"Ничего святого": как в ГПУ сфабриковали доказательную базу "церковного дела"

14:18, 28.11.2016
  • 3049
  • 1
  • 0

Следователи Генеральной прокуратуры Украины на стадии досудебного расследования дела о намерении экс-президента Виктора Януковича сместить с должности предстоятеля УПЦ Владимира (Сабодана) могли умышленно искажать доказательную базу, чтобы она соответствовала версии о якобы незаконном лишении свободы личного секретаря покойного предстоятеля УПЦ – Александра Драбинко. Такой вывод можно сделать из заключения о ходе служебного расследования, проведенного МВД по запросу Генпрокуратуры в августе-ноябре 2014 года. Документ был завизирован министром МВД Арсеном Аваковым 28 ноября 2014 года. 

Согласно документа, текст которого "Прокурорской правде" передали участники расследования МВД, ГПУ в рамках расследования "церковного дела" еще 24 июля 2014 года обратилась в столичный главк МВД с требованием провести служебное расследование относительно правомерности действий сотрудников Печерского УМВД и работников спецподразделения "Грифон" по отношению к митрополиту Драбинко. Последний в 2013 году проходил в качестве фигуранта по делу о похищении монахинь Свято-Покровского монастыря и написал заявление о предоставлении ему охраны, так как, по его словам, существовала угроза его жизни. Позже, после смены власти в феврале 2014 года, Драбинко заявил, что охрана его незаконно удерживала, что было частью плана Януковича по давлению на ныне покойного Блаженнейшего Владимира. 

Непосредственными исполнителями данного служебного расследования были назначены сотрудники ГУ УМВД в Киеве майор Александр Рихтик и подполковник Вадим Голубенко. В выводах служебного расследования, в ходе которого были опрошены все оперативники Печерского райотделения и работники "Грифона", в столичном главке МВД пришли к выводу, что в ходе допросов по делу о похищении монахинь на Драбинко не осуществлялось никакого психологического давления, как тот утверждал в своих показаниях ГПУ. Кроме того, комиссия по служебному расследованию пришла к выводу, что постановление о применении мер по личной охране Драбинко было вынесено по личной просьбе свидетеля в соответствии с действующим законодательством. Единственным нарушением в указанных документах было то, "что в мотивировочную часть (постановлений) не внесены ведомости о содержании обстоятельств, которые служили основаниями для вынесения указанных постановлений". Нарушения со стороны "Грифона" в документе были сведены до недонесения свидетелю под расписку условий его личной охраны.

"Фальсификация "церковного дела" from ProkurorskayaPravda

Из текста документа можно сделать вывод, что ГПУ не согласилась с выводами служебного расследования и далее представители прокуратуры указывали сотрудникам МВД, каким образом стоит "внести изменения в заключение". Согласно пояснений Рихтика, следует, что в начале августа 2014 года его как исполнителя служебного расследования, вызвал некий следователь ГПУ, который предоставил ему копии материалов уголовного производства по "церковному делу". 

"Последний (следователь ГПУ – прим. ред.) указал Рихтику на необходимость указать в заключении служебного расследования, что вследствие действий бывшего начальника Главного управления МВД в Киеве Валерия Коряка была ограничена свобода перемещения Александра Драбинко", - говорится в документе. 

Далее, со слов майора Рихтика он в конце августа прибыл в ГПУ по вызову следователя с проектом заключения служебного расследования "для внесения изменений в заключение, а именно: указать, что следственным отделом Печерского РУ были незаконно вынесены постановления о применении мер безопасности, а также то что вследствие незаконных действий бывшего начальника Главного управления (Коряка – прим. ред.) СБСМ "Грифон" ограничивали свободу передвижения Драбинко".

Об указанных рекомендациях со стороны следователя Рихтик уведомил вышестоящее начальство, а именно полковника Людмилу Емельяненко. Предприняла ли какие-либо действия в этой связи полковник Емельяненко, в документе не указывается. 

Как сообщила "Прокурорской правде" Наталья Головко директор компании "Правовая корпорация "Татаров, Фаринник, Головко", в действия ГПУ усматривается нарушение ряда статей Уголовного кодекса Украины, в том числе ч.2 ст.343 ("вмешательство в деятельность работника правоохранительного органа, совершенное  должностным лицом с использованием своего должностного положения") и ч.1 ст.372 ("привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, соединенное с искусственным созданием доказательств или другой фальсификацией") УК Украины. Отметим, что санкция по последней статьей УК предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет.

Ранее "Прокурорская правда" писала, что 4 ноября 2016 года генпрокурор Юрий Луценко внес в парламент с представление на снятие неприкосновенности с народного депутата от "Оппозиционного блока" Вадима Новинского, которому инкриминируется причастность к "незаконному удержанию" митрополита Драбинко, что якобы являлось частью плана экс-президента Виктора Януковича по смещению покойного Митрополита Киевского и всея Украины с патриаршего поста. Сам Новинский, в свою очередь, заявил, что в расследование ГПУ политически мотивировано, а дело сфабриковано.

comments powered by Disqus
TOP