, которые назначаются на должность впервые. Должность председателя такой комиссии занимает главный прокурор, общее количество членов комиссии от 5 до 9 человек тоже из числа прокурорских кадров.

Таким образом, даже обращаясь к мировой практике различных стран, стран различных правовых систем, можно четко проследить, что никаких общественных активистов, журналистов, а тем более актеров (пусть эти представители меня простят) в числе лиц, занимающихся профессиональным кадровым отбором правоохранителей, нет. То есть, кадровую политику проводят люди, которые имеют опыт работы в правоохранительной сфере, имеют профильное образование и преимущественно являются действующими работниками прокуратур. Поэтому, тотальное зомбирование общества, мы, вроде бы, таким путем следуем европейскую практику, не нашло своего реального подтверждения, а потому у меня возникает важный вопрос: какую же такую «практику» мы следуем, чего стремятся достичь в будущем наши «реформаторы» ?

Напоследок хочется сказать, что так называемый «прозрачный и демократический конкурсный отбор» в Украине является лишь иллюзией. На сегодня наша страна и так находится в тяжелом положении: гибридная война, экономический упадок, потеря доверия общества без исключения ко всем государственным органам, поэтому еще до этого некомпетентный отбор необходимых специалистов в правоохранительные органы только усложнит ситуацию и приведет к катастрофическим последствиям, которые уже ощутимы. За последний год уровень преступности продолжает расти, а уровень раскрытия преступлений значительно снизился и приблизился к критической черте. Некоторые вновь назначенные местные прокуроры, их заместители и детективы НАБУ не знают в совершенстве уголовного процессуального законодательства, не обладают навыками расследования подследственных им преступлений, не имеющих специальной подготовки, а потому не в состоянии эффективно вести уголовные производства и добиваться необходимого результата в работе. Как справедливо заявил бывший Председатель Верховного Суда Украины Василий Маляренко, с которым я полностью согласен, резонансные уголовные производства не доходят до суда или разваливаются из-за того, что следователи и прокуроры не могут качественно расследовать их из-за отсутствия знаний и опыта. Негативная тенденция и дальше продолжает увеличивать свои масштабы. Если не реагировать на такие, скажем так, «неудачные последствия» реформ и продолжать в том же направлении, Украина вообще может потерять институт защиты и фактически превратить принцип верховенства права на «верховенство силы».
Кроме того, у меня есть некоторые опасения, что потеря авторитета и эффективности прокуратуры как надзорного и координирующего органа в борьбе с преступностью неизбежно приведут к прямым нарушениям прав человека, которые неотчуждаемы и нерушимы (ст. 21 Конституции Украины). Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью, а утверждение и обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства. И из этого напрашивается вопрос: а как государство будет гарантировать соблюдение прав человека, если не будет профессиональных правоохранительных органов, если в стране будут исключительно молодые следователи, без какого-либо опыта детективы, полицейские, а тем более - прокуроры, которые сами будут нарушать процессуальные законы, тем самым никак не обеспечив защиту прав участников процесса.
Создается впечатление, что все это спланированная деятельность по дискредитации профессиональных правоохранителей и отстранения их от борьбы с преступностью. Борьба с коррупцией превратилась в массовую пропаганду, в самопиар, способом достижения каких-то других целей, а неудачные результаты реформирования правоохранительных органов решили скрыть от общества бессчетным количеством вновь органов по борьбе с преступностью, в первую очередь - с коррупцией, а не качеством их работы. «Модная тенденция» создание все новых и новых органов (на формирование которых выделяются каждый раз немалые средства) набирает все большие обороты, что отражается и на бюджете страны, и не приносит никаких результатов. По моему мнению, не стоит возлагать надежды на такие показатели как количество и скорость, в приоритете должны быть качество и результативность, которые, к сожалению, сегодня отсутствуют.

comments powered by Disqus
TOP