Как Луценко просчитался в зарплате прокурорам: кандидат в члены КДК Андрей Кругляков объяснил в своём мотивационном письме

12:24, 20.04.2017
  • 9057
  • 82
  • 0

18 апреля завершился прием документов от прокуроров, которые выразили желание стать членами Совета прокуроров Украины и Квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров.

Кандидат в Квалификационно-дисциплинарную комиссию прокуроров Андрей Кругляков – прокурор отдела организационно-методической работы работы и координации деятельности правоохранительных органов в сфере противодействия преступности управления надзора в уголовном производстве прокуратуры Харьковской области в своём мотивационном письме поднял вопрос решения насущных проблем жизнедеятельности прокуратуры.

  1. Первый просчет произошел еще тогда, когда под лозунгом «новые кадры это хорошо» Юрий Витальевич восстановил внешний набор работников в местные прокуратуры, вместо того, чтобы их заполнять прокурорами из аппарата и, таким образом, высвобождать дополнительные средства (для начала хотя бы путем обычной командировки в районы на долгие сроки, поскольку уже тогда всем было понятно, что в аппаратах работает много лишних людей, и никто под угрозой сокращения от такого предложения бы не отказался). Более того, на протяжении 2016- 2017 годов аппараты региональных прокуратур и ГПУ (вместо сокращения вакансий, которые появлялись) постоянно пополнялись - что вообще было полным абсурдом.
  2. Далее началось еще хуже. После вступления в силу нового закона «О государственной службе» (и повышения окладов госслужащих) какие-то «умники» в бухгалтерии решили себя приравнять к аттестованным прокурорам, и вместо того, чтобы разъяснить руководителям реальную ситуацию с разницей в зарплате, стали подсовывать им на подпись приказы о дальнейшем одинаковом премировании государственных служащих и прокуроров. В результате чего,

зарплата госслужащего - главного специалиста стала такой же, как прокурора со стажем 15 лет (что является полным абсурдом с точки зрения самой госслужбы). Почему наличие такого абсурда в системе прокуратуры наше руководство не замечало к 16 февраля 2017? Поскольку байки об огромном размере зарплаты главных бухгалтеров и других госслужащих, занимающих руководящие должности – слышали все.

  1. Не понятно, почему такие огромные суммы выделялись на Специализированную антикоррупционную прокуратуру, которые затем просто некуда было девать как на выплату премий. В результате чего обычный прокурор САП только за декабрь 2016 получил 160 тыс. грн., в то время как вся моя зарплата за год составила 140 тыс. грн. (до вычета налогов). Бюджет САП формировался еще при руководстве Шокина. Но если бы Луценко, вместо того чтобы рассказывать нам байки о деньгах Януковича, поинтересовался где можно взять деньги на зарплату - таких перекосов бы не было. За 4-й квартал 2016 Верховная Рада Украины 4 раза меняла расходы в законе «О Государственном бюджете Украины на 2016 год». Поэтому при желании ГПУ смогла бы перераспределить эти средства из спецстатьи на обычных прокуроров.
  2. Зачем средства (которые могли пойти на зарплату обычным прокурорам) просто выбрасываются на ветер - на так называемую подготовку кадров и повышение квалификации в Национальной академии прокуратуры (которая финансируется за счет средств, выделяемых для ГПУ), если у нас в декабре 2017 запланировано сокращение на 2 тыс. прокуроров. А если посчитать количество наших работников, которых мы за последние 3 года направили на повышение квалификации, то их число будет больше чем за предыдущие 10 лет. И почему, когда мы сокращаем прокуратуру - не происходит аналогичного сокращения в Национальной академии прокуратуры? И зачем по лучшим прокурорскими традициями руководство академии создало огромное количество отдельных отделов, которые состоят только из 3, 4 или 5-х работников (все отделы выложены на их сайте). Насколько я понимаю, зарплата этих начальников отделов академии находится на уровне зарплаты начальников отделов областных прокуратур (но в отличие от академии в областных прокуратурах объем работы намного больше).
  3. Почему исключительно за счет урезания нашей премии - аппарату Генеральной прокуратуры Украины в январе 2017 снова выплатили тринадцатую зарплату. И как по мнению Луценко соотносятся полученные им вместе с тринадцатой зарплатой в январе 90 тыс. (сумма до вычета налогов) с 10,5 тыс. (сумма до вычета налогов) низового прокурора в местных и региональных прокуратурах?
  4. Пожалуй, последней точкой стало выступление генпрокурора Ллуценко на телевидении в феврале 2017 года, когда он на всю страну рассказал, что уже с января низовые прокуроры жируют, получая зарплату 15 тыс. грн. Хотя все мы знаем, что на самом деле она была на руках 8,5 тыс. Но даже тогда, когда ошибка стала известна, Ю.В. почему-то не набрался смелости и лично не рассказал сотрудникам прокуратуры, когда им наконец начнут выплачивать достойную зарплату. Даже слайд, на котором нарисованы эти 15 тыс., до сих пор висит на сайте ГПУ в разделе новостей за 15.02.2017.

Поэтому, после такого анализа (который, кстати, не нуждался создания целого управления реформ) мне стало понятно (особенно после заявлений правительства о полной ликвидации в 2017 году института спецпенсий), что дальше сидеть молча и чего-то ждать не имеет никакого смысла. И наше руководство своим «непрофессионализмом» поставило нас в зависимость от прихотей депутатов Верховной Рады Украины, которые могут урезать наше финансирование без конца и края (пунктом 26 заключительных положений Бюджетного кодекса действие статьи 81 Закона Украины «О прокуратуре» остановлено бессрочно). И конца этого беспредела в ближайшие несколько лет я не вижу.

Возникает вопрос как этот круг разорвать.

Можно конечно и в дальнейшем придумывать себе какие-то приоритеты в работе (как мы делали все последние годы), делать «еще больше», затем «еще больше большего» и так далее, чтобы улучшить авторитет нашего органа, и, конечно, для того чтобы нам давали больше финансирования. Но это ошибочный путь, который совсем уж ничего не изменит.

Все наши руководители должны наконец понять, что прокуратура потеряла свою ключевую роль в борьбе с преступностью (что произошло конечно из-за урезания ее функций). И та модель поведения прокуратуры, которая насаждалась нам все последние годы - уже не дает того положительного результата, на который они ожидали, а наоборот разрушает прокуратуру. Я имею в виду наше золотое прокурорское правило - чем больше сделаем, тем лучше. Этот принцип у нас в прокуратуре повсюду. В результате мы имеем: большое количество работников с низкой зарплатой, минимальный результат для самопиара Ю.В. в фейсбуке и СМИ, и еще кучу (около трети) вообще никому ненужной работы в приложение. В частности, на местном уровне прокуроры вынуждены заниматься «сотрясением воздуха». А аппарат

- созданием ненужных организационных бумаг, еще большим контролированием районов и их заменой. Лично мне от «выполнения мероприятий, которые были запланированы по результатам проведения других мероприятий, после выполнения еще других» - уже «тошно».

Поэтому я предлагаю другой путь, который предусматривает, что прокуратура не придумывает себе лишней работы, а занимается исключительно тем, что она должна делать. То есть, находит свою нишу. Этот путь нам позволит наконец перейти к модели прокуратуры европейского образца, о которой нам так долго рассказывают, но никто не знает, когда мы ее, наконец, увидим.

Я мог бы целый трактат написать, что нужно устранить в организации работы прокуратуры, но это уже другое дело. Поэтому просто приведу 1 пример как мы сами себе придумали лишнюю работу:

Что мы получим в результате изменения организации своей работы: компактный размер системы органов прокуратуры, который требует меньшего финансирования, что в свою очередь, позволяет удерживать более высокий уровень заработной платы.

Возникает другой вопрос: кто сменит прокуратуру? Согласится руководство ГПУ это сделать? Скорее «нет», чем «да».

Что я предлагаю делать.

Есть такая фраза В.И. Ленина: «верха не могут, низы не хотят», которая означает, что если «низы» не хотят жить по старому, нужно сделать так, чтобы по старому не могли жить и «верха».

Поэтому я считаю, что мы должны постоять за себя. Для этого нужно использовать возможности наших органов прокурорского самоуправления на все 100% (а не только те основные функции, для выполнения которых они образовывались). Если сейчас отдадим их неизвестно кому, то такой «никакой» результат и получим. И ничего у нас не останется ни достойной зарплаты, ни пенсии. Мне лично уже все равно с кем бороться - с преступниками, или с нашим руководством - потому решается вопрос ради чего я проработал 15 очень сложных лет в прокуратуре - неужели для того, чтобы через эти 15 лет понять что они потрачены впустую? Развернуться и уйти, или остаться и бороться - вот какой сейчас передо мной выбор.

Если кто-то из Вас уже начал думать: зачем он все это рассказывает, если для борьбы за права прокуроров у нас есть Совет прокуроров, а КДК не имеет к ней никакого отношения - тот глубоко ошибается. Органы прокурорского самоуправления тесно связаны между собой и друг друга дополняют. И если они будут отстаивать диаметрально противоположные интересы - вся идея изменить прокуратуру к лучшему быстро накроется «медным тазом». Кроме того, нужно иметь в виду, что члены Совета прокуроров очень незащищенные от давления, так как продолжают работать на занимаемых должностях и подчиняются (через своих начальников) Генеральному прокурору. Поставьте себя на их место. Вы сказали Генеральному прокурору слово «нет», зная, что Вас завтра сократят (это если вы работаете в аппарате), либо будут постоянно лишать премии (которая сейчас является основным заработком), или уволят (это если в КДК будут сидеть «Чистоплюи» и «продажные шкуры»). Поэтому считаю, что основной удар от противостояния с руководством ГПУ должна взять на себя КДК, а Совет прокуроров будет ее официальным голосом.

 

 

comments powered by Disqus
TOP