Перезагрузка "дела Кулика": "набуины" обновили текст подозрения военному прокурору сил АТО и признались, что "слушали" его по липовому эпизоду

21:44, 13.10.2016
  • 1756
  • 3
  • 0

7 октября 2016 года детективы Национального антикоррупционного бюро отпортовали о завершении досудебного расследования в уголовном производстве по факту незаконного обогащения военного прокурора сил АТО Константина Кулика.

(Константин Кулик)

На сайте ведомства обнародовали справочную информацию, касающуюся инкримнируемых скандальному надзорнику эпизодов правонарушений по ч.3 ст.368-2 УК Украины, а также заявили о предоставлении защите Кулика доступа к материалам следствия.

"Обвинительный акт будет сформирован после завершения этого процесса. Поэтому скорость передачи дела в суд зависит от того, сколько времени Константин Кулик будет изучать материалы производства", - резюмировали в НАБ. Сторона военного прокурора сил АТО предоставила журналистам издания #Буквы и "Ракурс" текст уведомления об изменении подозрения Кулику за подписью детектива НАБ Сергея Яндюка и согласованный 1-м заместителем руководителя САП Максимом Грищуком.

В его тексте указано, что во время досудебного расследования "возникла необходимость в уточнении фактических обстоятельств совершенного уголовного правонарушения и установлено наличие достаточных доказательств для изменения ранее уведомленного подозрения". Этот аспект, а также сама подача информации о "триумфальном" завершении расследования скандального дела вызвала сомнения со стороны журналиста, экс-главы Консультативного совета при ГПУ Владимира Бойко. Он утверждает, что "набуины" деликатно обошли ряд деталей:

- само производство в отношении Кулика было зарегистрировано еще 25 декабря 2015 года и дальше затягивать завершение досудебного следствия было уже просто немыслимо, тем более что это преступление не относится к категории тяжких или особо тяжких;
- 7 октября 2016 года НАБ только сообщило Кулику очередной вариант подозрения. Когда дело будет направлено в суд и будет ли направлено ​​вообще — неизвестно.

"На протяжении многих месяцев директор НАБ Артем Сытник рассказывал о невероятных доходах Кулика, о его автомобиле, квартирах, отдыхе за границей и т.п. Но в окончательном тексте подозрения об этом — ни слова. Там только два эпизода — приобретение, как в таких случаях говорит народный депутат Сергей Лещенко, "любимым человеком" квартиры площадью 77,6 м2 стоимостью 2,9 миллиона гривен и одного паркоместа в подземном гараже стоимостью 97,5 тысяч гривен. Незаконное обогащение, по версии следствия, заключалось в том, что Ирина Немец, которая приобрела эту квартиру и это паркоместо, является частным предпринимателем, но задекларировала доход, недостаточный для покупки недвижимости. Следовательно, Кулик должен за это нести ответственность, поскольку эта женщина находилась с Куликом в близких отношениях и поэтому он, теоретически, имеет право претендовать на половину приобретенной недвижимости", - отмечает Бойко.

В обнародованном тексте уведомления о подозрении указано, что Кулик "подозревается в совершении уголовного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.368-2 УК Украины, то есть получении лицом, уполномоченного на исполнение функций государства или местного самоуправления, в собственность активов в значительном размере, законность оснований получения которых не подтверждена доказательствами, а также передачи им таких активов любому другому лицу, совершены служебным лицом, которое занимает ответственное положение". Согласно тексту документа, общая сумма расходов скандального прокурора, установленных следствием за период с 2005 года по 31 декабря 2010 года, составляет 1,34 миллиона гривен, что на 713,3 тысячи гривен больше, чем начисленный ему доход за период с 1 января 1999 года по 31 декабря 2010 года.

Также следствием было установлено, что сумма повседневных расходов Кулика, установленных следствием, за период с 1 января 2011 по 24 апреля 2015 года составляет 1,48 миллионов гривен, что на 500,8 тысяч гривен превышает сумму начисленного ему дохода за указанный период. При этом "антикоррупционеры" настаивают, что с 2011 года нынешний военный прокурор сил АТО "проживал одной семьей" c Ириной Немец, о чем свидетельствует ведение ими общего быта и наличие взаимных прав и обязанностей, в том числе по уходу и воспитанию общих детей.

При этом в официальных документах, составленных Куликом, исходя из текста подозрения, отмечается, что приобретенные ею права и обязанности не имеют семейного характера. В то же время в период с 1 января 2011 года по 24 апреля 2015 года при общем совокупном начисленном доходе в размере немногим более 1 миллиона гривен (доходы Кулика и Немец), военный прокурор приобрел в общую совместную собственность активов на сумму вдвое больше (почти на 2 миллиона гривен). "В период c 2011 года по 24 апреля 2015 года сумма расходов Кулика, учитывая расходы на приобретение в общую совместную собственность с Немец имущества, составляет 3,44 миллиона гривен, что на 2,47 миллионов гривен больше чем начисленный ему доход", - указано в тексте обвинительного акта.

Право собственности на приобретенное имущество было зарегистрировано на Ирину Немец. Следствие считает, что регистрация всего имущества на Немец была осуществлена с целью сокрытия его от обязательного декларирования Куликом. При этом, по мнению следствия, денежные средства на приобретение упомянутого в подозрении имущества Ириной Немец были переданы Куликом (на автомобиль Toyota Land Cruiser, на нежилое помещение-террасу по ул. Жилянская в Киеве, на квартиру по улице Саперно-Слободская в Киеве, на паркместо-гараж в доме по улице Жилянская в Киеве, на квартиру по улице Ивана Кудри в Киеве).

"Реализуя свой преступний умысел и корыстную цель – сокрытие своего незаконного обогащения, Кулик в период с 2011 по 2015 год, вопреки требованиям ст.12 Закона Украины "Об основах предотвращения и противодействия коррупции" (действующий до 14.10.2014) не указывал в своих декларациях имущество, доходы, расходы и обязательства финансового характера за 2011-2014 год, информацию о детях и лице, с которым живет совместно и ведет общий быт – Ирине Немец, которая имеет права и общие обязательства с субьектом, на которого распространяется действие Закона Украины "О предотвращении коррупции", и их отношения имеют характер семейных", - указано в тексте подозрения.

Также, согласно подозрению, вопреки требованиям антикоррупционного законодательства, Константин Кулик не указал в декларации за 2013 год автомобиль Toyota Land Cruiser, которым он начал пользоваться на основе доверенности, выданной Жилиным в августе 2010 года, и пользуется им по сегодняшний день. Собственником автомобиля с октября 2010 года является Ирина Немец. В тексте уведомления сообщается, что в декларациях Кулика за 2013 и 2014 год не отображена квартира по ул. Жилянская в Киеве, в которой он проживает и зарегистрирован с 2012 года.

Вместе с тем, в период с 26 апреля 2015 по 31 декабря 2015 года Константин Кулик, преследуя цель незаконного обогащения "в неустановленном следствием месте и при неустановленных обстоятельствах" получил денежные средства в размере по меньшей мере 2 866 306 грн, что значительно превышает его официальные доходы и законность оснований которых не подтверждено доказательствами. Стоит отметить, что госрегистрация этих средств была осуществлена на имя Ирины Немец. Также, согласно подозрению, сумма повседневных расходов Кулика, установленных следствием, за период с 25 апреля 2015 по 31 декабря 2015 года составляет 737 тысяч гривен, что на 42,5 тысяч гривен превышает сумму начисленного ему дохода за указаный период.

Сам военный прокурор сил АТО в комментарии журналистам заявил, что ничего нового в материалах дела не появилось. "Как и следовало ожидать - остановились на том, с чего начали - незаконном обогащении", - сказал он. Кулик также акцентировал на формулировке в подозрении - "в неустановленном следствием месте и при неустановленных обстоятельствах".

"Где-то пропала взятка, которую я или взял или собирался брать с января месяца и из-за которой меня незаконно прослушивали. Где-то пропало незаконное получение атошных надбавок. Пропал и Жилин. А на брифингах красиво звучало!" - заявил Кулик. Комментируя факт того, что, согласно уведомлению о подозрении, расходы Кулика превышают доходы, он отметил, что указаные расходы - это расходы Немец.

"В материалах есть показания и ее, и тех людей, которые давали деньги. Так как это не выгодно "набуинам", эти данные просто не указаны в подозрении и замалчиваются. Считаю неправильным это озвучивать самому - это личная жизнь Немец, поэтому пусть она вам прокомментирует", - заявил скандальный надзорник.

Как пишет Владимир Бойко (ранее на эту деталь обращала внимание "Прокурорская правда"), бросается в глаза полная аналогия между "делом Кулика" и скандальным приобретением квартиры народным депутатом от Блока Петра Порошенко Сергеем Лещенко — якобы на деньги двух женщин, ни одна из которых не имеет таких официальных доходов, чтобы позволить себе спонсировать народного избранника. 

"Но есть и отличия. И не только в суммах и площади квартир (Лещенко приобрел квартиру площадью 200 м2 стоимостью 7,5 миллионов гривен). Для того чтобы установить отсутствие в действиях Лещенко состава преступления, Сытнику не понадобилось даже регистрировать уголовное производство. Вместо этого НАБУ неизвестно на основании какого закона провело не предусмотренную УПК Украины "проверку" и в считанные дни пришло к выводу, что народный депутат Лещенко и незаконное обогащение — вещи несовместимые. В случае с Куликом аналогичным фактам дается противоположное толкование, регистрируется уголовное производство, но в то же время дело не передается в суд вот уже 10 месяцев", - утверждает экс-глава Консультативного совета при ГПУ. Он намекает, что причиной того, что для проверки Лещенко сотрудникам НАБ хватило недели, а аналогичное приобретение квартиры знакомой Кулика проверяют вот уже 10 месяцев является либо вопиющий непрофессионализм "антикоррупционеров", либо заказной характер дела.

"О профессионализме сотрудников НАБ вообще в приличном обществе без смеха говорить нельзя. Например, 28-летний детектив Сергей Яндюк, расследующий дело Кулика, с уголовным процессом знакомился со слов осужденных, находясь в должности начальника отделения социально-психологической службы Алексеевской исправительной колонии №25. Цитирую служебную характеристику лейтенанта внутренней службы Яндюка Сергея Викторовича из архивного личного дела №2043:

«За время службы зарекомендовал себя отрицательно. Требования приказов, инструкций и других нормативных документов, регламентирующих деятельность исправительных учреждений, знал, но не всегда верно руководствовался ими в своей служебной деятельности... На должностях проявил себя неумелым организатором... На критические замечания старших начальников не реагировал, выводов из этого не делал. Свои специальные знания повышал в системе служебной подготовки слабо, к проведению занятий относился безразлично... занимаемой должности не соответствует».

Так что с профессионализмом все понятно. С беспристрастностью — тоже. Преступления вроде «незаконного обогащения» не являются сложными для расследования. Собственно, уже на момент регистрации уголовного производства должно быть понятно, есть ли в действиях потенциального подозреваемого состав преступления и каким должен быть план следственных действий. И если в течение 10 месяцев следствие не может передать дело в суд в одном случае, но даже без открытия уголовного производства приходит к выводу об отсутствии состава преступления в аналогичном случае, то об объективности и непредвзятости следствия говорить можно разве что с саркастическими нотками в голосе", - отмечает Бойко.

Вместе с этим он обнародовал документ, который свидетельствует - в ходе досудебного расследования "набуины" получили разрешение следственного судьи на прослушивание телефонов Кулика, его матери, отца, Ирины Немец и даже адвокатов Владимира Ракова и Николая Мельника.

Важная деталь - инкриминируемое военному прокурору сил АТО незаконное обогащение (ч.2 ст.368-2 УК Украины) относится к категории преступлений средней тяжести, а в соответствии со ст.246 УПК проведение НСРД, к числу которых относится снятие информации с каналов связи, могут проводиться исключительно в уголовном производстве по тяжким или особо тяжким преступлениям.

Ответ оказался прост - в ходатайство в Апелляционный суд Киева о предоставлении разрешения прослушивать телефоны по делу Кулика детектив НАБ вписал фиктивный эпизод по ч.3 ст.368 УК Украины — получение неправомерной выгоды. "В то же время никаких следственных действий по этому вымышленному эпизоду, конечно, никогда не проводилось, а в протоколах НСРД указано, что "в ходе проведения негласного следственного (розыскного) действия информация, которая может свидетельствовать о совершении уголовного преступления, не установлена", - говорится в документе за подписью детектива НАБ Скомарова.

Иными словами, телефоны Кулика слушали только для того, чтобы контролировать правовую позицию адвокатов, знать о его рабочих планах, и в дальнейшем предъявить общественности его "терки" с решалой Евгением Фельдшеровым. Впрочем, никаких юридических последствий данных действий ни военный прокурор, ни сам Фельдшеров так и не понесли.

(Обнародованные фрагменты НСРД в отношении Кулика)

comments powered by Disqus
TOP