Прокурорская Правда: вся правда о ГПУ, новости прокуратурыи силовых ведомств, аналитика событий в Украине, России
Вы находитесь здесь:Главная/Новости/Клан Назарбаева присовил 48,8 млн долларов, которые Швейцария отдала после Казахгейта

 

Клан Назарбаева присовил 48,8 млн долларов, которые Швейцария отдала после Казахгейта

Клан Назарбаева присовил 48,8 млн долларов, которые Швейцария отдала после Казахгейта
14.12.2018

Замороженные в нулевых годах десятки миллионов долларов Нурсултана Назарбаева вернули в Казахстан. Богатые стали богаче, бедные беднее.10 июля в Сети появилось видео, на котором рассказывается, как 48,8 миллионов долларов, замороженных швейцарским банком вернулись в Казахстан. Информация исходила из Международной некоммерческой организации.

По данным источников, в 2012 году Швейцария вернула Казахстану более 48 миллионов долларов, конфискованных в рамках скандального процесса по отмыванию денег под названием Казахгейт. Средства перечислили в Казахстан через целевой фонд Всемирного Банка. Деньги возвращались «для использования на благо народа Казахстана».

Механизм возвращения этих десятков миллионов долларов был следующим: Швейцария отправляет деньги во Всемирный Банк, а тот выделяет эти же деньги в виде целевых грантов по программам энергоэффективности и молодежной политике на счета властей Казахстана.

В течении 2012 года вся указанная сумма была перечислена в Казахстан. В дальнейшем выяснится, что как минимум половина возвращенных средств, а это более 24 миллионов долларов, Правительство Казахстана перечислило на счета некой организации под названием «Молодежный корпус». Что интересно, получаетелем денег, разыгранных через тендеры является консорциум «ГОНГО», который связывают с «Конгрессом молодежи». Который возглавляет старшая дочь диктатора Дарига Назарбаева. После получения денег, все средства были направлены для проведения пропагандистской работы в «Нур Отан».

Судьба остальной части суммы остается неизвестной. Скорее всего, они тоже были потрачены на благо «Нур Отана» и Нурсултана.

Как бы не возвращались деньги в Казахстан, они все равно попадали в руки клана Назарбаева, которые через подставных лиц снова прикарманивали их.

НПО и ГОНГО. Куда уходят деньги госзаказа?

Общественная организация «Аман-саулык» подняла вопрос о росте финансирования псевдообщественных организаций в стране. Активисты опубликовали результаты своего исследования, с которыми власти не согласны.

Президент общественной организации «Аман-саулык» Бахыт Туменова говорит, что ее участники проанализировали, как министерство здравоохранения реализует государственный заказ среди неправительственных организаций (НПО). Получить эту информацию, казалось бы открытую, активистам удалось с большим трудом, как и найти некоторые из этих неправительственных организаций. Они якобы получили деньги в рамках госзаказа министерства здравоохранения на реализацию различных просветительских или волонтерских проектов.

Мы стали их искать по тем адресам, по телефонам, которые были указаны, — мы их не нашли. Мы обратились с письмом к министерству здравоохранения: пожалуйста, дайте нам их координаты. Но министерство нам не ответило. Или им некогда было, или они их сами не нашли — большой вопрос, — заявила в пятницу, 6 сентября, Бахыт Туменова на круглом столе в Астане.

В «Аман-саулыке» утверждают, что в победителях значатся также те НПО, кто выигрывает конкурсы в результате откровенного демпинга. Меньшая цена проекта — получаешь госзаказ. Как считает Бахыт Туменова, снижение цены приводит к снижению качества проекта.

Из одной шкурки ягненка можно сшить одну шапку, а я пишу, что я семь шапок сделаю. В министерстве скажут: «Ну какая Туменова хорошая, она из одной шкурки сделает аж семь шапок, да еще нам сдачу принесет. Вот мы и получаем вот такие шапочки, шкурки, — говорит Бахыт Туменова.

Директор департамента стратегического развития министерства здравоохранения Марат Шоранов в комментариях Азаттыку говорит, что обвинения со стороны организации «Аман-саулык» необоснованны.

У нас каждый конкретный договор подписан, имеются все данные. Если есть конкретный предметный случай, мы готовы его поднять и показать, что это неправда, — говорит Марат Шоранов.

На самом круглом столе он отметил, что не стоит упрекать министерство здравоохранения в коррупционной составляющей из-за подобных ситуаций, «а в первую очередь говорить о недобросовестном отношении самих НПО».

Чтоб сами неправительственные организации не превращали вот это в кормушку или там зарабатывание каких-то денег, — говорит Марат Шоранов.

Но пока НПО и ведомства, которые выделяют им деньги, спорят, в Казахстане разрабатывают законопроект «О государственной поддержке НПО». Кроме финансовой господдержки, особо отличившимся обещают премии из госбюджета. Основной разработчик законопроекта — министерство культуры и информации. Проект еще не представили в парламенте, и пока обсуждение ведется за закрытыми дверями.

В этом году на госзаказы выделена рекордная сумма бюджетных денег — примерно пять миллиардов тенге. Всего в Казахстане насчитывается 27 тысяч неправительственных организаций. Для большинства из них госзаказ — это основной источник финансирования.

Бахыт Туменова говорит, что сейчас в рядах НПО немало ГОНГО — «государством организованных негосударственных организаций» — и их становится только больше. Новым термином ГОНГО называют псевдо-НПО. Ежегодно по несколько миллионов тенге, в рамках госзаказа, выделяют в Казахстане на создание положительного имиджа определенного ведомства. Активно к этому привлекают псевдообщественные организации, говорят оппоненты.

Общественная организация «Аман-саулык» предлагает создать в Казахстане фонд поддержки и развития неправительственных организаций. В этом они видят решение проблемы в реализации государственного социального заказа среди НПО.

НПО, зависимые от правительства

На что существуют неправительственные организации и как они влияют на формирование гражданского общества? Корреспондент Азаттыка попытался найти ответы на эти вопросы.

Алматинка Алима Бейсенбаева — один из руководителей неправительственной организации (НПО) женщин-инвалидов «Шырак» в городе Алматы. На рабочем столе Алимы — кипа бумаг. Это обращения инвалидов. Одному нужна инвалидная коляска, другому — лекарства, третьему — помощь в приобретении корсета. Алима Бейсенбаева говорит, что исполнение этих просьб зависит от государственных средств.

В ОЖИДАНИИ ТЕНДЕРА

От казахстанских компаний, бизнесменов, говорит Алима Бейсенбаева, поступает, как правило, разовая помощь: они выделяют деньги для проведения Нового года, Наурыза, Дня женщин.

Наша основная работа — реализация проектов — проводится за счет государственных заказов и конкурсов. Мы организовываем флешмобы, семинары, тренинги и другие мероприятия, выпускаем буклеты. С одной стороны, таким образом нас узнают, с другой — пусть и небольшая, но все-таки помощь в поиске спонсоров. Однако не могу сказать, что подобные мероприятия работают на рост нашего авторитета. Потому что в Казахстане концепцию НПО народ понимает плохо. Простой народ не знает, в чем заключается деятельность НПО, их цели и интересы. Если бы народ знал о деятельности НПО, то количество волонтеров в них было бы больше, — говорит Алима Бейсенбаева.

Представитель Республиканской ассоциации развития гражданского общества Тыныбек Байтоков говорит, что неправительственная организация, в которой он работает, тоже зависит от государственного заказа.

Не могу сказать, что бизнесмены, частные компании не оказывают помощи казахстанским НПО. Помогают, однако помогают мало. Если говорить в процентах, то только, наверное, оказывают помощь четыре-пять процентов бизнесменов. Несмотря на это, мы показываем свою работу, организовываем различные тренинги. Все эти мероприятия мы проводим на средства, вырученные от победы в конкурсах, государственных заказах, — говорит собеседник Азаттыка.

В грантах особенно нуждаются НПО, занимающиеся конкретной социальной проблемой. Клара Саниева, представитель организации, оказывающей поддержку больным СПИДом и ВИЧ-инфицированным, говорит:

Мы в основном получаем заказы от агентства спорта и физической культуры. Мероприятия, посвященные борьбе со СПИДом, они организовывают совместно с нами. Мы принимаем участие в конкурсах министерства здравоохранения и государственных молодежных организаций. Обращаемся за помощью к бизнесменам и национальным компаниям. Они помогают в организации флешмобов и общественных мероприятий, выделяют средства. Однако в специальный крупный проект предприниматели денег не вкладывали.

«ОРГАНИЗАЦИИ, РОЖДЕННЫЕ ЗАКАЗОМ»

Казахстанские НПО свою деятельность осуществляют за счет госзаказов. По сведениям Информационно-ресурсного центра, в 2003 году от государства для НПО поступил заказ на сумму 10,7 миллиона тенге, для участия в этом конкурсе от 109 НПО поступило 120 заявок. В 2007 году на получение заказа стоимостью в 299 миллионов тенге поступило 392 заявки от 154 неправительственных организаций.

В 2012 году из республиканского бюджета для госзаказа НПО было выделено два миллиарда 271 миллион тенге, из местного бюджета — два миллиарда 240 миллионов тенге.

В Европе неправительственным организациям помогают частные компании, состоятельные граждане. Правительство оказывает НПО опосредованную помощь и отчасти контролирует их деятельность. В Европе 20—40 процентов НПО получают государственные заказы. Однако для реализации нужных ему проектов государство само обращается за помощью к НПО, выделяя необходимые средства.

По мнению политолога Дулатбека Кыдырбекулы, деятельность казахстанских НПО не сравнить с системой в развитых странах.

Казахстанские НПО отчитываются перед правительством. Они должны отчитываться не перед правительством, а перед обществом. Однако в Казахстане не сформировано общество, перед которым НПО могли бы отчитываться. Для развития «третьего сектора» нужно опираться на зарубежный опыт. В развитых странах большинство общественных организаций работают за счет средств, выделенных крупными компаниями на благотворительность. К примеру, одна из компаний определенный процент из своего дохода в виде благотворительности переводит на счета организаций инвалидов или фондов по защите прав детей, организаций по защите природы. Благодаря этому развивается «третий сектор». Однако в Казахстане такое не практикуется. Поэтому правительство оказывает им помощь, чтобы развивался «третий сектор». Это тоже требует поддержки, — говорит Дулатбек Кыдырбекулы.

При изучении принципов работы НПО в развитых странах, о которых говорит политолог, корреспондент Азаттыка выяснил, что для западных НПО характерны многочисленность и массовая поддержка. К примеру, в США зарегистрированы НПО, в которых насчитывается более 7—12 тысяч членов. Членами НПО экологического направления или тех, что работают с инвалидами, могут быть волонтеры, пенсионеры, учащиеся, студенты, простые жители и даже руководители компаний.

К тому же практически каждый участник оказывает посильную помощь. Например, если учащиеся выходят на субботники или помогают инвалидам в быту (уборка дома, прогулки), то взрослые жители и пенсионеры могут перечислять имеющиеся у них средства на счета НПО. В Казахстане же наоборот: участниками организаций для инвалидов являются нетрудоспособные люди, членами экологических организаций — только экологи. Например, в организации инвалидов-женщин «Шырак» всего 320 человек. Все они — люди с ограниченными возможностями. Волонтеров, по словам представителя организации Алимы Бейсенбаевой, у них нет. Корреспондент Азаттыка выяснил, что участники организации воинов-афганцев — только воины-интернационалисты, организации по борьбе со СПИДом — только ВИЧ-инфицированные.

Руководитель движения «Улт тагдыры» Дос Кошим считает, что один из факторов, препятствующих развитию «третьего сектора» в Казахстане, — это временные НПО, созданные акиматами или правительством, которые в международном сообществе получили название GONGO (Государством организованные негосударственные организации).

Я не могу дать хорошей оценки работе НПО. В обществе есть три силы: власть, бизнес, гражданское общество. Положение всех трех составляющих и их авторитет должны быть равными. Однако в Казахстане возможности гражданского общества очень низки, ниже, чем у власти и бизнеса. Общественные организации, которые должны формировать гражданское общество, слабы. Есть два минуса. Во-первых, многие НПО создаются временно. Они получают гранты из-за рубежа, правительственные заказы, после выполнения которых прекращают существование. Во-вторых, есть общественные организации, которые нравятся областным акиматам или правительству, — они получают хорошую поддержку. Другие остаются в тени. Это тоже препятствует формированию гражданского общества. Нужно долгие годы работать, чтобы превратить общественные организации в сильные институты, — говорит руководитель движения «Улт тагдыры» Дос Кошим Азаттыку.

«РАЗВИТИЕ ЗАВИСИТ ОТ НИХ САМИХ»

Большая часть казахстанских НПО действует в Алматы. Айдар Есенбеков, заместитель начальника управления внутренней политики акимата города Алматы, считает, что авторитет местных неправительственных организаций усиливается.

С НПО в основном работают отделы внутренней политики городского и областного акиматов. Наша обязанность — координировать их работу и устанавливать партнерство. В Алматы около пяти тысяч организаций. Около тысячи из них - работающие. Мы не можем дать реальной оценки их работе, однако НПО — это показатель развития гражданского сектора и формирования гражданского общества. В Алматы активность НПО очень высокая. В последнее время их авторитет возрастает. Я ничего не могу сказать касательно необходимости проведения реформ в системе НПО. Их развитие зависит от них самих. Если они сами выступят инициаторами, будут вносить предложения, государственные органы готовы оказать поддержку, — говорит представитель акимата Айдар Есенбеков.

Алима Бейсенбаева придерживается другой точки зрения по данной проблеме:

В Казахстане нет конкретной стратегии НПО. То есть работа большинства организаций редко приводит к конкретному результату. Поэтому в деятельность казахстанских НПО нужно вносить изменения. Во-первых, нужно использовать новые методы в решении социальных проблем. Во-вторых, неправительственные организации не должны зависеть от правительственных денег, должны поднимать свой авторитет в обществе. Однако правительство само препятствует повышению их авторитета, потому что тендеры и заказы утверждаются на верхах.

Фонд Тransparency в Казахстане провел специальный онлайн-опрос, цель которого - дать прогноз развитию сектора НПО в будущем.

Полные результаты исследования выйдут в ближайшее время. По предварительным итогам исследования, большинство участников ответили, что необходима реформа системы работы НПО в Казахстане. Один из выводов - работе НПО препятствует дефицит средств, — говорит представитель Transparency в Казахстане Гульнара Хабиева.

По официальным данным, в Казахстане зарегистрировано более 25 тысяч неправительственных организаций. Это на семь тысяч организаций больше, чем в 2010 году.

Источник: Прокурорская Правда

Похожие материалы (по тегу)

TOP