Путеводитель по новым антикоррупционным органам: шесть новых структур, которые откусят часть функций у "старых правоохранителей"

13:06, 05.12.2015
  • 2564
  • 226
  • 0

Отпраздновавшее годовщину с моммента создания, но с назначением специального антикоррупционного прокурора только приступившее к активной работе Национальное антикоррупционное бюро – первый и единственный из новых прикладных антикоррупционных органов Украины. При этом, в НАБ перейдут дела в отношении чиновников высшего звена, а параллельно - власти занимаются созданием еще целого ряда антикоррупционных структур.

Так, в ближайшие месяцы ожидают запуска Национального агентства по предотвращению коррупции (будет проверять доходы и стиль жизни госслужащих), Государственного бюро расследований (займется борьбой с организованной преступностью) и Агентства по возвращению украденных активов. Помимо упомянутых прикладных органов в Украине работает Совет по борьбе с коррупцией, занимающийся стратегическими вопросами и коммуникацией с общественностью и бизнесом. Также вопросами коммуникационной стратегии занимается Проектный офис по антикоррупционным вопросам при Совете реформ. Кроме того, недавно премьер-министра Арсений Яценюк предложил пригласить в Украину международную антикоррупционную миссию, а в экспертных кругах идет обсуждение создания антикоррупционных судов. Ранее "Прокурорская правда" писала о проблемах и вызовах, которые возникают в связи с запуском новых структур, журналисты "Сегодня" представили свою трактовку новшеств:

Инициаторы создания новых бюрократических структура продолжают уверять, что пересеченяи функций старых и новых правоохранительных органов не произойдет. "Когда ты в Украине объединяешь две разные функции в одном агентстве, то агентство выполняет ту, что легче, и этим отчитывается. Если бы объединили декларации и посадку коррупционеров, они бы следили за декларациями и этим бы отчитывались. Для нас было очень важно, чтобы Нацбюро сажало в тюрьму и этим отчитывалось", - отмечает руководитель центра "Центра противодействия коррупции" Виталий Шабунин. 

Помимо законов о создании новых антикоррупционных институтов, в которых прописаны их функции, разобраться с подследственностью правонарушений помогает статья 216 КПК. 

"Матчасть – в ст. 216 КПК... На сегодняшний день есть три больших органа, которые будут проводить следствие, и еще два – поменьше. Первый – НАБУ. Туда перейдут только те дела, которые касаются топ-коррупции: чиновников первой-второй категории, политических лиц, судей, правоохранителей и военных. Что перейдет к ГБР? Дела об организованной преступности, по военным преступлениям и особо тяжкие дела, за которые предусматривается пожизненное. Где остаются другие дела? Там, где и были – в милиции, которая сейчас реформируется в Национальную полицию. Там будет криминальная полиция, которая будет их расследовать. Правда, помимо ГПУ, функции досудебного следствия нужно отобрать еще и у СБУ и у налоговой полиции. Пока идет война, забрать следствие у СБУ мы не можем, оно будет вести дела по террористическим угрозам. А вот налоговую полицию нужно просто уничтожить. Куда передать дела по экономпреступлениям? Есть два варианта: или Нацполиции, или наилучший вариант – в ГБР", – пояснил замглавы парламентского комитета по предотвращению и противодействию коррупции Виктор Чумак.

Несмотря на создание новых антикоррупционных органов, основная ответственность за расследования останется у прокуроров. 

"По действующему УПК, кому бы мы ни передали следствие, руководителем этого следствия будет прокурор. У него самые широкие полномочия и ответственность. Передадите его в НАБУ, ответственность будет у специального антикоррупционного прокурора. Передадите в ГБР, ответственность будет у подразделения прокуратуры, который будет осуществлять процессуальное руководство по делам ГБР", – сказал замглавы ГПУ Виталий Касько.

НАБ

"Легче создать с нуля Антикоррупционное бюро на 700 людей, чем реформировать Генпрокуратуру на 15 тысяч", – утверждает Виталий Шабунин, один из идеологов создания бюро, призванного расследовать коррупционные правонарушения, которые совершаются высшими должностными лицами страны и представляют угрозу нацбезопасности.

Так Рада и поступила, приняв под давлением Запада и общественности закон о НАБУ в октябре 2014 года. Руководителя бюро Артема Сытника президент назначил в апреле 2015 года, среди других кандидатов на должность, как писала "Прокурорская правда", были Давид Сакваралидзе, Виктор Чумак и Анатолий Матиос.

Кстати, в Украине уже предпринималась попытка создать Нацбюро расследований в 1996-м году. Правда, тогда денег на него не нашли, коррупция победила.

Проблемы с финансированием есть и сейчас. Во всяком случае, помимо прописанных законом сравнительно высоких зарплат (30 тысяч гривен для детективов) пока в проекте бюджета на следующий год капитального финансирования НАБ не предусмотрено. Директор Бюро Артем Сытник считает проблемы с финансированием, а также попытки ограничить зарплаты сотрудников бюро давлением на антикоррупционный орган. Глава НАБ поясняет, что для реальной работы антикоррупционного органа нужно, к примеру, дорогое прослушивающее оборудование стоимостью порядка 1 миллиона гривен за комплект, а не только офисная техника и мебель в здании на Соломенке. Решать вопрос финансирования должна Верховная Рада, депутаты которой – потенциальные "клиенты" НАБ.

(офис НАБ разместили в невзрачном здании на Сурикова 3 в Киеве)

Впрочем, есть надежда на финансовую поддержку со стороны европейских институций, которые и так сыграли значительную, если не решающую роль, в принятии антикоррупционного законодательства Украины. Пока же в бюро работает около 200 человек (всего будет 700), около 100 человек проходят проверку, а набор детективов продолжается.

Антикоррупционная прокуратура

На Специализированную антикоррупционную прокуратуру, созданную в сентябре в структуре ГПУ, возложены обязанности по надзору за расследованиями НАБУ, а также поддержка гособвинения и представительство интересов украинцев и страны по преступлениям, связанным с коррупцией.

"Я ожидаю первых результатов работы этих органов не раньше второй половины 2016-го. К примеру, в НАБУ будет два-три обвинительных приговора. Больше не будет, извините. Массовых не будет. И расстрелов массовых не будет, и посадок массовых не будет – это точно. Но если первые расследования по топ-политикам будут непредвзятыми и честными – мы ведь с вами все это сразу почувствуем. Нам не надо будет объявлять об этом с больших трибун", – прогнозирует Виктор Чумак.

Национальное агентство по предотвращению коррупции 

Не менее важный для борьбы с коррупцией орган – НАПК, отмечает замминистра юстиции Наталья Севостьянова, ответственная за начало работы агентства. Задача НАПК –  проверять правдивость данных в декларациях чиновников и соответствие доходов их стилю жизни. 

"Ключевая цель НАПК – не конфликты интересов, не исследования, не анализ нормативки... Надо было собрать в одном месте все декларации госслужащих онлайн... Если в декларации кто-то из служащих соврет – это два года тюрьмы", – говорит Виталий Шабунин.

При выявлении нарушений в декларациях материалы будут передавать в НАБУ. Если вовремя будут утверждены форма декларации и создан новый реестр, первые кейсы можно ожидать в июле-августе 2016 года.

"Нужно, чтобы чиновники сначала заполнили новые декларации, на что у них есть время до 1 апреля следующего года. Нужно, чтобы начал работать онлайн-реестр деклараций, оцифровать декларации, которые есть в бумажной форме, и внести в реестр, сделать новый порядок регистрации этих деклараций, проверить наличие имущества. И это я говорю не обо всех чиновниках, а только о политически важных персонах", – поясняет Виктор Чумак, который вместе с Александром Скопичем был избран в состав НАПК. 

Однако для начала работы органа необходимо избрать как минимум троих членов, так что именно третье назначение из девяти финалистов сейчас становится решающим, что парализовало работу конкурсной комиссии. Не могут назначить даже тех претендентов, за которых голосуют 5  членов комиссии, ведь для одобрения необходимо 6 голосов.

Агентство по возвращению активов

10 ноября Рада проголосовала за создание Национального агентства Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, однако пока закон не вступил в силу. Сейчас поиском и возвращением активов занимаются следователи - от прокурорских до районных милиционеров, которые должны сами находить коррупционное имущество, спрятанное в Украине и за рубежом, и  нести ответственность за его сохранность. 

"В Украине состоянием на сегодня процедура ареста и конфискации почти не действует. Даже если бы правоохранительные органы были профессиональными, забрать что-то коррупционное, арестовать, а потом конфисковать очень и очень сложно. Примером этому является 8 тысяч гривен, которые попали в бюджет от реализации коррупционных активов в первые полгода", – отмечает Виталий Шабунин.

Когда будет Нацагентство, все конфискованное и арестованное имущество будет проходить через единый госреестр. Создание реестра проходит при поддержке Мирового банка и ООН, пилотный вариант ожидают до конца года.

"Агентство – это не правоохранительный орган. Это менеджер, который оттуда забрал имущество, отсюда забрал имущество. Изъяли или арестовали завод, но разве завод можно останавливать? Нет. Там же люди работают. Нужно объявит конкурс, нанять компанию, которая будет управлять заводом. У этой компании будет записано, что главная задача – сохранить стоимость завода. Компания управляет, а Нацагентство контролирует эту компанию. А мы с вами контролируем это агентство. Вот для чего оно нужно", – поясняет Виктор Чумак.

Впрочем, как отмечают эксперты, депутаты извратили закон о конфискации имущества, так что в принятом виде ситуацию он не исправит.

"То, что сделали с проектом по аресту имущества – ни в какие ворота не лезет. Они вообще лишили возможности конфисковать имущество коррупционеров. В проекте перепутали все, что только можно. Арест имущества в целях спецконфискации налагается не после приговора, а на этапе проведения досудебного следствия. А в проекте сказано, что арестовать имущество можно только после предоставления суду неопровержимых доказательств его незаконного происхождения. Это полный бред", – считает Виктор Чумак.

Учитывая, что урегулирование конфискации украденного имущества – чувствительный вопрос для безвизового режима, которого добивается власть, а решение по визам будут принимать в середине декабря, не исключено, что законопроект поправят.

Сотрудники агентства будут искать преступные активы не только в Украине, но и за рубежом, сотрудничая с подобными структурами во всем мире. Важное предусловие для эффективной работы Агентства – наличие решения суда, которое вступило в силу.

Госбюро расследований

12 ноября Рада приняла закон о создании Государственного бюро расследований, документ на подписи у президента. Закон вступит в силу со дня образования Кабинетом Министров Государственного бюро расследований, но не позднее 1 марта 2016 года.

Согласно закону, ГБР будет расследовать уголовные дела, связанные с деятельностью ОПГ, а также работать с теми преступлениями, наказание за которые предусматривает пожизненное лишение свободы. Также Госбюро займется случаями пыток в правоохранительных органах и военными преступлениями. Оно сможет привлекать к ответственности судей, прокуроров, министров, нардепов и других чиновников высшего эшелона, а также расследовать преступления в НАБУ и антикоррупционной прокуратуре. Предельная численность Госбюро расследований – 1500 человек.

Национальный совет по вопросам антикоррупционной политики

Помимо органов, призванных непосредственно предотвращать коррупцию, наказывать за нее и компенсировать потери, в Украине создан совет, который должен оптимизировать антикоррупционную стратегию и оценивать ее эффективность. Это консультативно-совещательный орган при президенте, а в состав совета входят как представители власти, так и бизнесмены и члены гражданского общества. Председателем Нацсовета стал нардеп Мустафа Джемилев. Ближайшее заседание совета назначено на 7 декабря, причем не исключено, что в нем примет участие вице-президент США Джо Байден. 

comments powered by Disqus
TOP