Миллионеры Клянцко и Костенко в Одессе "решали все", 20 тысяч чиновников нужно посадить, а 40% прокуроров - непорядочные: топ-8 очередных перлов от "реформатора" Сакварелидзе

15:24, 26.11.2015
  • 2853
  • 292
  • 0

24 ноября в школе CAPS состоялась открытая встреча с заместителем главы ГПУ - прокурором Одесской области Давидом Сакварелидзе, в ходе которой "реформатор" потчевал общественность очередной порцией рассуждений о своей миссии в системе мостмайданной власти, а также делился "рецептами" проведения изменений в работе правоохранительных органов. "Перлы" Сакварелидзе в очередной раз показали, что залетный гастролер слабо ориентируется в украинском (да и европейском) законодательстве, но под соусом пиар-кампании по якобы имеющей место быть "деолигархизации" он вместо борьбы с обладателями капитала почему-то не прочь проредить ряды как представителей чиновничьей бюрократии, так и судебного корпуса. "Реформатор" сетовал, что уровень доверия к правоохранителям скатился ниже плинтуса, назвал причинами покушений на представителей закона в Украине их причастность к коррупционным схемам, а также не стеснялся в выражениях, говоря о команде заместителей, которая досталась ему в Одессе.

Опираясь на материалы издания Platfor.ma и пользователя Fb Олега Бурлачука, "Прокурорская правда" приводит наиболее знаковые высказывания "грузинского реформатора":

о сталинских замашках в рамках "деолигархизации":
- Кто знает, что такое деолигархизация? Я сам не до конца понимаю этот термин. Могу рассказать из своего опыта, что для этого нужны правильно построенные институты, которые будут мешать олигархам. Потому что основная сила олигархов заключается в полном отсутствии сильных государственных институтов, а также в возможности влиять на власть деньгами, купленными политиками и правоохранительными органами. Деолигархизация невозможна, если у нас не будет компактной, агрессивной наказательной системы и если не будет сильной налоговой и таможенной службы. И если мы не посадим в Украине где-то 15-20 тыс. чиновников. Консолидация общества не менее важна, чем два года назад, чтобы ударить и разрушить коррупционную систему, которую я до сих пор представляю. В Украине невозможна гражданская конфискация. Мы в Грузии вызывали чиновника в суд и ему предстояло доказать, что его имущество приобретено честно. Эту норму мы хотели провести в Украине, но её здесь "зарубили".

о "причинах" отсутствия борьбы с коррупцией и призыве не отпускать подозреваемых во взяточничестве под залог:
- Почему в Украине не идет борьба с коррупцией? Потому что никто не сидит в тюрьмах за нарушения. Зачем бороться, если никто никого не наказывает? Мы не сумели создать синдром наказания. Все понимают, что можно откупиться или уйти от правосудия. Даже те, кто был посажен со скандалом, скоро будут на свободе. Так что в первую очередь нужно договориться, что нам всем нужно. Допустим, когда ловишь коррупционера за взятки, то отпускать его под залог нельзя. Это ведь, по сути, откуп, замаскированный под европейский стандарт. Это саботирующий фактор, придуманный людьми, которые заранее заложили себе в законодательство данные гарантии для своей защиты.

о провокации взяток и внедрении институтов "сделок" с подозреваемыми по грузинскому сценарию как формуле успеха:
- По закону нельзя предложить пойманному коррупционеру наказание меньше, чем предусмотрено законом. В Грузии мы делали так: тебе, приятель, условный срок, но ты надень на себя камеру и занеси эти деньги своему руководителю. Внедрение институтов, по которым можно договориться с преступником и достичь правосудия, – называется сделка. Даже с преступниками можно достичь какого-то взаимопонимания. И с теми, кто живет намного лучше, чем мы с вами, поскольку у них несколько сотен миллионов долларов на заграничных счетах. Я был в Вене, половина Украины сидит там в гостиницах ведёт разговоры и пишет схемы. Разве мы создали им какой-то дискомфорт?

о критике норм УПК, связанных с объявлением о подозрении:
- Вот это «подозрение» – вообще безумная вещь. Это же не обвинение, оно больше похоже на жест, который кого-то успокаивает и кому-то закрывает глаза. Допустим, с «подозрением» ведут суд, но задерживать никого нельзя. Ведь сперва должен быть предикат о том, что человек совершил преступление по отмыванию денег. То есть невозможно арестовать деньги без предиката, и приходится ждать, пока они куда-то уплывут. С подобными законами я удивляюсь, как эта страна вообще может существовать. Мне кажется, что страна выживает благодаря таланту самоорганизации в обществе.

об оценке общественностью ситуации в силовом блоке:
- Что сейчас происходит в правоохранительном секторе? Всех настолько достали прокуратура, СБУ, МВД и суды, что хочется снести их и создать новые институты.

о "порядочных" прокурорах:
- 60% состава прокуратуры можно переформатировать на порядочную работу.

о бывших заместителях прокура Одесской области Сергее Костенко и Николае Клянцко:
- Когда я в Одессе собрал всех своих заместителей, двое из них оказались миллионерами. Они решали буквально все... Я им сказал, ребята собирайте свои вещи и проваливайте... Знаете что они ответили? - "Ну... мы к этому не готовы".

о судьях и покушениях на представителей закона:
- Тех прокуроров и судей, которых убивали в Украине (не хочу никого обидеть) в большинстве своём были убиты за то, что взяли деньги и не сделали то, что обещали. То есть речь не идёт о том, что бандиты и коррупционеры убили их за их честность. Чтобы посадить судью, нужно пройти сложнейший политический процесс. 9000 судей - чтобы лишить их неприкосновенности, нужно каждого везти в Верховную Раду.

comments powered by Disqus
TOP