Пойманному на 150 тысячах долларов взятки "зятю Кивалова" в довесок шьют "статью Кулика", а сам "холостяк" Нечипоренко пытается спасти элитный автопарк семьи. Третий фигурант дела "подольских прокуроров" Кобылянский вышел сухим из воды

17:25, 09.07.2016
  • 2560
  • 4
  • 0

В рамках расследования дела "подольских прокуроров" Сергея Нечипоренко и Алексея Белого, уличенных в вымогательстве 150 тысяч долларов взятки, появился новый эпизод, связанный с незаконным обогащением мужа внебрачной дочери нардепа Сергея Кивалова.

(Сергей Нечипоренко и Ирина Орехова)

Об этом со ссылкой на определение Печерского райсуда Киева от 25 мая 2016 года, размещенное в Едином реестре судебных решений, пишет Первая инстанция.

Как следует из материлов суда, следователи ГПУ оценили имущество семьи бывшего прокурора Шевченковского и Подольского района столицы Нечипоренко не менее чем в 7,5 миллионов гривен, хотя за всю карьеру он и его супруга Ирина Орехова заработали вдвое меньше. В частности, прокуроры подсчитали, что за 16 лет своей работы экс-прокурор совокупно заработал почти 1,1 миллиона гривен, его жена - 3,2 миллиона гривен. Таким образом, общий доход семьи за полтора десятилетия составил приблизительно 4,3 миллиона гривен.

В то же время, установили в ГПУ, только часть их активов – доля уставного капитала в «Компании «Укравит», а также несколько нежилых помещений – оценивается в сумму порядка 7,5 млн гривен, «значительно превышая совокупный доход супругов». Таким образом, следствие пытается инкриминировать Нечипоренко статью УК Украины, аналогичную той, что вменяют детективы НАБ и прокуроры САП военному прокурору сил АТО Константину Кулику - ч.2 чт.368-2 УК Украины.

Отметим, что согласно реестру юрлиц, бенефициарами «Укравит» является Ирина Орехова и Виталий Ильченко. Как писала "Прокурорская правда", Орехова - это внебрачная дочь нардепа Сергея Кивалова, но она близка к отцу и является соучредителем Международного гуманитарного университета (сам Кивалов известен как почетный президент этого вуза).

Помимо недвижимости, следователи установили, что на имя супруги Сергея Нечипоренко зарегистрирован ряд VIP-автомобилей, приобретенных в период брака: «Mercedes-Benz G 55 AMG» рыночной стоимостью 1,55 миллионов гривен, «Land Rover Range Rover Autobiography», рыночной стоимостью 1,7 миллиона гривен, «Chevrolet Express», который согласно справке-счету обошлась в 424 тысячи гривен. Все эти активы могут быть конфискованы, если факт вымогательства и получения взятки в 150 тысяч долларов, позже будет доказан в суде.

Впрочем, как писала ранее "Прокурорская правда", экс-прокурор, которому ранее было объявлено о подозрении в совершении преступлений, предусмотренных ч.5 ст.27, ч.4 ст.368 УК Украины, решил не играть с судьбой, а начать распродажу активов и их переоформление.

Так, в конце декабря 2015 года, уже после задержания Нечипоренко, один из автомобилей автопарка — «Chevrolet Express» — был продан новому собственнику, причем по демпинговой цене в 150 тысяч гривен (это более чем в 10 раз ниже рыночной оценки подобного авто, которая составляет 1,75 миллиона гривен). Чтобы не упустить предмет конфискации, суд по просьбе прокуроров наложил арест на эту машину.

"Прокурорская правда" писала, что в декабре 2015 года по иску прокуратуры были арестованы и другие автомобили, принадлежавшие Сергею Нечипоренко и его супруге: Mercedes-Benz ML 350, Toyota Land Cruiser 200, Hyundai Tucson, ЗАЗ 968М. Кроме того было арестовано недвижимое имущество семейной пары: 1/2 нежилых помещений общей площадью 183 м2 (право собственности зарегистрировано за супругой в 2001 году), 1/2 домовладения (право собственности зарегистрировано за супругой в 2012 году), 1/2 квартиры площадью 127 м2 (право собственности зарегистрировано за супругой в 2010 году). Осознавая риски лишиться такого имущества, и чтобы спасти свои активы от возможной конфискации, супруги Нечипоренко в конце 2015 года инициировали спешный развод, и брак, заключенный 18 лет назад, решением Печерского суда Киева от 16 декабря 2015 года был расторгнут.

Напомним, что заместитель прокурора Подольского района Киева Алексей Белый и экс-прокурор Подольского и Шевченковского района столицы Сергей Нечипоренко были задержаны 30 ноября 2015 года по подозрению в вымогательстве 150 тысяч долларов за содействие в закрытии уголовного производства. Суд определил для подозреваемых залог в размере свыше 3 миллионов гривен, который они уплатили и в январе 2016 года вышли на свободу.

Установлено, что заявителем по делу "подольских прокуроров" выступал родной брат однокурсника губернатора Одесской области Михаила Саакашвили, экс-нардепа от Партии регионов Василия Горбаля - Олег Горбаль. Согласно выписке из ЕРДР, задержанный вместе с "зятем Кивалова" теперь уже бывший заместитель прокурора Подольского района Киева Алексей Белый в сговоре с Нечипоренко требовал 150 тысяч долларов от фигуранта уголовного дела, которое 5 лет вела СБУ по факту растраты 90 миллионов гривен, предоставленных в качестве рефинансирования "Укргазбанку". Стоит отметить, что с 2002 года Горбаль занимал должность почетного председателя данного финучреждения.

Предыстория громкого дела началась в мае 2014 года, когда Голосеевский райсуд Киева закрыл производство против него из-за отказа прокуратуры от гособвинения. Однако уже в июле дело реанимировали по другой статье (вместо статьи о растрате – статья о мошенничестве) в прокуратуре Подольского района Киева. Этим, по версии следствия, решили воспользоваться злоумышленники, среди которых первые роли играли Белый и Нечипоренко, но был и третий прокурор, ранее не упоминавшийся "Прокурорской правдой".

Установлено, что первоначально Василий и Олег Горбали встречались с замом прокурора Подольского района Белым, и тот сообщил: брата экс-нардепа вызывает на допрос сотрудник надзорного ведомства. После этого на связь с Горбалями вышел Нечипоренко, убедив их в том, что за денежное вознаграждение он готов содействовать в закрытии уголовного производства.

Конечным результатом схемы должно было стать обеспечение принятия решение о закрытии дела и снятии ареста с имущества, причем эта формулировка подчеркивается не случайно - ведь Белый не мог самостоятельно "похоронить" производство, иключительные полномочия для этого имеются только у процессуального руководителя. Им, как писала "Украинская правда", на тот момент являлся Александр Кобылянский. Иными словами, Белый должен был либо уговорить Кобылянского помочь ему в реализации преступной схемы, либо угрозами заставить закрыть дело.

(Кобылянский был процкером в "деле Горбаля")
 
В октябре 2015 года Нечипоренко и Горбали снова встретились для обсуждения технчиеских нюансов сделки - в ходе переговоров сумма взятки была уменьшена с 200 до 150 тысяч долларов.

("Подольских прокуроров" вели с середины октября 2015 года)

Стороны ударили по рукам, и 30 ноября Нечипоренко получил от Белого подписанное постановление о закрытии "дела Горбаля". В тот же день в 17:20 экс-прокурор передал документ Олегу Горбалю в его машине, получив взамен конверт с деньгами. В этот момент Нечипоренко, а следом за ним и Белого задержали.

(Сергей Нечипоренко в момент задержания)

Впрочем, изначально правоохранители "приняли" и Кобылянского, который своей рукой подписал постановление о закрытии "дела Горбаля". Но позднее его отпустили, и в дальнейшем в материалах дела "подольских прокуроров" не упоминается.

Журналисты предполагают, что выйти сухим из воды Кобылянскому помог его отец - Николай Кобылянский, который почти 20 лет проработал в органах прокуратуры, а с 2006 года работает в Высшем административном суде Украины, и в 2010-2014 годах входил в состав Высшего совета юстиции.

(Николай Кобылянский)

Отметим, что после этого удача улыбнулась Кобылянскому-млашему еще раз. Как писала "Прокурорская правда", несмотря на 10 место в рейтинговом списке претендентов (с суммарным баллом 137,7 - 86/51,7) на замещение вакансий руководителей Киевской местной прокуратуры №7, в итоговом решении конкурсной комиссии законника "подняли" на презентабельную 4 позицию.

(Александр Кобылянский в рейтинговом списке занимал 10-е место)

Впоследствие он был назначен замом руководителя Киевской местной прокуратуры №7, невзирая на тот факт, что до этого в отношении него руководителя УВБ ГПУ Ивана Дзюбу уполномочили проверить потенциальную причастность Кобылянского к делу "подольских прокуроров".

(Рекомендуя к назначению Кобылянского конкурсная комиссия перестраховывалась)

comments powered by Disqus
TOP