Лояльность Майдану, наркотики в машине, наезд на ногу "копа" и "предъявы ГПУ: как работают штатные рупоры МВД, отмазывая стрелка Олейника

13:34, 23.02.2016
  • 1317
  • 1
  • 0

Ростислав Хропачевский - водитель BMW, преследование которого в ночь на 7 февраля закончилось стрельбой со стороны полицейских, находится на свободе только благодаря полиции, которая до сих пор не объявила ему о подозрении. Об этом в своей статье для издания "Ракурс" пишет журналист, экс-глава Консультативного совета при ГПУ Владимир Бойко. 

По его словам, он впервые сталкивается с тем, что руководство МВД Украины, Национальной полиции и персонально народный депутат Антон Геращенко "прямо в глаза... над нами смеялись, комментируя ужасное преступление, совершенное полицейскими 7 февраля 2016 года". В тот день «правоохранители» расстреляли в Киеве легковой автомобиль BMW с людьми, в результате чего погиб ни в чем не повинный 17-летний пассажир Михаил Медведев только потому, что водитель совершил административное правонарушение.

Бойко задается вопросом - сколько передач снял бы нынешний директор Департамента коммуникаций МВД Украины Артем Шевченко, сколько чернил и желчи излил, если бы что-то подобное произошло во времена Януковича?

Так, когд в мае 2010 года в Шевченковском райуправлении милиции Киева при сомнительных обстоятельствах умер студент Игорь Индило, в течение нескольких лет будущие активисты Майдана пили кровь из Министерства внутренних дел, несмотря на то, что Индило попал в околоток, поскольку был пьян (выпил с товарищем 1 литр самогона на двоих), хулиганил на крыльце общежития и не выполнял законных распоряжений работника милиции. А умер Индило не потому, что его застрелил милиционер, а в результате падения со скамьи в помещении райуправления, где он по пьяни заснул.

Тем не менее, общественные активисты и журналисты совершенно справедливо утверждали, что задачей правоохранительных органов является защита прав и законных интересов всех граждан — в том числе пьяных дебоширов, которые не подчиняются требованиям милиционеров. И что представитель власти должен нести ответственность за падение Индило со скамейки, поскольку, учитывая состояние отравленного самогоном студента, должен был положить его в более безопасное место.

"А сейчас Артем, наоборот, рассказывает, что представители власти якобы имеют законные полномочия стрелять по безоружным людям и убивать ни в чем не повинного пассажира авто только потому, что водитель совершил административное правонарушение", - пишет экс-глава Консультативного совета при ГПУ.

По его словам, цинизм — вещь безграничная. "И вот Артем в своем Facebook с возмущением пишет: «Подозреваемый в убийстве пассажира Медведева полицейский Олийнык согласно постановлению следственной судьи будет сидеть под стражей, а главный виновник всей этой трагедии, по словам Анатолия Матиоса, «обдолбанный мажор», водитель BMW Хропачевский будет гулять пока на свободе. Может, у кого-то возьмет покататься автомобиль — пусть даже и без прав». На кого рассчитан этот пламенный текст? Ведь причина того, что водитель BMW Хропачевский гуляет на свободе, заключается только в том, что по итогам двух недель с момента трагического события полиция не объявила ему подозрения в совершении ни единого преступления. На момент выхода этого материала в отношении Хропачевского полиция даже не составила административный протокол", - констатирует журналист.

Закономерный вопрос: а за что именно глава Национальной полиции Украины Деканоидзе получает зарплату в 90 тысяч гривен в месяц из нашего кармана, если не может защитить налогоплательщиков от, как пишет Артем, «обдолбанных мажоров»? А если Хропачевский виновен в совершении преступления, то почему Голосеевское райуправление полиции Киева до сих пор не привлекло его к уголовной ответственности, несмотря на то, что, по сообщению полиции, по факту ночных гонок открыто уголовное производство по ч. 1 ст. 309 и ч. 2 ст. 345 УК Украины? И почему это уголовное производство открыто не против конкретного лица, а «по факту»?

Попробуем разобраться, почему. Ст. 309 УК Украины предусматривает ответственность за незаконное производство, изготовление, приобретение, хранение, перевозку или пересылку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов без цели сбыта. Как постоянно в течение вот уже двух недель заявляют представители МВД, водитель злополучного автомобиля находился в состоянии наркотического опьянения. Но это не является преступлением. Для того чтобы объявить подозрение по ст. 309 и суд не высмеял следователя, надо продемонстрировать наркотики. Не те, что в организме Хропачевского, а те, которые он якобы перевозил или хранил.

Поясним на конкретном примере, какие именно действия составляют состав преступления, предусмотренного ст. 309 УК Украины.

13 августа 2014 года в Едином государственном реестре досудебных расследований было зарегистрировано уголовное производство №12014030150000212, открытое в связи с тем, что гражданин Зозуля Юрий Григорьевич, управляя автомобилем Subaru, номер государственной регистрации АА 1985 РI, пытался ввезти на территорию Украины 25 ампул наркотического препарата, содержащих фенобарбитал, и 39 ампул, содержащих трамадол. При этом в качестве вещественного доказательства к материалам производства были приобщены ампулы с наркотиками, а вовсе не «дурь», содержащаяся в крови нынешнего начальника патрульной полиции Киева, который на этом же автомобиле Subaru 7 февраля участвовал в преследовании BMW и, как утверждают злые языки, стрелял по пассажирам этого авто. По крайней мере, табельный пистолет Зозули прокуратура г. Киева изъяла в ходе обыска и направила на экспертизу. Самого Зозулю направить на экспертизу, прежде всего наркологическую, не удалось, так как он после убийства Медведева выехал в США.

"Я убежден, что если бы в автомобиле BMW, расстрелянном 7 февраля сотрудниками полиции, действительно были наркотики, как в свое время в автомобиле Subaru, которым управлял Зозуля, то Артем Шевченко непременно продемонстрировал бы их уже на следующий день. Но прошло две недели, и нам остается только гадать, зачем было возбуждать производство по ст. 309 УК Украины", - утверждает Бойко.

Что касается ч. 2 ст. 345 УК Украины, предусматривающей ответственность за умышленное нанесение работнику правоохранительного органа или его близким родственникам побоев, легких или средней тяжести телесных повреждений в связи с выполнением этим работником служебных обязанностей, то с ней разобраться еще проще. Как утверждают представители МВД Украины и неугомонный народный депутат Антон Геращенко, когда автомобиль BMW остановился и сидящих в нем людей через лобовое стекло и двери стали расстреливать полицейские, водитель сдал назад и якобы наехал одному из полицейских на ногу, так что у того аж образовался синяк.

Но выдвинуть подозрение по такому смехотворному обвинению — это нарваться на еще больший скандал. Поскольку полицейские совершили особо тяжкое преступление, открыв стрельбу по людям, находившимся в салоне авто, а водитель действовал явно в пределах необходимой обороны, пытаясь избежать полицейской пули. Любой суд оправдает водителя, это понимают все — кроме, разве что, госпожи Деканоидзе, которая требует объявить подозрение водителю по несостоятельному обвинению. Впрочем, какие могут быть претензии к Деканоидзе, которая ранее никогда в своей жизни не работала в правоохранительных органах и не только понятия не имеет об украинских законах, но даже не способна прочесть официальные бумаги, которые подписывает?

Впрочем, Артему Шевченко в его фантазиях далеко до Антона Геращенко. Например, после того, как общественность узнала, что патрульный полицейский Олийнык, сейчас арестованный судом, ранее работал следователем Оболонского РУ ГУ МВД Украины в г. Киеве, в январе-феврале 2014 года фальсифицировал уголовные дела против участников акций протеста и садился за руль автомобиля в состоянии алкогольного опьянения, господин Геращенко категорически встал на защиту убийцы. Вместо того чтобы от имени коллегии МВД Украины, членом которой он является, извиниться перед своими избирателями за то, что в Национальную полицию набирают такие кадры, Геращенко написал на своей странице в Facebook, что бывшего следователя Олийныка, мол, заставили фальсифицировать дела, незаконно задерживать и вносить представление в суд об аресте активистов «Автомайдана». Очевидно, Антон Юрьевич своих читателей вообще не считает вменяемыми людьми, если пишет, что в 2013 году Олийнык хотел уволиться из милиции, но «его не отпустили с работы. Начальство всячески третировало парня, и заставило быть следователем по делу одного из избитых Автомайдановцев на Крепостном переулке».

Жаль только, что Антон Юрьевич не пояснил, чем милицейское начальство так запугало горе-следователя Олийныка — тем, что пообещало уволить с работы в случае, если Олийнык не будет фальсифицировать дела в отношении невиновных людей? Но если Олийнык, по словам Геращенко, мечтал уволиться из органов внутренних дел, он должен был только радоваться таким угрозам.

Более того, Геращенко заявляет, что именно прокуратура, как та невестка из анекдота, виновата в том, что Национальная полиция сейчас превратилась в помойную яму, куда принимают любого, без прохождения спецпроверки и даже без ознакомления с автобиографией, а так называемые аттестационные комиссии — это сборище случайных людей, где встречаются даже лица с уголовным прошлым (как, например, член апелляционной комиссии в Одесской области Константин Цховребашвили, о котором я писал здесь).

По логике Геращенко, если бы прокуратура вовремя привлекла Олийныка к ответственности за преступления, совершенные на должности следователя Оболонского РУ, то он бы не стал патрульным полицейским и не опозорил бы «грузинские реформы». Вопрос, а чем в таком случае занимаются аттестационные комиссии и внутренняя безопасность Национальной полиции, остается без ответа.

И все это команда Авакова выпускает с телеэкранов и интернет-страниц в социальных сетях вместо того, чтобы признать очевидную вещь: сотрудник правоохранительного органа вправе стрелять по людям только в двух случаях — когда защищает себя от вооруженного нападения (необходимая оборона) или когда защищает от вооруженного нападения другого человека (крайняя необходимость). Во всех остальных случаях применение оружия полицейским против людей является тяжким или особо тяжким преступлением — в зависимости от последствий. А если и надо прекратить административное правонарушение, то профессионалы это делают без всякой стрельбы и не ставя под угрозу ничью жизнь.

Но для того, чтобы в полицию пришли профессионалы, сначала правоохранительные органы нужно очистить от таких людей, как Аваков, Згуладзе и Деканоидзе. Ведь если полицейский убивает пассажира только потому, что водитель якобы в чем-то виноват, а потом на протяжении двух недель полиция не в состоянии объявить водителю не только подозрение, но и составить в отношении него административный протокол, то это означает, что начальника патрульной полиции Киева Юрия Зозулю надо брать под стражу, а главу Национальной полиции Украины Деканоидзе выгонять с должности.

comments powered by Disqus
TOP