Шокин перекладывает вину за одиозный закон о спецконфискации на Минюст, отрицает родство и работу в службе охраны Порошенко, сетует на клановость судей, но пышит здоровьем: топ-7 заявлений генпрокурора

16:31, 17.10.2015
  • 2226
  • 127
  • 0

Генеральный прокурор Виктор Шокин отрицает серьезные проблемы со своим здоровьем, и отвечает своим недоброжелателям по принципу "Не дождетесь". Он подтверждает, что готов будет уйти на покой следующей весной, но пока еще намерен потрудиться. Глава ГПУ признает, что примерно тогда же будут сняты санкции с ряда бывших VIP-чиновников прежней власти, но полагает что их удатстся прищучить с помощью иного правового механизма - закона о спецконфискации, который впрочем пока далек от ожиданий и чаяний Резницкой. Шокин признает наличие у него американских внуков, объясняет метаморфозы с недвижимостью в своей декларации не совсем хорошими отношениями с прежними женами, а также расписался в лобви к "Кока-коле".

"Прокурорская правда" приводит наиболее знаковые высказывания Шокина, сделанные им в интервью газете "Факты":

о своей предполагаемой отставке:
- Я считаю, что всему свое время. Например, жениться надо лет в 25, чтобы иметь возможность играть с сыном в футбол. Ведь в 62 года с мячом уже не побегаешь… Да, я убежден в необходимости коренных реформ в системе прокуратуры. Но я уверен, что опытный, профессиональный и честный человек в 30—35 лет намного эффективнее меня. Не потому, что я не обладаю такими качествами, а потому, что мыслю немного иными категориями, основанными на знаниях, полученных в другое время. Да, в профессиональном плане могу дать фору многим. Но я ощущаю дефицит времени на то, чтобы охватить все, что надо охватить. Поэтому поставил перед собой задачу — максимально реформировать систему, не избавляясь от профессионалов, а стимулируя их учить, подтягивать к своему уровню молодежь.

о продлении санкций, наложенных ЕС в отношении ряда высокопоставленных чиновников прежней власти, в марте 2016 года:
- Думаю, что Европа этого делать не будет. Как правило, они вводят санкции максимум на два года. Но я надеюсь, что путем заочного осуждения ряда бывших наших высокопоставленных чиновников удастся продлить арест их активов за рубежом.

об одиозном законопроекте о спецконфискации, который не нашел понимания в юридических кругах:
- Мы тоже причастны в какой-то мере к разработке этого закона. Но наш вариант был выписан совсем по-другому. А Минюст почему-то переделал наш проект, как захотел. Документ изначально выписан неправильно. Ведь как все началось? Почему возникла необходимость этого закона? До 23 сентября нынешнего года надо было оформить перевод зарубежных активов бывших чиновников, пребывающих под следствием. Это сделать не удалось по вине лиц, не имеющих отношения к прокуратуре. И деньги эти могут уйти, если уже не ушли. Возник вопрос: как можно эти средства задержать? Мы предоставили свое видение соответствующего механизма.

Однако Минюст посчитал, что механизм должен быть другим. Кстати, когда нас обвиняют в том, что прокуратура не участвует в судах за рубежом, хочу напомнить, что по давнишнему указу президента только Минюст имеет право представлять Государство Украина во всех правоотношениях за его пределами. Более того, прокуратуру лишили даже права законодательной инициативы. И теперь нам приходится просить, уговаривать кого-нибудь из народных депутатов или идти в Кабмин, если мы считаем, что стране нужен какой-либо закон. Это большая проблема. И она останется, кто бы ни стал генеральным прокурором. А ведь у нас есть академия, своя научная база, причем очень неплохая. Мы вполне способны разрабатывать хорошие законы.

о своем семейном положении и американских внуках:
- 3 сентября 2004 года я развелся в третий раз. Как правило, после развода все имущество оставлял в пользование женам. В моей декларации до сих пор значится квартира на Ярославовом Валу, где я не был уже лет десять. На мне до сих пор числится дача в 15 километрах от Обухова, гараж, еще что-то… Что сейчас происходит с этой недвижимостью, я не знаю, потому что оставил все детям и экс-супругам, а они почему-то не хотят переоформлять ее на себя. С первой женой мы вместе учились в одной школе и классе здесь, в Киеве. Наша дочь вышла замуж за американца одесского происхождения, последние 16 лет живет в США, у меня там уже два внука… Так сложилась жизнь.

о родственных и бизнес-связях с Петром Порошенко:
- Никогда — ни официально, ни неофициально — не работал в структурах Петра Порошенко в его бытность бизнесменом. В течение семи лет, когда я был на пенсии, мы виделись с ним, может, пару раз. Нас очень давно познакомил один (ныне покойный) общий знакомый. Но мы не были с Порошенко ни друзьями, ни тем более кумовьями, как говорят.

о круговой поруке в украинских судах и казусе закона "О судебном сборе":
- Существует судейская клановость, хотим мы этого или нет. В стране девять тысяч судей. И у каждого — свои интересы, свой круг, где каждый горой друг за друга. А нас сейчас вообще обрезали принятием закона о судебном сборе, который недавно вступил в силу. Вот нам нужно было бы в следующем году, если учесть опыт предыдущих лет, около 1 миллиарда гривен только на оплату госпошлины! Мы ведь сейчас не можем предъявлять иски — на это нет денег. И у нас их не принимают. Мы даже пытались уговаривать суды, чтобы они принимали иски «в долг», с тем чтобы мы заплатили, когда появятся деньги. Случается, что и договариваемся. Но ведь здесь тоже есть почва для коррупции. Нужно искать выход вместе.

о кулинарных и спортивных пристрастиях:
- Во-первых, если есть возможность, то я проплываю каждый день километр. Если нет — хожу по 5 километров пешком. Стараюсь есть рыбу жирных сортов, меньше мяса. Диеты нет никакой совершенно. Я очень люблю мучное, страшно люблю сладкое, но тут себя ограничиваю. Пью много «Кока-колы лайт». Очень люблю есть репчатый лук, как яблоко, честно, обожаю форшмак — настоящий, рубленый. Люблю хороший виски, хороший самогон. Как всякий нормальный человек, люблю женщин.

comments powered by Disqus
TOP