"Прокурорские поборы" за решалово перешли от Пшонки по наследству к Шокину и Луценко, люди Яценюка вымогали за освобождение 3 «ляма» долларов, а Захарченко лично искал миллиарды Тимошенко: "Вася Чапай" дал первое интервью после выхода на свободу

14:53, 19.12.2016
  • 1917
  • 0
  • 0

Вся информация о нем ограничивается его связями с организованными преступными группировками - журналисты называют его "Вася Чапай" и связывают с бандой Владимира Киселя, который погиб в ДТП. До 2012 года он был владельцем швейцарского энерготрейдера Korlea Invest, который зарабатывал в том числе и на поставках украинской электроэнергии в Европу (пока ДТЭК Рината Ахметова не взял эту функцию на себя). Он заигрывал с социалистами и Юлией Тимошенко, имел общие бизнес-интересы с Александром Шепелевым, который сейчас является беглецом. Его обвинили в покушении на владельца Родовид Банка Сергея Дядечко. Он отсидел почти четыре года, и этот период сделал его очень разговорчивым. 

(Василий Данылив, известный в узких кругах как "Вася Чапай")

Напомним, что 7 апреля 2016 года, четверо подозреваемых в организации и осуществлении попытки заказного убийства свидетеля по делу о разграблении средств "Родовид-банка", среди ктороых Данылив, Бартков, Стрипа и Баран, во время судебного процесса будут находиться под домашним арестом. Такое решение приняла судейская коллегия Шевченковского райсуда под председательством судьи Олега Линника. Пробыв полгода на свободе, Данылив дал эксклюзивное интервью корреспонденту ТСН Ольге Василевской, в котором рассказал о своем влиянии на украинскую политику, а также бизнес-процессы. «Прокурорская правда» предлагает своим читателям ознакомиться с версией самого Данылива относительно событий, которые произошли в его жизни за последние годы.

- Василий Николаевич, давайте для начала определимся с вашим процессуальным статусом.
- Я сегодня обвиняемый в уголовном производстве, которое слушается в Шевченковском суде. Вот уже 3,5 года это дело не может быть рассмотрено по существу по разным причинам. Уже конец 2016 года, новый состав суда, привлечены присяжные, снова изменился председатель и все начинается сначала.

- Сколько времени вы провели в СИЗО?
- Почти четыре года. Я приехал 14 июля 2012 в Киев. Был дома с семьей. Ночью застали разные спецслужбы и начали проводить обыск.

- Что искали?
- Не знаю, но ничего не нашли, кроме какого-то пистолета, который сами же подбросили.

- Вас подозревают в совершении покушения на Сергея Дядечко, банкира, который был владельцем "Родовид Банка", а ныне является владельцем банка "Союз". Вы с ним знакомы? Какая между вами связь?
- Я никогда с ним не виделся и не имел отношения к его банкам. 

- Я так понимаю, подозрение основано на том, что вы знакомы с экс-нардепом от "Батькивщины" Александром Шепелевым, который собственно и подозревают в организации покушения на Дядечко? А вы якобы исполнителем?
- Да. Я Знаком с господином Шепелевым от 2009 года. Меня с ним познакомили Юлия Тимошенко и Александр Турчинов. В их партийном офисе на Туровской, 13 Юлия Тимошенко тогда баллотировалась в президенты. С той целью мы тогда и познакомились. Я в то время занимался бизнесом и благотворительностью.

- То есть вас познакомили для дальнейшей кооперации и финансирования выборов Тимошенко?
- Не только финансирование, но и организации выборов на западе Украины. Это было в 4 областях, где была хрупкая позиция Тимошенко. Львовская областная организация должна была распасться накануне выборов. Поэтому Турчинов попросил меня и Шепелева, который должен быть координатором между нами, помочь удачным выборам в западных регионах. Я взялся за ту работу, чтобы не дать Партии регионов полностью развалить "Батькивщину". 

- Сколько денег вы вложили, чтобы спасти ситуацию? 
- Много (улыбается). Несколько миллионов долларов. Но это были мои пожертвования. Я хотел, чтобы президентом была Тимошенко Мне наоборот тогда представители Януковича - Владимир Рыбак, Виктор Балога и Алексей Азаров - предложили бросить ту работу, охарактеризовали Тимошенко как аферистку, сказали, что никакого толку от нее не будет.

- И были правы? 
- Пожалуй, да. Я оказался в сложной ситуации. С одной стороны, регионалы мне предложили несколько мест в проходном списке ВР, оставить мой бизнес в покое (экспорт украинской электроэнергии в Европу) И финансовое вознаграждение. Мне четко сказали, что все решено, она проигрывает с отрывом в 15%. И когда она проигрывает, у меня начнутся большие проблемы. Но я пообещал Тимошенко и Турчинову, поэтому стоял на своем и не предал их. 

- А почему вы были таким неблагосклонным? 
- Я сделал ставку на Тимошенко. К сожалению, случилось то, что случилось. Тимошенко проиграла с отрывом 3%. Я предупреждал ее, что, например, Наталья Королевская уже давно сотрудничает с регионалами в Луганске, поэтому дела не будет. В ночь выборов в гостинице "Хайят" остались близкие к Юлии Тимошенко люди - Александр Турчинов, Иосиф Винский, Александр Пономарев. А все остальные начали переходить с "Хайят" в "Интерконтиненталь", где был штаб Януковича. Просто наперегонки (смеется) Мы наблюдали эти бега из окна.

- Как вас отблагодарила Юлия Владимировна за вашу преданность? 
- Да никак. Мы еще несколько раз встречались с Тимошенко, Турчиновым и Шепелевым. В 2010 году я покинул Украину, переехал в Прагу, создал организацию, которая должна защищать интересы украинской оппозиции в Европе. Эта организация называется "Украинская европейская перспектива". Офис базируется в Праге на улице Политических заключенных.

- И вы всех заключенных там приютили? 
- Можно сказать и так. Мы создали эту организацию вместе с бывшим министром экономики Богданом Данилишиным (ныне председатель Совета НБУ). Он уже тогда был объявлен в розыск властями Януковича и арестован в Праге. Нас там мониторили сотрудники спецслужб Украины. Они следили за нами и офисом. Даже несколько раз мы отбивали попытки проникновения в офис через окна.

- Кого конкретно ловили? 
- Я не интересовался. Мне жаль тех ребят, которые были отправлены туда и делали ту грязную работу. 

- После Данилишина в Праге решил спрятаться и Александр Тимошенко. У него там бизнес и вы помогли ему получить политическое убежище? 
- Да. Все эти люди, которые получили политическое убежище, проходили через наш офис. Это Данилишин, муж Тимошенко, несколько депутатов и адвокатов. Нам их всех отправила партия Батькивщина, они не падали на нас с неба.

- А благодаря чему у вас в Чехии такое влияние и на местных политиков, в том числе? В прессе писали о том, что вы в лихие 90-е годы торговали людьми и наркотиками, и таким образом обслуживали чешскую элиту. 
- Я читал о том, что вы говорите. Я проживал долгое время в Праге, женился. Весь мой бизнес был централизованный в Праге. У меня была компания, которая достигла оборота 100 миллионов долларов в год. Я кредитовался многими европейскими банками. Если бы я имел отношение к сомнительным сделкам, никто бы мне кредиты без гарантий, не предоставлял. 

- Вернемся к политике. Тимошенко арестовали. А вы хотели влиять на политическую жизнь в Украине. Каким образом? 
- Я договорился с Александром Морозом, тогдашним лидером Соцпартии, что я стану ее инвестором накануне избирательной кампании 2012 года и докажу Соцпартию до проходного барьера в ВР в 5-7%. Мы бы размыли голоса Компартии и Партии регионов. О моих намерениях забрать Соцпартию были проинформированы Турчинов и ближайшее окружение Тимошенко. Я подписал этот договор с Александром Морозом и Петром Устименко 9 июля 2012. Меня сразу избрали председателем предвыборного штаба Соцпартии.

- А что это за история с майором Мельниченко, который на момент покупки вами Соцпартии должен был ехать в США давать какие-то показания? 
- Ко мне его привели Тимошенко и Данилишин. Сказали, что Мельниченко может рассказать что-то новое по делу Тимошенко и Щербаня. Я напомню, тогда по замыслу Януковича, если бы Тимошенко вышла из тюрьмы по газовому делу, ей планировали выдвинуть еще одну подозрение об убийстве Щербаня. После покупки Соцпартии я вернулся в Прагу, где меня уже ждал майор Николай Мельниченко. По нашей договоренности, он должен был лететь в США, где дал бы показания в американском Минюсте о том, что Юлия Тимошенко не имеет никакого отношения к убийству Щербаня. Показания он должен давать в качестве свидетеля. Он предоставил нам записи этих своих пленок, мы их подготовили, расшифровали. Мы услышали на пленках (настоящие они или нет, должны сказать специалисты), голоса Януковича и Кучмы. Из этих разговоров мы пришли к выводу, что к убийству Щербаня имели отношение какие-то люди из Донецкой области, но отнюдь не Юлия Владимировна. Скорее всего, этот путь шел до самого Виктора Федоровича. Мы решили обратиться в Минюст США, у нас есть свидетель, который может опровергнуть причастность Тимошенко к покушению. Привезли Мельниченко к нотариусу, где он нотариально заверил свои показания. Ведь мы знаем, что майор очень изменчив: сегодня говорит одно, а завтра - противоположное. 

- Сколько стоили такие услуги майора? 
- Я ему ничего не платил, только за перелеты. А кто ему платил - я не знаю.

- А что было дальше? 
- Он имел билет и должен был бы вылетать в США, чтобы дать показания американцам. Это свело бы к нулю намерения регионалов обвинить Тимошенко. А после этого мы развернули бы медиа-кампанию и приняли Мельниченко в Соцпартии. По нашим подсчетам, после дополнительных финансовых вливаний, Соцпартия должна пройти на выборах проходной барьер. По крайней мере, нанятый мной Сергей Гайдай, прогнозировал это. Но ... 14 числа я прилетаю в Киев к себе домой и меня арестовывают. 

- Как вы связываете два события: пресс-конференция Мельниченко, которая не состоялась, и ваш арест? 
- Сразу после моего ареста, ко мне приходили странные люди, которые требовали, чтобы я связался с Мельниченко и отговорил его лететь в США. Я делал вид, что ничего не знаю, "моя хата с краю". Я никому не звонил. Мне сказали, что сами его отговорят ехать. Уже в тюрьме я включил телевизор и увидел, как Мельниченко собирает в Киеве пресс-конференцию, где говорит, что это именно Тимошенко причастна к убийству Щербаня, и крутит какие-то пленки. Я чуть не упал! Это счастье, что мы задокументировали все свидетельства, заверенные нотариально. Я думаю, что Мельниченко переманили, перекупили, нашли какие-то средства воздействия. По моему мнению, из-за его жены, Натальи Розинской. 

- А может быть такое, что он вас сдал? 
- Я думаю, что да. Нас кто-то сдавал - это 100%. Вся информация вытекала из узкого круга и доходила лично к Януковичу. Это либо майор Мельниченко, или в действительности нас прослушивали.

- С кем вы сидели с интересных людей? 
- С Сергеем Бутом, который подозревался в похищении монахинь в уголовном производстве о попытке церковного переворота. Он утверждал, что его и Драбинко подставили. По словам Бута, это было инсценировано людьми, которые хотели подставить Драбинко, чтобы тот повлиял на Митрополита Владимира. Еще сидел с Юрием Сиротюком. Владимира Зиневича встретил, который был задержан по делу покупке южно-африканского угля. На спецпосту сидел с Игорем Мосийчуком. Павлюченко сидели рядом. Моя камера была №158 в Лукьяновском СИЗО, в которой сидел, кстати, нынешний генпрокурор Юрий Луценко. 

- И как, хорошие там условия? 
- Ну, как сказать ... Есть такое понятие "тюрьма в тюрьме". Это там, где спецпосты и пожизненные камеры. Там в футбол не поиграешь, книжку не почитаешь, и больше, чем час не погуляешь. Я уже молчу о телевизоре и другие привилегии. Вы попадаете в такую атмосферу, где постоянно, все время вам говорят, что вы никто. Всеми методами. Вы можете жаловаться, писать заявления - все это бесполезно. Если система хочет вас сломать - она сломает. Очень мало людей выдерживают. Я сидел в Кривом Роге, начальник оперчасти был некий Андрейчук. Я был там более полугода на спецпостах. Этот Андрейчук говорит мне на прощание: "Вы единственный, кто выезжает отсюда, не написав явку с повинной. У нас явка с повинной - 100%". Было разное: и драка с сокамерниками, и попытка пырнуть ножом ... Внутри есть люди, которых называют "прессовики". О них знают генпрокурор и даже президент. И всех, кого надо сломать, свозят в "пресс-хату" и там их ломают. Я попадал в такую пресс-хату, где один сокамерник две недели сидел в тазике - спал, ел, на четвереньках две недели сидел. Я начал за него заступаться. Я до сих пор помню его глаза, которые ищут защиты, помощи. Вот специально для Кривого Рога в СИЗО свозят людей, которых надо сломать. Оно специально создано под такие пытки. Для дачи показаний, для переоформления бизнеса и тому подобное. 

- А Вас туда зачем отправили?
- Чтобы я оговорил себя и людей из "Батькивщины". Ко мне приходило много людей. Например, лично Захарченко (Виталий, тогдашний министр внутренних дел). А сначала ко мне пришел заместитель начальника главного следственного управления ГПУ Александр Пушкарь (показывает документ). Этот Пушкарь был руководителем дела Тимошенко. Представьте себе, где я подозреваемый в покушении на Дядечко, и где Пушкарь - с делом Юлии Тимошенко. Пушкарь и Захарченко предложили мне под телекамеры вылить всю грязь, которую они мне напишут на Юлию Тимошенко, развернуться, сесть в самолет и покинуть Украину навсегда. Это было такое предложение. И выпытывали меня, где счета Тимошенко, где миллиарды, где их прячут. Я им не дал никаких показаний. Я понятия не имею, где кто держит миллионные счета. Все эти попытки не дали никаких результатов. 

- Может, не сказали, но знаете?
- Это не только Захарченко и Пушкарь спрашивали. Они меня специально возили по всем тюрьмам в Украине: в Донецке, Кривом Роге, Киеве, Житомире. В Донецке меня вывозили и хотели инсценировать побег и выстрелить мне в спину. Также я сидел в камерах, где меня хотели зарезать, подрезать. Разное было, я даже не хочу, чтобы это было где-то опубликовано. Когда они ничего не добились, отправили ко мне представителей какой детективной компании "Lawrence and Gregor" с офисом в Лондоне. Их было трое. Они показывали удостоверения сотрудников ЦРУ и Моссада, шесть раз свободно заходили ко мне в следственный изолятор. Это все зафиксировано (показывает документ). Я подал обращение в ГПУ, но до сих пор не получил никакого ответа. Как я понял, это были наняты бывшие сотрудники спецслужб, которые ездили по всему миру и на заказ Януковича искали миллиарды Тимошенко. Говорили, что они мониторят финансирования терроризма. И настаивали, чтобы я выдал, где держит деньги Тимошенко. Но я не знаю. Они говорили: мы знаем, что она имеет несколько миллиардов, которые держит на счетах, связанных с террористическими группировками. Они также спрашивали, знаю ли я турка по происхождению Аксо Ерджумента Шерифа. Я только указал им, что знаю мужа Тимошенко Александра, который всю жизнь посвятил бизнеса и никогда не лез в политику. Его максимальный капитал я оцениваю в максимум 30-50 миллионов долларов и ни о каких миллиардах речь не идет. 

- Так где миллиарды Тимошенко? Сейчас уже можно сказать?
- Этих миллиардов нет в природе! Я не верю. Это все блеф. Все доходы ЕЭСУ давно закончились. 

- Вы сидели, писали письма Тимошенко, Турчинову с просьбами помочь вашему освобождению? 
- Да, сидел, писал. Результат - ноль. Несколько раз мне передавали "привет" от определенных людей, и все. Может потому, что якобы были какие-то "пленки Шепелева", на которых он записал Турчинова, Тимошенко ... Но я на пленок не имею никакого отношения. Не я познакомил их с Шепелевым, а они меня с ним! И я никогда не слышал эти записи. Или они, или нет - не знаю. А был ли мальчик?

- А с Шепелевым когда вы виделись в последний раз?
- Случайно, когда он был в Лукьяновском СИЗО. 

- А почему ему удалось убежать, а вам - нет? 
- Я не знаю, он бежал, или его украли. Он заснул, а проснулся уже в Москве. Его там арестовали. Затем отпустили. Где он ходит по Красной площади. Но после этого я с ним не общался.

- По материалам производства, он вам дал указания совершить покушение на Дядечко. Вам и еще трем каким людям. 
- Это те люди были - один мой охранник, а второй - мой водитель. Третий вообще случайно. Это все люди. 

- Кто из них стрелял в Дядечко? 
- Сначала они - по другой версии - делали, что это был другой человек. Не я. А был там этот охранник, как я. Но он был охранник по дому. Ну, знаете, дома там убирал. И они его делали по этой версии - это можно увидеть - что это он совершил это покушение. Но он сам слепой. По природе. Плохо видит. Имеет недостаток. 

- Зачем вам нужен слепой уборщик-охранник? 
- Он охранник в моем доме. Не охранник, а уборщик: косил траву, убирал вокруг. 

- Так он же слепой. Как? 
- Ну он видит траву и мусор. Но вот шоферить ночью он не может. Понимаете? И они его делают, что это он исполнитель. С самого начала, как только это все началось. Лепят ему это ДНК на том автомате, который нашли. А оказывается позже, что он слепой. И следователь говорит: "Блин, что же мы написали? Ну какой он стрелок, если он слепой?" Это нонсенс. И делают, что эту работу выполнял я. 

- А нашли реальных исполнителей? Или вы до сих пор является исполнителем? 
- До сих пор я обвиняемый по этому делу. 

- То есть вы под домашним арестом?
 - Я нахожусь вне суда пока и обязан присутствовать на всех заседаниях суда, что я делаю. По закону Савченко я отсидел почти восемь лет. Не я один, а мои ребята тоже. Я все время добивался того, чтобы получить нормальный состав суда. Что такое нормальный? Это незаангажированный суд, потому что суды работают в двух направлениях: первое - или позвонит кто-то из властных кабинетов и скажет, каким должно быть решение. Второй - или судья ангажирован в каком финансовом процессе. 

- Да, а вам жалко заплатить? 
- Ко мне приходили сразу после революции представители некоторых политических групп.

 - Давайте их фамилии.
 - Дойдем и до тех фамилий, не всё сразу. И предлагали мне дать 3 миллиона долларов для того, чтобы я вышел. Я передал им, что я буду сидеть столько, сколько нужно. Доллара не дам. Цента не дам. Затем цена спустилась с трех до двух миллионов. Потом вообще дошло до смешного - до 500 тысяч долларов. Я их просто предупреждал: я не дам ни одного доллара ни старой власти, ни новой власти, ни той, что будет - никому. Вот и все. Я добился во время всех этих судебных заседаний того, что к делу включать суд присяжных. И когда я добился, сложился суд присяжных, я попросил только одного: возьмите, пожалуйста, срок, сколько вам нужно - месяц, два, просмотрите все 46 томов этого дела, которая есть в суде. Если вы найдете хотя бы одно доказательство моей вины, тогда, пожалуйста, я готов - давайте мне срок, я поехал. Но если нет - примите надлежащее решение. И они взяли срок два месяца, изучили дело и на первое заседание вынесли постановление "Освободить". И так я вышел на свободу без всякого доллара. Без одного цента. Я никому не заплатил, ни прокурорам, ни судьям, ни политикам - никому.

- А кто приходил к вам деньги просить? Из Министерства юстиции? 
- Это уже позже. Это старые мои знакомые с такой партии "Фронт перемен". 

- То есть вы им не платили? Или платили, а они ничего не решали? 
- Нет, я им не давал. 

- А почему? 
- Потому что у меня была такая позиция - не заплатить никому ни одного доллара. Как была, так и остается.

 - То есть у нас ходят ходоки из Министерства юстиции и предлагают людям за деньги освободиться от наказания?
 - У нас после революции две-три недели не ходил никто. Все сидели в ожидании. Ровно через месяц начали ходить прокуроры и предлагать те же схемы, которые были раньше. Не только ко мне, а ко всем. "Сколько ты сидишь? - Год. - Сколько статья? - Пять. - Окей, что там у тебя, ага - десяточку пусть адвокат занесет и все в порядке. Не занесет - будешь сидеть все пять". И это не изменилось до сих пор. Сейчас, может, если Луценко пришел, ну я просто перестал уже отслеживать, может, что-то изменилось. Но при Шокине было, при Яреме было и Махницком.

- Однако при Пшонке не было. Вам же не предлагали деньги за освобождение. 
- При Пшонке было также. Но что-то другое мне предлагали - стать свидетелем в суде против Юлии Владимировны. 

- Так вы покушались на Дядечка или не покушались? 
- Я не совершал никакого покушения. Я это буду доказывать в суде. Подумайте, зачем мне это: у меня есть бизнес, состояние, политические амбиции. Зачем мне брать автомат, идти и у кого стрелять? Мотив?

- А кто осуществлял покушение? 
- Да хрен его знает. 

- Шепелев?

- Я не знаю, кто его совершал, я понятия не имею, кто его совершал. 

- Дядечко хотели убрать как свидетеля по делу о хищении "Родовид Банка", так?
 - Я не имел к тому банку никакого отношения.

- А вы кум Шепелева. 
- Нет, стоп, я никакой не кум Шепелева. Он мне никакой не кум. Я начал разбираться в действительности в деле "Родовид Банка". Уже хочешь - не хочешь, а должен разбираться. Хотя я с этим банком не имел ничего общего. Моей ноги в его филиале не было. Я исследовал, что эти средства были разворованы еще до Шепелева. Это когда еще был господин Дядечко владельцем этого банка, и они прекрасно сотрудничали, делали прекрасные большие рекламы, выставляли Сергея Бубку как рекламу и воровали себе потихоньку. Когда пришло время, они хотели этот банк продать, не поместилось, потому что там была пустышка, только на бумаге. Сообщили об этом Бубке. Сказали: все, если мы не получим рефинансирования, то господин Бубка уже не будет господин Бубка, а он будет уже просто аферист. И господин Бубка пришел к Юлии Владимировне, упал на колени и сказал: "Юля, помоги, я аферистом не хочу быть. Потому что в банке дыра". 

- Это Бубка сделал дыру или Дядечко?
- Сделали работники и владельцы этого банка, в том числе и Дядечко. Оно все есть на бумаге.

- Повесили на Бубку? 
- Да не повесили на Бубку. А сказали ему: если мы не получим рефинансирования, то эти очереди, которые есть, побегут к тебе домой, ты владелец банка тоже. И господин Бубка побежал к Юлии Владимировне и упал на колени. Вместе с кем он там бегал, я не знаю. Но мне мое логическое мышление подсказывает. "Юлия Владимировна, спаси меня, я высоко прыгаю, я в Олимпийском комитете. Я же обещал, что все будет кошерно. Что будет замечательно, что ваши деньги только будут прибывать, а они - бах! Упали! Их нет. Несколько миллионов, пустой банк ". И Юлия Владимировна смилостивилась над  господином Бубкой и приняла решение национализировать Родовид Банк и предоставить ему определенные преференции. И господин Бубка легонько: "Фух, слава Богу, я уже господин Бубка, у меня там Олимпийский комитет, я прыгаю хорошо. А дальше уже там разбирайтесь". И там, видимо, присосались уже дальше пиявки, которые сосали из того банка. 

- Шепелев? 
- Это уже я не знаю.

 - Ваше мнение?
 - Мое мнение - в этом связанны все.

- Все - это кто? 
- Все политики, которые сегодня есть у нас у власти. Для меня огромный вопрос: почему до сих пор нет результатов расследования уголовного производства в отношении хищения средств из "Родовид банка". 

- Зачем и кому вы давали деньги на революцию Достоинства? 
- Сидя в СИЗО, сидя на спецпостах, я финансировал Майдан. Да. Деньги шли через Чехию. Я заплатил столько, сколько мог. (По неофициальной информации, речь идет о примерно 3 миллионах долларов) 

- Это означает, что вы хотите иметь политическое будущее? 
- Еще пока нет. Но я присматриваюсь к разным политическим группам. Поддерживаю контакт с Романом Бессмертным, он меня недавно пригласил на съезд Аграрной партии. Сейчас я независим. Если бы я сейчас ушел в политику, мне нужно примерно 50000000 долларов. У меня таких денег пока нет. 

- А с кем вы общаетесь с действующей власти?
- Встретился почти со всеми, кроме Тимошенко и Арсения Яценюка. Больше всего меня поразил народный депутат Сергей Пашинский. По моему мнению, революция надломила его психику. 

- А вот с кем-то из прежней Соцпартии поддерживаете отношения?
- Хотел бы пообщаться с Николаем Рудьковским, но он где-то убежал - в Германию или Францию. С Морозом я не встречался, это было бы беспредметно, поскольку он потерял влияние на партию и все перешло к Рудьковскому. 

- Говорят, у вас есть хорошие связи в криминальном мире. 
- Это ложь. Я собрал ответы из всех правоохранительных органов - СБУ, прокуратура, МВД - о том, что я никогда не был привлечен к уголовной ответственности, не был в оперативных разработках. 

- А как же банды Киселя, Рыбки, где вы якобы участвовали? 
- Я был знаком с Владимиром Киселем. Это правда. Я был в руководстве Федерации греко-римской борьбы. Но это разве указывает, что я был у него в ОПГ? Не значит.

- А с Семеном Могилевичем знакомы? 
- Я с ним познакомился в Будапеште. Мне нужно было урегулировать некоторые вопросы поставок на Икарусний завод. А там все вопросы решал Семен Могилевич. Это была середина 90-х. Больше я его не видел.

 - Как думаете, есть влияние Семена Могилевича на силовую ветвь власти в Украине? Это Балога говорил.
 - Балога - хороший человек. Но когда выпьет лишнюю рюмку, многое говорит.

 - Только вы вышли из тюрьмы, сразу начали писать, что вы планируете захватить "7 километр"?
 - Действительно, ко мне обратился родственник акционера - Виктор Добрянский, предложил долю в бизнесе. Я на это согласился. Я, оценив все риски, которые есть в "7 километре", проанализировал, и вышел из этого проекта. У него много судебных процессов, требующих очень много средств на адвокатов, экспертизы. На сегодняшний день никто туда не вложил ни копейки, только выбирали оттуда. Я думаю, через некоторое время "7 километр" обанкротится. 

- Почему у вас здесь так много охраны? От Юрия Иванющенко готовитесь защищаться (бывший арендатор офиса на ул. Рыльского)? 
- Нет, у него закончился срок договора. Договор был подписан с Родовид банком. Владелец этого объекта сдал его в аренду Родовид банка, а банк уже сдал его Иванющенко. Когда сюда зашли революционные силы, часть переломали, и здесь "квартировали" несколько организаций - Корчинский, ветераны АТО и союз нацменьшинств Армении. Я вышел из тюрьмы и первым делом захотел сюда вернуться, я вкладывал сюда свои средства. У меня же официальный договор, подписанный с владелицей этой недвижимости (жена Александра Шепелева, Галина). Я здесь нахожусь на правах, предоставленных мне как юридически, так и понятийно. Я вложил сюда деньги, это мое помещение примерно на 50%. 

- А для чего вам этот офис? 
- Я создал новую компанию и хочу все начать сначала.

comments powered by Disqus
TOP