Переаттестовать нельзя помиловать? Суды завалены исками к Национальной полиции Украины

20:04, 04.04.2016
  • 2412
  • 0
  • 0

Процесс переаттестации сотрудников Национальной полиции начался 5 ноября 2015 года. На данный момент почти завершена переаттестация сотрудников полиции Киева, Киевской области и Центрального аппарата МВД, Хмельницкой, Волынской, Ровненской и Одесской областей. На заседании совместной коллегии Министерства внутренних дел и Министерства юстиции Украины руководитель Национальной полиции Хатия Деканоидзе заявила, что переаттестацию сотрудников Национальной полиции планируется закончить до конца июля 2016 года. Однако сам процесс переаттестации поддается критике со стороны как общественности, так и сотрудников полиции. Кроме того, с момента запуска процедуры переаттестации в суды начали массово поступать иски к Национальной полиции Украины с требованием о восстановлении в должностях незаконно уволенных сотрудников. Чем вызвана такая ситуация, и как проходит процесс полицейской переаттестации, узнавала «Судебно-юридическая газета».

Окружной админсуд завален исками

Со вступлением 7 ноября 2015 года в силу Закона «О Национальной полиции Украины» в Окружной административный суд Киева поступило более 300 исков к Национальной полиции, что составляет более трети от общего количества публичных споров, поступивших в суд с 7 ноября 2015 по 29 марта 2016 года. Чаще всего истцы оспаривают решения аттестационных комиссий, требуют отмены приказов территориальных управлений Национальной полиции, восстановления на должности и взыскания морального ущерба.

Как отмечают в суде, по итогам 2015 года количество споров по вопросам принятия, прохождения и увольнения с публичной службы значительно увеличилось по сравнению с показателями 2014 года. Такая тенденция наблюдается и в этом году: за январь-март количество дел этой категории возросло на 65% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

При этом все знают печальную ситуацию с затягиванием решения вопроса о продлении полномочий судей. Подводя итоги работы судебной системы, председатель ВСУ Ярослав Романюк отметил: «Всем известно, что Верховная Рада не решает по существу вопрос избрания судей на должности бессрочно. На данный момент около 900 судей в местных судах не осуществляют правосудие, поскольку закончился 5-летний срок их первого назначения на должность. На самом деле это опасная цифра – 1/5 часть общего количества судей, работающих в местных судах. Около 700 из них прошли все необходимые процедуры для избрания на должности бессрочно, получили позитивные рекомендации ВККС, и представления об их избрании внесены в парламент, однако эти вопросы не рассматриваются».

В Окружном административном суде Киева также обеспокоены сложившейся ситуацией. 2/3 судей этого суда остаются без полномочий, что вызывает чрезмерную нагрузку на остальных судей и значительное накопление остатков дел. По сути, правосудие осуществляют только 16 из 49 судей. А учитывая тот факт, что количество споров по вопросам принятия, прохождения и увольнения с публичной службы значительно увеличилось, остается только догадываться, как быстро будет продвигаться процесс по рассмотрению данной категории дел.

Честность комиссий

С целью оценивания деловых, профессиональных, личных качеств полицейских, их образовательного и квалификационного уровня на основании глубокого и всестороннего изучения, определения соответствия занимаемым должностям, а также перспектив их служебной карьеры, руководствуясь ст. 57 Закона о Национальной полиции и требованиями Инструкции о порядке проведения аттестации полицейских, утвержденной приказом МВД №1465 от 17 ноября 2015 года, в Национальной полиции создаются центральные и апелляционные аттестационные комиссии.

Однако процедура и критерии отбора членов аттестационных комиссий в названной Инструкции четко не определены, а также не выписана их ответственность, например, за пренебрежительное отношение к кандидатам или необоснованные обвинения в коррупционных преступлениях. Согласно п. 4 Инструкции, в состав аттестационных комиссий могут быть включены кандидаты из числа народных депутатов Украины, работников МВД, общественных, правозащитных организаций, проектов международной технической помощи, общественности и СМИ по предложениям, которые были получены после размещения соответствующих объявлений на официальных сайтах МВД или органов полиции, и при наличии их согласия. Получается, что в состав комиссий может попасть кто угодно, и сотрудники полиции жалуются, что их судьбу определяют лица, которые не имеют никакого отношения к правоохранительным органам и не являются профессионалами в данной сфере.

Другой момент – между членами комиссии и аттестуемыми может прослеживаться конфликт интересов, ведь членами комиссии могут быть те же участники Майдана. Как между людьми, которые были на Майдане, с одной стороны, и сотрудниками полиции, которые противодействовали им, с другой стороны, не возникнет конфликт интересов?

Кроме того, на сайте Национальной полиции в графе «Аттестация: обратная связь с аттестационной комиссией» есть ссылка, по которой граждане могут предоставить информацию о неправомерном поведении сотрудников подразделений полиции. Все желающие могут заполнить определенную форму и подать информацию о фактах неправомерного поведения сотрудников на рассмотрение комиссии. А как отсеять неправдивую информацию? Ведь человека могут просто оклеветать, к примеру, в связи с личным конфликтом. С другой стороны, как отмечают члены комиссии, им не хватает информации о неправомерном поведении сотрудников полиции, поскольку часто именно информация из открытых источников, в том числе от СМИ или общественности, является весомой при прохождении собеседования аттестуемым.

Но есть и обратная сторона медали. Возможно, процедура отбора членов комиссий, конфликт интересов и критерии оценки действительно не проработаны должным образом, однако нет сомнений, что членам комиссий приходится нелегко. Ведь на них возлагается не только ответственность за судьбы сотрудников полиции, нагрузка по рассмотрению и переработке всей информации, но и ответственность за качество правоохранительной системы в будущем. При этом деятельность членов аттестационных комиссий подвергается постоянной критике и коррупционным рискам. Пример – недавнее задержание и. о. начальника Главного управления Нацполиции в Черкасской области и заместителя директора института последипломного образования Национальной академии внутренних дел, которые пытались предоставить неправомерную выгоду зампредседателю Национальной полиции Украины за содействие в прохождении аттестации.

«Казнить нельзя помиловать»?

Как уже отмечалось, на данный момент почти завершена переаттестация сотрудников полиции Киева, Киевской области и Центрального аппарата МВД, Хмельницкой, Волынской, Ровненской и Одесской областей. Член экспертного совета по реформированию МВД, глава аттестационной комиссии Национальной полиции Украины Киева и центральной аттестационной комиссии Одесской области Анастасия Леухина уточнила: «Я не знаю, как работают апелляционные комиссии, но основной вал работы и процесс собеседования в этих областях завершен».

Процесс набора кадров в Национальную полицию из рядов бывших милиционеров планировался как максимально открытый и эффективный. Это должны были обеспечить Центр рекрутинга и независимые аттестационные комиссии. Рекрутинговый центр – независимая организация, предоставляющая услуги по поиску и отбору персонала в рамках проекта международной технической помощи по проведению реформ в Украине. Сейчас именно его сотрудники обрабатывают данные комиссий.

Непосредственно перед собеседованием сотрудники сдают тест на общие способности и знания, а также профессиональный тест на знание законодательства. Оперативников и следователей дополнительно тестируют на знание Уголовного кодекса и закона об оперативно-розыскной деятельности. После прохождения тестов члены комиссии изучают аттестационный лист кандидата: информацию о прохождении службы с характеристикой руководителя, декларацию о доходах, справки о физической и огневой подготовке, а также (при наличии) материалы о нем из открытых источников. По своему усмотрению комиссия вызывает претендентов на собеседование, во время которого уточняет полученную информацию и пытается выяснить видение кандидатом реформы Нацполиции и своего места в ней. Часто именно неформальное общение раскрывает несоответствие притязаний кандидата на должность в Нацполиции и его способностей.

«Наша цель как комиссии – определить, насколько профессионален человек, насколько он честен и насколько сможет работать в новых условиях, новой системе и быть «драйвером» этих изменений. А для того, чтобы это сделать, нам нужно задать вопросы о его профессиональной работе, карьерных передвижениях, о том, что его мотивирует работать в полиции. Ведь многие говорят, что в системе все плохо, что они работают без бумаги и бензина, и без этих «взносов граждан» работать просто невозможно. И у нас возникает вопрос: почему тогда человек продолжает работать в этой системе? Очень часто такого плана вопросы помогают понять, какая у этого человека мотивация», – отмечает Леухина.

Однако у Дмитрия Абрамчука, адвоката и экс-заместителя начальника городского отдела – начальника криминальной милиции Бориспольского ГО ГУМВД Украины в Киевской области, который представляет интересы 12 незаконно уволенных сотрудников Национальной полиции Украины, есть свое мнение на этот счет: «Смущают вопросы, которые задают члены комиссии. Например, по поводу наличия машины. А если работник полиции не имеет личного транспортного средства, то сопутствующий вопрос: почему к своим годам Вы не заработали на машину? Тем более непонятен сам факт, почему возникают такого рода вопросы, поскольку в членов комиссии есть декларации аттестуемых. Или спрашивают, где человек взял квартиру и т. д.».

По поводу вопросов по декларации глава аттестационной комиссии отметила следующее: «Да, бывают вопросы, к примеру, по декларации о доходах. Ведь собственность человека и членов его семьи – это тоже один из моментов, на который мы обращаем внимание. Потому что приходит сотрудник полиции с зарплатой, условно говоря, 3–4 тысячи гривен. Ездит он на дорогостоящем автомобиле или живет в роскошном особняке и декларирует, что купил их в кредит. Однако его семейного бюджета не хватает, чтобы выплачивать этот кредит. Это вызывает серьезные сомнения, откуда берутся деньги. Поэтому мы и задаем такие вопросы о личных финансах, хотя они не всегда комфортны».

Однако в общем члены комиссии уверяют, что на собеседованиях проверяют не только уровень профессиональных знаний, но и информацию о каждом сотруднике – о нарушениях, которые они совершили, незаписанном в декларациях имуществе, возможном участии в коррупционных схемах. Некоторых людей даже отправляют на полиграф.

Если проанализировать, к примеру, результаты переаттестации в Киеве и области, то наиболее неготовым к ней оказалось руководство: в столице подлежат увольнению 80% руководителей, в области – 60%. А в целом отбор не прошли 13% столичных милиционеров и почти 20% в области.

Впрочем, бытует мнение, что тем, кто провалил аттестацию в Министерстве внутренних дел, дают второй шанс: отправляют добровольно служить в Луганске и Донецке. Там сейчас огромная нехватка кадров – почти 3 тыс. человек. Однако официального подтверждения этой информации, к сожалению, найти не удалось. «Я слышал такую информацию. Это может быть приказ министра или главы Нацполиции, но такие нормы противоречат закону прямого действия – Конституции Украины. Ведь в ней сказано, что не может быть никаких привилегий и все равны. А получается – как же равны? Уволенных людей фактически отправляют на войну», – отметил по данному вопросу Абрамчук.

В МВД уверяют, что работников с плохой репутацией на Донбасс брать не будут – только достойных. Правда, критерии оценки пока не разработали. Говорят, возможность работать на Востоке станет для «отсеянных» милиционеров неплохим выходом – молодым не даст уйти в криминал, а ветеранам позволит дослужить до пенсии.

Незаконно?

По мнению адвокатов, к примеру, Абрамчука, который представляет интересы 12 незаконно уволенных сотрудников Национальной полиции Украины, проведение переаттестации в таком виде и по такой процедуре, как это происходит сейчас – незаконно. «В нормальном государстве по нормальным законам сначала проходит аттестация, а потом – назначение сотрудников на должности. У нас хоть и прописано в законодательстве и Инструкции, что аттестация проходит в отношении сотрудников только через год после того, как человека назначили на должность, но получается, что сейчас проводится аттестация людей, которые работают в органах всего несколько месяцев. Аттестационные письма составляют непосредственные руководители или их заместители. В Инструкции прописано, что право составлять аттестационное письмо имеет непосредственный руководитель, с которым сотрудник проработал 3 месяца. А если только 6 ноября 2015 года людей назначили на должности, как можно уже в декабре проводить аттестацию?»

Солидарен с Абрамчуком и его коллега Владимир Тимошин: «Полиция не имеет права уволить сотрудника по результатам переаттестации». Правозащитник считает, что результаты аттестации не являются основанием для увольнения сотрудника полиции с должности. «Мое мнение, что поголовная аттестация всех сотрудников полиции является незаконной. Если сотрудник не претендует на высшую должность; если не решается вопрос о переводе его на низшую должность; если по результатам служебной проверки не стоит вопрос о его увольнении в связи со служебным несоответствием, этот сотрудник не подлежит переаттестации. Ни Закон Украины «О Национальной полиции», ни приказ МВД №1465 не предусматривают поголовную переаттестацию. Большинство сотрудников, которые, по мнению «активистов» (членов аттестационных комиссий), подлежат увольнению, обратятся в суды и будут восстановлены. Я не говорю, что все суды Украины будут удовлетворять иски сотрудников полиции (впереди аттестация судей, и каждый думает, прежде всего, о себе), но эту процедуру необходимо пройти, чтобы обратиться в Европейский суд, а там работают судьи, которые не находятся в зависимости от власти Украины. Процедура рассмотрения исков, включая Европейский суд, займет не менее 2 лет. Нетрудно подсчитать, какие убытки будет нести государство Украина в связи с выплатой денежной компенсации всем восстановленным Европейским судом полицейским. При этом не факт, что они после этого захотят продолжить службу в полиции», – отмечает адвокат.

Усомнился он и в законности состава аттестационных комиссий и процедуры проведения самой переаттестации, что также может быть основанием для признания увольнения незаконным. «Обратимся к Конституции Украины как к Основному Закону, который имеет наивысшую юридическую силу. Ч. 2 ст. 38 Конституции: «Граждане пользуются равным правом доступа к государственной службе, а также к службе в органах местного управления». Ст. 43 Конституции: «Каждый имеет право на труд, что включает возможность зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно выбирает или на который свободно соглашается. Государство создает условия для полного осуществления гражданином права на труд, гарантирует равные возможности в выборе профессии и рода трудовой деятельности. Гражданам гарантируется защита от незаконного увольнения», – аргументировал правозащитник.

В свою очередь, Абрамчук утверждает, что среди членов комиссий встречаются ранее судимые или нечестные люди. «В комиссии попадают даже люди с криминальным прошлым. Например, одного из членов комиссии я проверил по базе, и он оказался ранее судимым (амнистирован по нереабилитирующим обстоятельствам) за мошенничество. Этот человек путем мошенничества завладел мобильным устройством несовершеннолетнего ребенка», – рассказал правозащитник.

На самом деле, если послушать правозащитников, негативных факторов в проведении переаттестации сотрудников полиции достаточно много. Однако справедливости ради следует отметить, что адвокаты из числа бывших сотрудников полиции всегда будут находить негативные факторы в этом процессе. Кстати, адвокаты не хотят видеть в своих рядах уволенных сотрудников правоохранительных органов и предлагают ограничить для них допуск к профессии. Возникает вопрос: куда им идти?

Позитив

Наряду с вышеописанным негативом, в проводимой переаттестации есть и позитивные моменты. Нет сомнений, что это нужный процесс, который позволит отсеять несоответствующих требованиям к сотрудникам полиции кандидатов. А присутствие в комиссиях общественных активистов все же вносит определенную лепту в прозрачность этого процесса. Ведь представители общественности имеют возможность пообщаться со многими сотрудниками, посмотреть на уровень их подготовки и развития и тем самым внести свой вклад в ломку выстроенной в последние десятилетия «старой системы». С другой стороны, сотрудники полиции стали лучше понимать, что их деятельность тоже публичная. Все, что они пытались скрытно провернуть на службе, рано или поздно становится достоянием общественности, и приходится отвечать на неудобные вопросы. Кроме того, им пришлось в очередной раз открыть и почитать законы, приказы, инструкции.

Так что сколько бы ни анализировали, «плохая или хорошая» переаттестация – процесс уже давно начат. И нам остается только наблюдать и пожинать плоды имплементируемых реформ.

comments powered by Disqus
TOP