"Столярчук со мной не говорит", "Шокин не вылезает из АП и требовал от меня уволиться", реформа прокуратуры провалена, а "бриллиантовое дело" заварил Сакварелидзе, но укатил в Одессу: топ-15 заявлений из скандального интервью зама главы ГПУ Касько

20:37, 17.11.2015
  • 4906
  • 609
  • 0

После нескольких месяцев тлеющей стадии, пламя конфликта противоборствующих группировок в силовых структурах Украины вновь вырвалось наружу. Фитиль зажег заместитель генпрокурора Виталий Касько, который на минувшей неделе убедился - как по объективным, так и по субъективным причинам ему не удастстя реализовать свою "розовую революционную" мечту, и забраться в кресло руководителя специализированной антикоррупционной прокуратуры. Что характерно - ожидаемый провал Касько в конкурсе, где фаворитом видится ставленник генпрокурора Виктора Шокина Роман Говда, совпал с двумя не менее важными событиями в жизни "младопрокурора".

Накануне в СМИ просочилась информация о том, что "подельник" зама главы ГПУ в организации "бриллиантового дела" 1-й замглавы СБУ Виктор Трепак под весом уголовных дел и прочих политических договоренностей таки действительно намерен "слиться", а само дело бывшего зама прокурора Киевской области Александра Корнийца и экс-1-го зама начальника следственного управления ГПУ Владимира Шапакина, несмотря на установленный президентом Петром Порошенко дедлайн (21 ноября), до сих пор не в суде даже в усеченном виде. Информационные волны и атаки на Шокина, которые раз за разом накатывают "друзья" Касько из среды грантоедов и содержанцев иностранных государств пока не сумели убедить Гаранта Конституции "сдать" генпрокурора, но еще тлеет надежда, что западные кураторы все же "дожмут" Порошенко. Недаром ведь "младопрокурор" кичится тем, что "не Шокин его назначал", убеждая малосведущую публику, что секрет его усидчивости в кресле зама генпрокурора кроется в его профессионализме, а не в регулярных заискиваниях в приемной и выполнении указаний посла ЕС в Украине Яна Томбинского.

В скандальном интервью зам главы ГПУ фактически отрицает сам факт покушения на Виктора Шокина 2 ноября, глумливо рассказывая что у него на эту дату имеется алиби, заявляет о том, как генпрокурор давил на него и требовал уйти, и как тяжело ему "уживаться" с куратором следственного управления ведомства Юрием Столярчуком. "Младопрокурора" так понесло, что он прямым текстом признал - реформа ГПУ - это масштабный фарс, она провалена, и никакого обновления ведомства не происходит. При этом в нотках заявлений Касько прослеживается обида на своего "компаньона" по "младопрокурорскому цеху" - зама главы ГПУ - прокурора Одесской области Давида Сакварелидзе (сам "грузинский реформатор" высказывать поддержку даже в своем Fb Касько не спешит), который изначально знал, чем "светит" раскрутка "бриллиантово-песочного дела", но якобы не поставил коллегу в известность, а теперь умотал в Южную Пальмиру. Такая попытка снять с себя вину не единична в интервью Касько - он в очередной раз попытался откреститься от вопроса санкций, наложенных ЕС на представителей прежней власти, назначив крайними сотрудников следственного управления ГПУ и Олега Залиско. Досталось по тексту и самому Порошенко, который впитал в себя все особенности управления правоохранительными стурктурами от своего предшественника Виктора Януковича.

Очевидно, что после подобных "откровений", кому-то из парочки Шокин-Касько в самое ближайшее время не окажется места не только на Резницкой, а и в правоохранительной системе.

"Прокурорская правда" приводит наиболее знаковые высказывания зама главы ГПУ, сделанные им в интервью "Украинской правде":

о своей заявке на должность антикоррупционного прокурора и дополнительных условиях для работы:
- Я подал документы на занятие должности руководителя Специализированной антикоррупционной прокуратуры, но остается одна оговорка: считаю, что если не будет внесены изменения в законодательство, и не будет обеспечена действительная независимость антикоррупционного прокурора, то сенса занимать эту должность не будет. Насколько я знаю, есть законопроекты по этому поводу и я поддерживаю внесение изменений в законодательство для обеспечения необходимого уровня независимости антикоррупционного прокурора. А если все будет, как сейчас, и не будет гарантий независимости, то я не буду соглашаться.

Генеральный прокурор может хоть завтра уволить с должности специализированного антикоррупционного прокурора, начать по нему служебную проверку. Разве это гарантии независимости? Помещение, финансирование, все это зависит от доброй воли генпрокурора. Нет необходимого баланса, а специализированная антикоррупционная прокуратура имеет статус структурного подразделения ГПУ, так не должно быть.

Мне недостаточно уровня независимости заместителя генпрокурора в нынешней системе прокуратуры, которая остается советской. Как бы ее не называли, как бы мы не рассказывали о том, что проведена реформа, она продолжает оставаться иерархической. Есть жесткое подчинение прокурора высшему по статусу, и в конечном счете, что-то изменить без политической воли одного человека в прокуратуре, речь идет о генпрокуроре, фактически невозможно.

о новых кадрах в специализированной прокуратуре, которые якобы могут изменить систему:
- Если такого не будет, то опять-таки никакого смысла в специализированной антикоррупционной прокуратуре нет. Насколько я со стороны вижу, в НАБ все-таки, когда речь идет о детективах, подавляющее большинство людей с желанием что-то изменить. Такой должна быть и антикоррупционная прокуратура, ведь иначе детективам НАБ очень быстро отобьют все желание работать "старые" прокуроры, которые ведут процессуальное руководство, все здоровые идеи будут тушиться. Следовательно, обе эти структуры должны быть абсолютно новые и с абсолютно новыми взглядами. Если этого не произойдет, то антикоррупционная прокуратура убьет саму идею НАБ.

о своих взаимоотношениях с Шокиным:
- Мы не общаемся. Он требовал от меня написать рапорт на увольнение, но я сказал, что не он меня назначал, а я по собственному желанию увольняться не намерен. Он может уволить меня сам, но почему-то этого не делает. Но у меня есть достаточно данных о том, кем инициирован cлив грязи на меня в СМИ, почему и с какой целью.

"сказка для бедных" о том, как Касько сумел удержаться в кресле зама главы ГПУ при трех постмайданных генпрокурорах:
- Я не знаю, такой цели перед собой не ставил. Сам не знаю, но от других слышал, что кого-то согласовывали на политическом уровне, но меня лично ни разу не водили в Администрацию Президента или куда-то еще. Да и сам я не слышал, чтобы мою кандидатуру с кем-то согласовывали.

о своем желании уволиться после того, как начало трещать по швам "бриллиантовое дело":
- Еще в июле у меня были намерения уйти после того, как увидел реакцию всем известных людей на дело "бриллиантовых прокуроров" и понял, что никто с коррупцией бороться не будет. Я бы ушел еще тогда, но те люди, которым я гарантировал, что мы начинаем бороться с коррупцией и они будут полностью защищены, их бы закатали в асфальт. Я в ГПУ нахожусь исключительно для того, чтобы не дать этого сделать и делаю все для этого. То же самое касается и наших коллег из СБУ. Если президент удовлетворит рапорт об отставке 1-го заместителя главы СБУ Виктора Трепака, то это расставит все точки над "i". Тогда все окончательно поймут, что в прокуратуре делать нечего при такой системе координат.

о том, как Шокин стал для Порошенко тем же, кем был Пшонка для Януковича:
- Мне терять нечего, потому скажу не "не для записи": до того времени, пока у нас генпрокурор будет проводить так много времени в Администрации Президента, мы ни европейского государства, ни европейской прокуратуры не построим. Любой генпрокурор начинает делать не так, если он выполняет указания кого-то из руководства государства. Еси генпрокурор не независим, то это не европейское государство и не европейская прокуратура. Если мы всем рассказываем, что мы за европейские стандарты и идем в ЕС, и у нас другая страна, нежели была при Януковиче, то почему так происходит?

о попытке снять с себя ответственность за правовую импотенцию ГПУ и ее международного департамента в вопросах взаимодействия с ЕС по вопросам санкций:
- Санкции ЕС в отношении ряда бывших высокопоставленных чиновников Украины были применены в марте 2014 года, а я пришел в прокуратуру во второй половине мая. Поэтому к тому, как они вводились, как формулировались письма, я не имею никакого отношения. Мне пришлось исходить из того, что уже по сути было сделано, ведь изменить основания для наложенных санкций уже не было возможности. Я сразу же поехал в Брюссеь, где нам об этом четко сказали европейские партнеры. Нужно было предоставлять определенную информацию европейским коллегам, где был бы виден прогресс в соответствующих расследованиях - они должны были видеть, насколько и в каком направлении продвигается следствие в производствах по тем лицам, к которым были применены санкции. В следующий раз в Брюссель я поехал не один, а вместе с заместителем генпрокурора, ответственным за следствие - на тот момент Олегом Залиско. И он обещал нашим европейским партнерам обеспечить предоставление этой информации. Я повлиять на ход следствия не могу, у меня нет доступа к уголовным производствам. Единственное, что я могу - организовать коммуникацию между европейскими партнерами и нашими прокурорами.

По поводу информации, которая предоставлялась следствием в ЕС, то все, что мы могли сделать в международном департаменте, это объяснить - соответствует ли определенным критериям то, что написано, или что необходимо сделать для этого. Мы это делали, но это не всегда это удавалось следствию. Проверять эффективность расследований и непосредственно влиять на его ход международный департамент ГПУ не имеет права.

о том, как следственное управление ГПУ назначат терпилами, когда в марте 2016 года ЕС снимет санкции с бывших украинских VIP-ов:
- Эффективность следствия по бывшим высокопоставленным чиновникам должна измеряться тем, скольким лицам было объявлено о подозрении, сколько из них были осуждены и сколько незаконно приобретенного имущества было арестовано или конфисковано. Возвращение арестованных за границей активов в короткие сроки невозможно, спросите у любого эксперта в вопросах возвращения активов.

Но чтобы видеть перспективу такой работы уже на начальной стадии должны быть четкие признаки того, что следствие вышло на преступные деньги и, как минимум, в этот период (год-два) оно должно наложить арест на эти счета за границей. А на сегодняшний день бОльшая часть денег за границей арестована именно на основании европейских санкций, а не по инициативе украинских следователей, и это большая проблема.

Поэтому все те денежные суммы, которые называются на разных брифингах и интервью... никто не скажет вам настоящую сумму... На сегодняшний день можно говорить о двух случаях арестов в одной стране на основании запросов нашего следствия, все остальное - арестовано на основании санкций ЕС, Швейцарии и так далее. Но санкции ЕС будут сняты - у меня есть такое обоснованное опасение - уже в марте следующего года. Потому времени у нашего следствия в обрез.

о взаимоотношениях с Юрием Столярчуком и как Касько вовремя "соскочил" с острой для себя темы санкций в отношении бывших высокопоставленных чиновников:
- В разное время были разные заместители, курирующие следственное управление. Но проблемы возникали одинаковые. С нынешним заместителем проблемы очевидны, мы не общаемся, он глубоко обижен после иницидента с задержанием 1-го заместителя начальника Главного следственного управления (Владимира Шапакина - прим. ред.). Он считает, что это было нарушением неких негласных правил с нашей стороны. Но я еще раз скажу - никто (ни Сакварелидзе, ни Касько) не охотился за 1-м замом начальника следственного управления ГПУ, он оказался в зоне внимания после того, как в оперативной службе была зафиксирована его деятельность, это не наша целенаправленная акция. Но для того, чтобы это не отражалось на эффективности сотрудничества с европейскими партнерами, ведь Следственное управление не предоставляло нам информацию, мы с конца июля передали полномочия контактировать с профильными подразделениями ЕС в санкционных вопросах следственному управлению. Генпрокурор поддержал такой подход.

о разделении команды "младопрокуроров" после назначения Сакварелидзе на пост прокурора Одесской области:
- С одной стороны, может быть и разделили... Но с другой стороны, он же давал согласие на свое назначение на должность прокурора Одесской области, это же не было сделано без ведома или принудительно. Я оказался поставлен перед фактом. Но конечно, сейчас сложнее.

о том, как Сакварелидзе заварил дело "бриллиантовых прокуроров", а сам Касько оказался на подхвате:
- Мы идем к завершению этого дела, но пока генпрокурором является Шокин... Когда начиналось расследование, я был за границей, дело начинал Сакварелидзе, с которым у меня была взаимозаменяемость - он тогда курировал как следствие, так и процессуальное руководство Генеральной инспекции. Я даже их должности и фамилии узнал после задержания... Может быть, Сакварелидзе знал, кто эти люди, но я не думаю, что он понимал с кем они связаны.

Насколько мне известно, все с самого начала было сделано в рамках закона, а слухи о каких-то "проблемах" выходят от окружения генпрокурора, к которому судя по всему, и относились задержанные прокуроры. Тут очень легко проверить - возьмите дело "бриллиантовых прокуроров", о которых так печется руководство ГПУ, осуществляя вбросы о якобы имеющих место быть процессуальных нарушениях. И возьмите дела Лукаш, Корбана, Мосийчука - там одно на одном процессуальные нарушения, но почему-то никто не переживает по этому поводу, а тут такая глубокая обеспокоенность, хотя никаких нарушений нет.

об чувстве стыда за ГПУ:
- Такие факты не редки. Например, я считаю, что так называемая "реформа", которая сейчас осуществляется, иначе как косметической называться не может. Считаю, что так произошло потому, что заместителю генпрокурора, который отвечал за реформу, не дали возможности ее провести. Первоначально ему дали курировать кадры и управление правового обеспечения, но потом начали возникать определенные недоразумения, и это направление очень быстро забрали. Если бы действительно за это взяться и начать реализовывать то, что задумывали, то это серьезные риски для существующей системы. И в результате с теми полномочиями, которые оказались у заместителя генпрокурора провести реформу чтобы назвать ее словом "реформа", оказалось невозможно. А потом он уехал в Одессу. И сейчас вы наблюдаете избрание местных прокуроров в Киеве, где в комиссию входит Сакварелидзе. Он в Одессе, а кто за него выбирает прокуроров в комиссии? Я не знаю.

о том, как в конкурсных комиссиях по отбору руководителей местных прокуратур обеспечивается победа "старых кадров":
- Комисии были сформированы таким образом, что туда вошло по 3 представителя от Верховной Рады и по 4 человека от прокуратуры, трое из которых голосуют "правильно", а еще один может действовать иначе. И так в каждой комиссии. Сами комиссии формировались генпрокурором, а предложения Сакварелидзе, который отвечает за реформу, во внимание не были взяты.

Во-первых, сама система координат так настроена, что с высокой долей вероятности гарантируется подача нужных кандидатов. Во-вторых,  почти нет внешних кандидатов... Вот у нас списки претендентов на должность руководителя местной прокуратуры - только один-два из 16 - это внешние кандидаты. И проблема в том, что когда 15 декабря люди, которые действительно верили в реформу прокуратуры, увидт у себя на месте местного прокурора то же самое лицо, что и до этого, того же заместителя, то доверие окажется крайне низким. И это я считаю очень серьезным риском.

о том, как "реформаторов" кинули на деньги и почему опытные внешние кандидаты не подавались на "прокурорский конкурс":
- Люди, которые могли бы подать себя на конкурс не поверили, что такая реформа состоится. Первый вопрос - материальное обеспечение, обещали нормальные зарплаты, но до начала конкурса так и не стало понятно, поднимут ли их. Педставьте себе адвоката, юриста или юрисконсульта, имеющего пятилетний стаж работы, который основал свой юридический бизнес и неплохо зарабатывает. Что его должно сподвигнуть к тому, чтобы все бросить и заняться реформой прокуратуры на местном уровне? Он должен быть 100%-но уверен в том, что, как минимум, ему дадут это сделать. А когда он видит, что происходит в ГПУ, когда после задержания "бриллиантовых" прокуроров начинается преследование тех, кто их задержал, то уровень доверия падает. Поэтому очень много людей, которые могли бы что-то изменить, просто не подавались, их не убедило реальное положение дел в прокуратуре.

о признании провала заявленной и распиаренной "реформы" прокуратуры:
- Это не реформа прокуратуры, мы просто теряем время. Из-за эти всех конкурсов Верховная Рада отсрочила вступление в силу нового закона "О прокуратуре", а там предусматривается прокурорское самоуправление и переход от иерархической системы, когда все решает генпрокурор, прокурор области или района, к системе прокурорского самоуправления, когда полномочи этой иерархии ограничиваются, и в силу этого обеспечивается независимость прокурора. Тем самым, конкурсы дали возможность противникам реформы отсрочить новый закон в важнейшей его части.

comments powered by Disqus
TOP