Продлевать будете? Хроника рассмотрения дела Клюева в регламентном комитете. День первый

15:46, 29.05.2015

О желании Генеральной прокуратуры привлечь к уголовной ответственности ряда депутатов Верховной Рады говорили давно, и "Прокурорская правда" составляла перечень возможных кандидатах на лишение депутатской неприкосновенности. Изначально в него якобы входило 7 фамилий, но 12 мая генеральный прокурор Виктор Шокин внес в Раду представление о снятии депутатской неприкосновенности лишь с двоих: нардепа от "Оппозиционного блока" Сергея Клюева (брата экс-главы АП Андрея Клюева) и его коллеги из депутатской группы "Воля народа" Сергея Мельничука.

Для того чтобы представления ГПУ были рассмотрены в сессионном зале, их сначала должен рассмотреть регламентный комитет парламента. Вчера на его заседание пришел генпрокурор Виктор Шокин.

Как пишет Insider, в гости к депутатам он пришел не один, а вместе со старшим прокурором, который ведет дело Клюева. Появился на заседании и сам Клюев. Он тоже пришел с группой поддержки - украинскими и иностранными адвокатами и переводчиками. Всего "свита" Клюева составляла десять человек.

Спор о режиме

Клюев старался вести себя как обычный депутат. Заметно было, что нервничал, поскольку практически каждое свое действие согласовывал с адвокатами.

Уже в начале заседания Виктор Бондарь, экс-регионал, а ныне член депутатской группы "Возрождение" Виталия Хомутынника, раскритиковал ГПУ за то, что она предоставила нардепам мало материалов по Клюеву и не ответила на большинство вопросов.

Он отметил, что в таком виде представление и вовсе рассматривать бессмысленно, поскольку оно не готово, и предложил вернуть материалы назад в прокуратуру.

"Если мы сейчас пойдем по слушаниям, то мы, по сути, перейдем в такой полусудебный процесс, будем заслушивать стороны, разбираться с материалами и слушать всех присутствующих и на этот процесс уйдет 5-7 часов, учитывая количество экспертов", - заявил Бондарь.

Один из его коллег по комитету посетовал, что в ответах ГПУ часто ссылаются на тайну следствия, и поинтересовался у генпрокурора, смогут ли получить ответы в ходе заседания. "Если уважаемые депутаты не знают, что такое тайна следствия, то мне очень жаль это слышать", - ответил Шокин.

При этом он подчеркнул, что ГПУ предоставила все возможные ответы, но если депутаты хотят услышать дополнительные сведения, то они должны подписать документ о неразглашении, а всем присутствующим не членам комитета нужно выйти из зала.

"Я сегодня подтверждаю законность представленных доказательств, но в случае если члены комитета хотят получить ответы и детальную информацию по обоснованию представлений, то в таком случае мы переходим в плоскость досудебного следствия. В таком случае мы должны соблюдать требования Уголовно-процессуального кодекса о недопустимости разглашения", - пояснил генпрокурор.

Слова прокурора вызвали дискуссию среди нардепов. Бондарь заявил, что неразглашение может касаться только государственной тайны, поэтому надо продолжать заседание в открытом режиме. "Уважаемый, это не судебное заседание, поэтому ваше предложение невозможно. У нас не судебный процесс, а есть тайна досудебного следствия", - парировал Шокин. Поддержал открытое заседание и сам Клюев. "Я не хочу, чтобы не было никакого передергивания процесса, чтобы все было публично и открыто", - подчеркнул депутат.

В ходе дискуссии член комитета от "Народного фронта" Светлана Войцеховская отметила, что если речь идет о закрытом заседании, то из зала должны быть удалены все, кто не является его членами, а не только представители СМИ.

Это заявление вызвало резкое несогласие депутата от Блока Петра Порошенко Сергея Лещенко, который в бытность журналистом активно занимался делами Клюевых. "По закону о комитетах все депутаты имеют равные права, кроме права голосовать. Я имею право выступать и принимать участие в обсуждениях", - заявил Лещенко.

Вопрос закрытости и открытости вызвал бурную дискуссию среди членов комитета. При этом Шокина, похоже, происходящее утомляло, он продолжал напоминать депутатам свои аргументы, что это пока еще не суд, а от них требуется принятие лишь процедурного решения. "Виктор Николаевич, мы внимательно прочитали ваше представление, и считаем, что оно, мягко говоря, пустоватое и поэтому эта дискуссия существует", - пояснил генпрокурору член комитета от "Самопомощи" Павел Кишкар.

Дискуссию решил прекратить и.о. главы комитета Павел Пинзеник, поставив на голосование вопрос проведения закрытого заседания. В ходе голосования 7 членов комитета высказались "против" этого и лишь 1 проголосовал "за". Как ни странно, им оказался, как ни странно, коллега Клюева по "Оппозиционному блоку" Михаил Папиев.

После голосования комитет должен был приступить к вопросам к генпрокурору, но Шокин явно не желал превращать заседание в свой же допрос. "На все ваши вопросы, которые вы ставили, мы уже ответили (в письменном виде)", - подчеркнул Шокин. Его позицию поддержал и прокурор процессуального производства Олег Багнюк.

Тем не менее, и.о. главы комитета все же огласил часть о вопросах к генпрокурору, но Шокин снова заявил, что вся информация находится в представлении. "Все читали представление? Пускай председательствующий зачитает представление, и все будет хорошо", - настаивал Шокин. В итоге Пинзеник почти полчаса читал текст постановления.

Лишить или помиловать

Как писала ранее "Прокурорская правда", согласно представлению Сергей Клюев вместе со своим братом Андреем Клюевым в 2007 году незаконным путем завладели ОАО "Завод полупроводников". Позже завод также незаконно получил кредит за счет бюджетных средств.

Согласно документу братья Клюевы через кировоградское ООО "Силикон" решили приобрести около 75% акций завода, поскольку подконтрольные им фирмы сами не имели необходимых патентов. Затем Клюевы убедили собственника кировоградского предприятия в необходимости заключения дополнительных соглашений со своими фирмами, в результате которых "Силикон" попал в долговую зависимость от Клюевых и потерял контроль над приобретенным заводом.

Позже Клюевы через свою австрийскую компанию "Актов Солар Холдинг ГмбХ" завладели акциями "Завода полупроводников". После этого Клюевы добились от "Укрэксимбанка" выделения 200 миллионов евро кредитов на развитие предприятия.

После зачитывания представления члены комитета снова попытались задавать вопросы Шокину. Но терпение генпрокурора видимо иссякло окончательно. "Ни одним регламентом не предусмотрено ставить вопросы генеральному прокурору относительно представлений. Такое право предоставляется депутатам в сессионном зале в течение 30 минут", - подчеркнул Шокин.

Депутаты продолжали настаивать, но генпрокурор был непреклонен. "У вас всех есть все наши ответы. Хотите, пускай опять  зачитают ваши вопросы и наши ответы", - продолжал гнуть свою линию прокурор. Пинзеник попробовал начать зачитывать вопросы, обращаясь к генпрокурору, но тот снова отсылал к тексту.

В результате Пизненику самому пришлось зачитать все вопросы членов комитета и ответы на них от ГПУ. Это заняло еще около часа. После комитет решил заслушать объяснения Клюева.

"В существующих условиях политического давления, в которых приходится работать генеральному прокурору, тяжело рассчитывать на его объективность", - сразу обозначил линию своей защиты Клюев.

По его мнению, никаких обоснованных доказательств по его делу нет, а само дело назвал, обоснованным на "псевдожурналистских" расследованиях. Он считает, что Шокин таким образом просто покрывает действия своего предшественника Махницкого, который, желая показать обществу видимость борьбы с коррупцией, ввел его в заблуждение.

Не забыл Клюев сослаться на слова бывшего генпрокурора Виталия Яремы, который уведомил ЕС об отсутствии достаточных оснований для лишения его неприкосновенности.

По словам Клюева, ни под одним документом, связанными с указанными в представлении предприятий нет ни одной подписи его самого и его брата. При этом, все решения, которые были приняты государственными органами якобы под влиянием братьев, не были признаны незаконными. Клюев заявил, что указанные события были исследованы американскими экспертами и австрийским судом, которые также сочли их законными.

В ходе своего выступления Клюев периодически оборачивался к своим адвокатам, что не преминул заметить и Шокин. "Я хотел бы знать, сколько стоят адвокаты американские, австрийские?", - отметил Шокин. "То, что я им плачу перечисляется с официально задекларированных мной доходов", - ответил Клюев.

Также, по мнению нардепа, Махницкий обманул официальные органы Европейского союза, что повлекло за собой введение санкций против него и членов его семьи. Он отметил, что Евросоюз требует доказательств, и именно поэтому продлил свои санкции лишь до 6 июня.

По словам Клюева, именно поэтому представление против него сформировано "с целью политического давления, или потому что скоро должны снять санкции". На это Шокин ответил: "Не хотел говорить, но скажу: вы просто не знаете, что санкции продлены".

После вопросов к Клюеву, комитет решил заслушать его адвокатов и американского эксперта. Для генпрокурора это часть явно была не особо интересной, потому что буквально в ее начале он покинул зал. Журналисты сразу же бросились за генпрокурором. "Не переживайте, я еще вернусь", - улыбаясь бросил на ходу Шокин.

Возвращаясь в зал у генпрокурора поинтересовались, на скольких еще депутатов ГПУ готовит представление по снятию неприкосновенности. "Всех", - отшутился Шокин.

Заседание продолжалось уже более трех часов, и некоторые члены комитета попросили о перерыве. В перерыве, в парламентском коридоре Клюев активно изучал свой мобильный телефон. Искал ли он там подтверждение информации о продлении санкций ЕС неизвестно, но прочитанное его явно успокоило.

Тем временем Шокина обступили журналисты, которые в том числе хотели получить подтверждение по санкциям. "Допустим, что я предположил", - снова отшутился генпрокурор. При этом он пытался показать абсолютную уверенность в правоте ГПУ. "Я уверен на 100% в доказательствах. Вы посмотрите, эти девять иностранцев, экспертов и не могут справиться с нами двумя маленькими людьми", - подчеркнул Шокин.

Журналисты отмечали, что фактически ни один высокопоставленный чиновник не привлечен к ответственности. В частности, особый интерес вызывали бывшие министры Елена Лукаш и Дмитрий Табачник. "Почему не объявлены подозрения по Лукаш и Табачнику?", - настаивали журналисты. "А Вы в этом уверены? А вот я не уверен", - неожиданно заявил Шокин.

Он рассказал, что по Табачнику уже есть подозрение, и анонсировал, что это не все. "Завтра будет объявлено еще одно подозрение. Кому? Вы все увидите", - продолжил интриговать Шокин.

"Что, по Табачнику объявили подозрение?", - поинтересовался возвращавшийся в зал Клюев у журналиста. Подтверждение этой информации, судя по лицу, у Клюева удивления не вызвало.

Продолжение следует

Поняв всю тщетность происходящего, члены комитета после перерыва снова вернулись к вопросу проведения закрытого заседания. Внешне консенсус по этому вопросу был, но загвоздка заключалась во времени его проведения.

Некоторые члены хотели провести его вечером, другие в пятницу, а третьи – перенести его на понедельник.Пинзеник, видимо перенимая опыт главы Верховной Рады Владимира Гройсмана, часто проводил "сигнальные голосования". Один раз он даже "просигналил" окончательное решения по удовлетворению представления ГПУ по Клюеву, но за него проголосовало лишь три члена комитета. "Не поддержано. Пока что", - резюмировал Пинзеник.

Позже и.о. главы комитета несколько раз попробовал провести сигнальное голосование по заседанию в закрытом режиме, но когда уже казалось, что была практически достигнута договоренность, проголосовало лишь четыре члена комитета. В итоге, договорились провести рабочее совещание, на котором определится с дальнейшим форматом работы.

После заседания Клюев вовсе не был похож на брата одиозного главы Администрации Президента. Он не отказывался от общения с журналистами, и пытался вести себя как обычный депутат. Журналисты интересовались не только о деле с заводом, поскольку Клюев в этот же день был вызван на допрос по делу Калашникова.

Он рассказал, что в 15.00 собирался давать показания, однако из-за заседания комитета перезвонил следователю и попросил перенести. Говоря о самом Калашникове, он подчеркнул, что не особо знал его, и выразил удивление той информации, которая появляется в СМИ. "Я его за последние 10 лет видел раза три", - отметил Клюев.

И в завершение добавил, что уезжать из Украины не собирается. "Многие хотят, чтобы я уехал, но не дождутся", - подчеркнул Клюев.

comments powered by Disqus
TOP