Касько обещает снятие санкций ЕС с бывших топ-чиновников, обвиняет следственное управление генпрокуратуры в крышевании фигурантов "бриллиантового дела" и намерен бороться за кресло антикоррупционного прокурора: топ-9 заявлений зама главы ГПУ

10:36, 08.10.2015
  • 1032
  • 39
  • 0

Заместитель генерального прокурора Виталий Касько готовит плаццдарм для попытки занять кресло антикоррупционного прокурора - он заранее назначил виновных в том, что расследование преступлений, инкриминируемых VIP-чиновникам прошлой власти за полтора года едва сдвинулось с нулевой точки, а Европейский Союз уже весной снимет с них наложенные ранее санкции. Крайними в пробуксовывании работы вверенного ему международно-правового управления "младопрокурор" выбрал следственное управление ГПУ и его куратора - Юрия Столярчука.

Подопечные последнего якобы также отличились тем, что активно работают "на сторону" и способствуют развалу "бриллиантово-песочного" дела против Александра Корнийца и Владимира Шапакина. Касько прекрасно понимает, что у Шокина переизбыток замов, и седьмым лишним может стать именно он, а потому заранее готовит почву для триумфального отхода. Об этом, провале попытки заменить руководителей местных прокуратур новыми лицами, результатах второго этапа тестирования и отношении к популистским инициативам запретить выпускать взяточников под залог замглавы ГПУ рассказал в интервью Укринформу.


"Прокурорская правда" приводит наиболее знаковые высказывания Виталия Касько:

о том, как верхушка следственного управления ГПУ работает в защиту "бриллиантовых прокуроров":
- Высшие должностные лица Главного следственного управления ГПУ как работали на защиту «бриллиантовых прокуроров», так и работают. Тем самым дается сигнал другим прокурорам, что проблемы в системе будут именно у тех, кто борется с коррупцией, а не наоборот.

о том, как подопечные Касько прокуроры Симонов и Опанасенко сами оказались в статусе подозреваемых:
- Как минимум, два дела расследует Военная прокуратура в отношении работников Генеральной инспекции. Эти абсолютно надуманные уголовные производства являются средством психологического давления на прокуроров и следователей.

Также одно дело пытаются по определенной схеме реанимировать через суд. Оно касается наших следователей, прокуроров, сотрудников СБУ и судей апелляционного суда. Это дело было закрыто после общественной огласки на второй день после открытия. Теперь каким-то образом постановление о закрытии этого производства оказалось у подозреваемого Владимира Шапакина, который не имеет никакого отношения к этому делу, и оспорил его в суде. То есть это такая «схема» возобновить уголовное производство в отношении наших прокуроров, но уже через суд. Получила это постановление защита Шапакина в Главном следственном управлении ГПУ, не имея к этому делу никакого отношения и не имея там никакого процессуального статуса.

о намеченных планах по задержанию прокуроров-коррупционеров:
- Потенциально громких дел около двадцати. Опять же, все будет зависеть от того, насколько хорошие материалы в этих процессах будут собраны, в том числе спецслужбами.

о неправомерности наличия у Виктора Шокина сразу 7 заместителей:
- Действующий Закон «О прокуратуре» предусматривает, что у генпрокурора есть первый заместитель, четыре заместителя, а также заместитель генерального прокурора - главный военный прокурор. Закон не предусматривает возможности назначения пятого заместителя, поэтому выводы делайте сами.

об отношении к инициативе Петра Порошенко не отпускать чиновников, подозреваемых в коррупции, под залог:
- Такой подход будет прямо противоречить практике Европейского суда по правам человека и, соответственно, Европейской конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод. Разве желание выглядеть хорошо перед избирателями должно преобладать над европейскими ценностями, за которые люди стояли на Майдане? Этот вопрос возможно решить в соответствии с европейскими стандартами. Для этого надо внести изменения в Уголовно-процессуальный кодекс и включить, например, тяжкие и особо тяжкие коррупционные преступления в перечень тех случаев, когда судья имеет право не применять залог.

о результатах второго этапа тестирования кандидатов на замещение вакансий прокурорских сотрудников:
-  Я могу сказать относительно харьковской ячейки, где я вхожу в состав комиссии. Здесь сдавали тестирование претенденты из Сумской, Полтавской, Луганской и Харьковской областей. Результаты разные. Минимальный - 5 баллов, меньше которых нельзя было набрать, максимальный - 88,3. Подавляющее большинство претендентов тест на IQ сдавало где-то на уровне от 20 до 45 баллов.

о провале самой идеи обновления руководства органов прокуратуры с помощью конкурса и поиска людей вне системы:
- Больше всего меня сейчас огорчает - это отсутствие внешних кандидатов. Относительно харьковской ячейки я могу сказать, что, к сожалению, не так много юристов без опыта работы в системе прокуратуры решили принять участие в конкурсе.

о готовности и желании стать руководителем антикоррупционной прокуратуры:
- Я должен посмотреть, какие там есть гарантии независимости. Для того чтобы принимать такого рода решения, нужно понимать, дадут ли тебе возможность работать. Если эти гарантии будут достаточными, то можно об этом думать. Если специализированный антикоррупционный прокурор будет винтиком и, соответственно, вряд ли сможет что-то изменить серьезно в этой системе координат, в таком случае нет никакого смысла принимать участие в конкурсе.

Сейчас существует несколько законопроектов о внесении изменений в Закон "О прокуратуре" в части полномочий антикоррупционного прокурора, поскольку нынешний его статус вызывает много вопросов по поводу независимости. Когда-то многие коллеги мне говорили, что стоит подавать кандидатуру на руководителя Национального антикоррупционного бюро. Ответ на это был очень четкий: я не могу пойти руководителем НАБУ, не зная, кто будет антикоррупционным прокурором, поскольку именно он руководит уголовным процессом.

о том, как в марте 2016 года санкции ЕС, наложенные на целый ряд бывших высокопоставленных чиновников времен президентства Виктора Януковича, будут сняты:
- В ЕС считают, что два года должно быть вполне достаточно для органов следствия, чтобы наложить арест на активы по решениям украинских судов и через механизмы правовой помощи. Здесь важно понимать, что санкции - это политическое решение органа ЕС, они никакого отношения к уголовному процессу не имеют. А Главному следственному управлению ГПУ нужно в рамках уголовных производств предоставить доказательства каждой стране, где найдены деньги бывших высокопоставленных чиновников, о том, что их надо арестовать согласно нашему решению суда. Затем они будут находиться под арестом, пока их не конфискуют по приговорам украинских судов. Пока что, к сожалению, это сделано только в единицах уголовных производств.

comments powered by Disqus
TOP