Сытник признался, что ему предлагали 200 тысяч долларов, готовит крестовый поход на судей и намерен покопаться в госзакупках: топ-8 высказываний главы Антикоррупционного бюро

15:17, 06.05.2015
  • 1239
  • 6
  • 0

Глава Национального антикоррупционного бюро Украины Артем Сытник дал интервью "лояльному" для его персоны изданию - открыто поддерживающему линию президента Петра Порошенко журналу "Новое время", где попытался откреститься от многочисленных обвинений и скелетов в шкафу, которые стали выходить наружу после его назначения на пост главного антикоррупционера. "Прокурорская правда" сделала подборку наиболее знаковых высказываний Сытника, где он признается, что в его бытность работником прокуратуры его услуги оценили в 50 раз дешевле, чем "содержание" нынешнего зама главы ГПУ Давида Сакварелидзе, а также остановился на вопросе зарплаты сотрудников НАБ и еще целом ряде знаковых моментов - в том числе на зарплатах и процедуре отбора работников бюро, ограничениях для нынешних силовиков и борьбе с коррупцией внутри своего ведомства.

о кадровом вопросе:
- Согласно закону, граничное число работников бюро — 700 человек, 500 из которых — госслужащие. Наверное, не стоит питать иллюзий — несколько сотен людей не перевернут страну. Будет создана конкурсная комиссия, куда делегируются три представителя общественного совета. Проводится отбор в два этапа: квалификационный экзамен и собеседование. Первый для детективов — самый сложный, он состоит из трех частей: общее тестирование, психологическое, затем проверка способностей. Будет проходной балл, и тот, кто его преодолел, попадет на собеседование и пройдет люстрационную проверку. Комиссия определит победителей и передаст директору для утверждения.

о попытках подкупа и "цене вопроса":
— Я не могу сказать, что не предлагали, да вы бы и не поверили. Конечно, предлагали, и очень часто. Например, по расследуемому мной делу заместителя мэра города Вишневое предлагали 200 тысяч долларов. И это даже не за закрытие дела, а за освобождение из‑под стражи.

о борьбе с коррупцией внутри Антикоррупционного комитета:
— При НАБ создадут подразделение внутренней безопасности, которое будет мониторить жизнь работников бюро. Кроме того, при Кабмине создается Агентство по предотвращению коррупции. Эти два органа — агентство и бюро [НАБ] — будут иметь доступ ко всем базам данных, администратором которых является государство. Что имеется в виду? Имущественный реестр. В режиме онлайн можно будет видеть все — кто и что купил, как потратил деньги. Если еще заручиться поддержкой Госфинмониторинга, то каждое лицо — физическое и юридическое — будет просматриваться. Если работник Нацбюро покупает себе квартиру в центре города, приезжает на Bentley или у него где‑то светится миллионный счет — все будет контролироваться. Если ты ничего не имеешь, устанавливается круг лиц, которые связаны с тобой. При мониторинге жизни чиновников и работников бюро будем ориентироваться именно на статью Уголовного кодекса 368 со значком 2 — называется она “за незаконное обогащение”.

о зарплатах сотрудников:
— Детектив будет получать около 30 тысяч гривен, начальник отдела — 50 тысяч (у самого директора — 60 тысяч гривен). То есть на Bentley не хватит, но нам и не нужно ездить на супермашинах. Я считаю, что если платить людям такие деньги, то с них можно и спрашивать за работу. У нас будет отделение быстрого реагирования для защиты как участников следствия, так и работников бюро. Если мы увидим, что на какого‑то детектива давят или пытаются подкупить, то сможем в оперативном порядке принимать меры. А чтобы несколько уменьшить прессинг на конкретного человека, скорей всего, мы будем проводить расследования группами.

о главных направлениях работы Национального антикоррупционного бюро:
— Госзакупки и суд. То есть пока мы не наведем порядок в судебной ветке власти, толку не будет. Приходим к судье и задаем вопрос: откуда у тебя 18 квартир? Мы не будем их ловить на конкретных делах. Будет работать агентство при Кабмине, которое, надеюсь, станет также основным источником информации для нас. И если судья не может пояснить — мы возбуждаем дело. И возможный вердикт — до десяти лет лишения свободы.

У нас будет call-центр с постоянно работающими людьми, которые собирают информацию. Например, вы звоните и говорите: вот судья Иванов ездит на Bentley, имеет десять квартир. Если разница между задекларированными доходами и тратами больше 50 тыс. грн, то это уже состав преступления. То есть судью не нужно ловить на взятке, хотя и этим будет заниматься отдельный криминальный отдел. Но расходы легче добыть и проверить. Рассчитываем на журналистов, которые проводят расследования. Скажем, программа Наші гроші — есть уже готовая аналитика, документы, бери, расследуй, отправляй в суд.

о том, как в НАБ нарисовался грузин Гизо Углава:
— Он входит в группу по реформированию прокуратуры. Предложил включить в закон доступ ко всем базам данных. Человек в своей стране своими руками делал то, к чему мы стремимся. У нас в судах следователи ходят с такими кипами бумаг, килограммами носят. Чтобы следователь чихнул — нужно сходить в суд. И не просто сходить, а отксерить кучу всего, простоять там в очереди — в Апелляционном суде ее занимают с 5 утра, чтобы получить разрешение на свои действия.

о своих замах и ограничениях на прием в бюро:
— В законе прописано, что заместителей определяю я сам в границах тех ограничений, которые есть. Основное ограничение, которое критикуется представителями правоохранительных органов — в переходных законах есть пункт: нельзя принимать людей, которые последние пять лет работали в специальных подразделениях по борьбе с коррупцией. Речь об отделе “К” СБУ, УБОПе, также в структуре прокуратуры были специальные подразделения, которые боролись с коррупцией. Кроме того, претенденты на пост моего заместителя должны пройти специальную проверку, которую прошел я.

о своей нищебродской декларации о доходах (за минувший год зарплата Сытника составила 23,5 тысяч гривен):
— У меня в целом задекларировано 223 тысячи гривен моего дохода и 123 тысячи гривен дохода жены. Общий доход 346 тысяч гривен. Мне кажется, этого вполне достаточно. Просто журналисты берут одну цифру и комментируют, но не говорят об общей. 2014 год был сложный. Я продал земельный участок, в декларации об этом сказано. Моя жена работала юристом, все источники дохода четко указаны.

comments powered by Disqus
TOP