Результат полуторагодичной работы ведомства Сытника - до 10 приговоров по аресту адвокатов, которые пошли на сделку со следствием

11:39, 16.02.2017
  • 2423
  • 2
  • 0

10 февраля Директор Национального антикоррупционного бюро Артем Сытник проводил пресс-конференцию об итогах работы в 2016 году походила на большой анонс работы в новом году. Все громкие дела, которые последние полгода потрясали воображение общества - и записи Онищенко, и подозрение в махинациях в руководстве НБУ, и "черная бухгалтерия" ПР - опять звучат в будущем времени.

Глава НАБУ Артем Сытник заявил, что на стадии досудебного расследования в бюро находится 264 производства, общий размер предмета преступления по которым достигает 82,9 млрд гривен. По словам Сытника, в процессе досудебных расследований были арестованы денежные средства в сумме 601,94 млн грн, 80,16 млн долларов США, 7,41 млн евро и 3170 фунтов, - пишут РИА-НОВОСТИ.

По словам Сытника, НАБУ удалось предотвратить хищение 583 млн гривен, на счета государственных предприятий возвращено 116 млн гривен.

Данные, которые приведены в отчете о работе Бюро, обнародованном в газете "Урядовый курьер", говорят о том, что за период с 4 декабря 2015 г. по 29 июля 2016 г. НАБУ было зарегистрировано 126 заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях в разрезе правонарушений, отнесенных законом к подследственности Бюро, заведено 11 оперативно-розыскных дел.

Согласно документу, НАБУ составило обвинительные акты в отношении 34 лиц, при этом обвинительный приговор суда по материалам Бюро вступил в законную силу пока только в отношении двух лиц.

За восемь месяцев фигурантами дел НАБУ стали 2 народных депутата, 2 депутата местных советов, 3 государственных служащих, 7 судей, 9 прокуроров, 3 полицейских, 4 должностных и служебных лица, 5 должностных лиц юридических лиц публичного права, 2 адвоката, 18 должностных лиц юридических лиц частного права, 7 лиц других категорий.

Что касается источников информации, то по заявлениям физических и юридических лиц НАБУ зарегистрировало 49 уголовных производств, по собственным наработкам детективов и аналитиков – 51, по заявлениям и сообщениям народных депутатов – 4, по материалам правоохранительных органов – 16, по решению суда – 8. Еще 66 производств были переданы Бюро Генеральной прокуратурой Украины и другими правоохранительными органами. Количество дел, переданных НАБУ в суд, составляет 24.

При этом, журналист Владимир Бойко справедливо отметил, что все приговоры (по одним данным – 9, по другим – 12) – на самом деле – сделка со следствием.

«В частности, 7 приговоров - это результат ареста адвокатов, которые оказывали юридические консультации убежавшему народному депутату Онищенко. Чтобы выйти на свободу, арестованные подписали бумажки о том, что признают себя виновными в том, что неправильно консультировали. Подобные признания подлежат утверждению судом, это происходит в одно судебное заседание путем вынесения формального приговора. Остальные дела - это производство по мелким чиновникам, уличенных в мелких взятках: чиновники признали себя виновными и получили наказание небольшие штрафы путем, опять же, сделки со следствием.»

Поэтому, пишет Бойко, он предлагает Артему Сытнику и руководителю САП Назару Холодницкому сосредоточиться на следующих вопросах:

1.В апреле 2016 Генеральная прокуратура открыла уголовное производство в связи с тем, что НАБУ незаконно прослушивала полтавского предпринимателя Мудрича - хорвата по происхождению - вписав номер его телефона в ходатайство, которое направлялось в суд для прослушивания телефона совсем другого человека - начальника управления ГПУ Черникова. Поэтому интересно узнать, к какой ответственности привлечены сотрудники НАБУ, которые организовали незаконное прослушивание телефона предпринимателя? Какие приняты меры для недопущения такого в будущем? Какие еще телефоны незаконно прослушивали сотрудники НАБУ – и проводилась ли в НАБУ служебная проверка? И, главное, что с уголовным производством в отношении Черникова - Сытник его уже продал или только собирается?

2. Директор НАБУ в свое время передал частному предпринимателю Шабунину для обнародования телефонные разговоры военного прокурора сил АТО Кулика. Прослушивать телефоны можно только в случае расследования тяжких или особо тяжких преступлений, но никогда ничего подобного Кулику не инкриминировалось. По имеющейся информации, сотрудники НАБУ ввели в заблуждение судью Апелляционного суда Киева и взяли санкцию на снятие информации с телефона военного прокурора сил АТО по вымышленным эпизодом - вроде разоблачили Кулика на получении взятки, чего на самом деле никогда не было. Поэтому интересно, когда директор НАБУ, наконец, сообщит о результатах этого дела, в рамках которой его подчиненные прослушивали Кулика? И если факт взяточничества не было, то к какой ответственности привлечены сотрудники НАБУ, незаконно слушали телефон Кулика и обнародовали его разговора через Шабунина?

3. В сети Интернет до сегодняшнего времени продолжается разглашение колоссального массива секретной информации, которая была потеряна сотрудниками НАБУ на флешке, которая была вынесена с НАБУ. Какие приняты меры для недопущения подобных случаев? Кто именно потерял эти документы и к какой ответственности привлечен этот сотрудник НАБУ и начальник режимно-секретного отдела?

Среди массива секретной информации, которая была на утраченной флешке, есть отчет о наблюдении сотрудников НАБУ за директором НАБУ Сытником. Как пояснил близкий друг НАБУ народный депутат Лещенко в интервью «Стране», это были меры контрнаблюдения, то есть сотрудники НАБУ проверяли, не осуществляется Сытником наружное наблюдение, например, со стороны СБУ. Поэтому очень бы хотелось, чтобы Сытник объяснил, что же было на самом деле. Потому что если осуществлялось контрнаблюдение, то какой именно нормой какого закона разрешается использовать бюджетные средства для того, чтобы препятствовать СБУ осуществлять оперативные меры в отношении государственных служащих?

Среди дел, по которым НАБУ регулярно проводит обыски и аресты, практически нет коррупционных дел. Всё, чем занимается НАБУ - это хозяйственные преступления (хищения средств на предприятиях Фирташа и т.п.). Поэтому интересно узнать, когда мы увидим в наручниках министров? Почему НАБУ не расследует факты вопиющей коррупции в Минмолодьспорт, когда первый заместитель министра одновременно возглавляет общественную организацию, которой министерством делегировано право распоряжаться бюджетными средствами, выделенными на развитие легкой атлетики. Общеизвестна история, когда министр Жданов и его первый заместитель Гоцул продали в Россию крымских легкоатлетов за 170 тыс. долларов по этой схеме, а деньги присвоили - где уголовное производство? Почему Жданов не привлечен к уголовной ответственности за денежные поборы из спортсменов, хотя это делается открыто - путем издания нормативно-правовых актов, согласно которым к участию в государственных соревнованиях допускаются только те участники, которые вступили в общественную организацию при министерстве и заплатили туда финансовую помощь ?

4. И, собственно, главный вопрос - зачем было создавать НАБУ, если оно не занимается расследованием системной коррупции в высших эшелонах власти? Это очень хорошо, что НАБУ разоблачило следователя Генпрокуратуры, который присвоил талоны на 300л бензина. Но не дешевле ли для налогоплательщиков будет ликвидировать НАБУ - пусть такими делами занимается полиция? Где борьба с коррупционными схемами в министерствах, когда начнутся аресты министров или руководителей Нацбанка?

И напоследок. Как так могло случиться, что НАБУины задержали судью Соломенского суда на взятке и повезли его для избрания меры пресечения во Львов, не взяв предварительно согласие Высшего совета правосудия? Сытник, вообще-то, в курсе, что в начале января 2017 в УПК Украины были внесены соответствующие изменения?

comments powered by Disqus
TOP