Прокурорская Правда: вся правда о ГПУ, новости прокуратурыи силовых ведомств, аналитика событий в Украине, России
Вы находитесь здесь:Главная/ВОПРОС НЕДЕЛИ. А Вы поддерживаете ограничения для соцсетей, вступающие в силу с 1 февраля?

 

ВОПРОС НЕДЕЛИ. А Вы поддерживаете ограничения для соцсетей, вступающие в силу с 1 февраля?

ВОПРОС НЕДЕЛИ. А Вы поддерживаете ограничения для соцсетей, вступающие в силу с 1 февраля?
28.01.2021

И что бы вы ещё там запретили?

Об этом сообщает Минправды

Мария Афоничева, владелица ветклиники «Энигма»:

— Не согласна. Это цензура.

Александр Малькевич, журналист, генеральный директор телеканала Санкт-Петербург, первый зампред по СМИ общественной палаты России:

— Зайду сразу с козырей. По сути этот закон, принятый Госдумой, лоббировали, предлагали, настаивали на его принятии мы — Общественная палата России. Изначально он назывался как «закон об информационных посредниках». И идея была в том, что любая площадка, размещающая контент, должна нести ответственность за то, что на этой площадке публикуется. И я поддерживаю эту инициативу государства. Считаю, что она ещё до конца несовершенна.

Если говорить про «островки вседозволенности»: смотрите — везде ограничения и только здесь можно отвести душу — то есть, мягко говоря, вводить в заблуждение людей. Потому что речь идёт о шок-контенте, о треш-контенте, о пропаганде экстремизма, насилия, детской порнографии и так далее, — то, что должно безусловно уничтожаться, что называется, на подлёте. А люди, которые подобное продвигают, должны действительно нести ответственность за то, что они делают, потому что в противном случае мы можем далеко зайти под флагом вседозволенности.

А главное, каждый раз, когда подобная конкретная ситуация касается непосредственно живого человека — у всех сразу просыпается желание цензурировать. Иначе говоря, стоит только прочитать какую-то гнусность, обращённую к вам, как вы тотчас же становитесь сторонником подобного закона.

Виктор Шкуренко, предприниматель:

— Конечно, же нет! Не поддерживаю.

В последнее время идёт наступление государства по всем фронтам на гражданские свободы, почти всегда это делается в узкополитических целях, как например, законы об иностранных агентах, митингах или тот же закон о цензуре в интернете. Федеральная политическая власть создает себе комфортные условия существования, чтобы, в случае чего, можно было найти уголовную статью под любого инакомыслящего, прикрываясь при этом якобы интересами народа.

Ну, а тем, кто это все поддерживает, я бы посоветовал прислушаться к Ройзману, который недавно высказался: «Если вы призываете Сталина, то не удивляйтесь, когда он придёт за вами».

Сергей Бабурин, президент омского землячества в Москве, российский политический и научный деятель:

— Недопустима политическая цензура.

Но общество обязано защищать свои духовно-нравственные основы, воспитывать и поощрять добро, а не ненависть и злобу. Поддерживаю устранение из общего информационного пространства хамства, безнравственности, культа зла и уродства. Лично мне физически неприятно, когда люди матерятся, особенно женщины. В сквернословии вижу бесовщину и человеческую слабость. Поддерживаю государство в вопросе нравственных фильтров общественной информации. А для свободы извращенцев надо оставить их частное пространство, никто не вправе подглядывать в замочную скважину!

Ограничивать же свободу мнений и свободу слова под любым, кроме критерия нравственных устоев общества, недопустимо!

Наталья Гордеева, Евразийский патентный поверенный, Патентный поверенный РФ:

— Да, поддерживаю ограничения, чтобы не делали помойку и чернуху, что портит настроение или даже жизнь людей, особенно молодых и мало искушенных.

Александр Криворучко, адвокат:

— Я бы запретил запрещать! Как юрист, считаю, что формулировки этого закона — огромная дубина, занесенная над любой соцсетью.

«Информация, выражающаяся в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть».

Я думаю, что как раз первая часть применяться не будет — только последующая…

Александр Грасс, журналист:

— Как журналист, отношусь не критично. Девальвация творчества и «слова» через «чернуху» и безответственность Интернета, похоже, достигла своего исторического максимума. По крайней мере, у нас, в России. При этом уровень понимания и осмысления реальности в соцсетях, я бы сказал, на высоте — «ниже плинтуса». Эмоции, подмена понятий, жареные, но не проверенные факты, агрессия, грязь, тон задают антироссийские настроения… Это видится уже, как целенаправленная и устоявшаяся политика модераторов Интернет-пабликов и владельцев ряда соцсетей.

Официальным СМИ и сетевым изданиям очень трудно конкурировать со стихией блогосферы, где все дозволено и разрешено. Одним — что «писАть о кипятке», что «пИсать кипятком» — все едино, а другим — суды, проверки, запреты, штрафы, предупреждения…

Вместе с тем, если вводится контроль «в интересах государства и большинства населения страны», то он должен быть предельно прозрачный и равный. Для всех. И самое важное. Соприкасаясь с такими феноменами, как речь, язык, общение, коммуникации, нужно вести себя чертовски деликатно. И всегда помнить о сакральности и божественности «предмета»: «В начале было СЛОВО»…

Алексей Сокин, депутат омского Горсовета, директор Центра городских компетенций:

— Я поддерживаю решение Правительства в отношении соцсетей!

Алеся Григорьева, общественный деятель, президент Ассоциации по защите интересов семьи «ДОМ-детства»:

— Я не поддерживаю эту инициативу. Социальные сети на то они и социальные, что отражают явления, происходящие в социуме, в обществе.

Это своего рода общественная площадка, на которой любой человек может выступить, изложить свою точку зрения и обсудить с единомышленниками или оппонентами существующие проблемы не только в общественной жизни, но и в государственной политике. Попытка ввести цензуру, под предлогом ограничения нежелательного контента, продиктована исключительно желанием избежать критики действующей власти. Создать своего рода «Потемкинские деревни». Но это ошибочное решение. Надо уметь слушать и решать проблемы. Попытка отгородиться от людей и «заткнуть» им рот, впоследствии скажется неблагоприятно для самой власти.

Считаю решение ввести цензуру в соцсетях признаком слабости действующей власти и способом обострить социальное напряжение в обществе.

Александр Лихачев, председатель Омского регионального общества потребителей в сфере ЖКХ:

— В соцсетях ни в одной не состою и не собираюсь, потому даже не знаю — какие там запреты и ограничения, а в отношении официальных сайтов, которые являются такими же средствами массовой информации — все жду — когда комментаторов обяжут всех сначала регистрироваться под своими фамилиями и с адресом по паспорту, и только потом комменты свои писать. И чтобы за базар отвечали по суду.

Я если кого жуликом называю — так и подтвердить в суде готов, только неделю назад подобный процесс у одного из омских директоров. А многие другие просто безосновательно трепят одни гадости в адрес любого руководителя, которого только на картинках видели, но все о нём уже знают.

Степан Бонковский, депутат Законодательного Собрания, директор ООО «СибГаз»:

— К запрету я отношусь неоднозначно. С одной стороны в социальные сети заходят несовершеннолетние дети, которым не хочется подавать дурной пример. Хотя мат используется и не чужд русской культуре, он есть в произведениях Есенина, Маяковского.

Артём Лоскутов, заместитель руководителя Общества «Двуглавый Орёл»:

— «Цензура в интернете — это необходимый шаг для оздоровления общества, для укрепления морали и нравственности.

Законопроект, который вступает в силу с 1 февраля, выступает против пропаганды распущенности и разврата, против сквернословия и рекламы алкоголя, против экстремизма и склонения детей к совершению незаконных действий. Это так важно — оградить наших детей, молодёжь от грязи и агрессии, от откровенных манипуляций политических провокаторов и подстрекателей. Необходимо обратить внимание и на современные СМИ. Печально, но это факт: как много серьёзных изданий превратилось сегодня в бульварную прессу и специализируется на эпатаже, скандалах, слухах и сплетнях.

Это давно надо взять под контроль и положить этому конец. Средства массовой информации должны быть ответственны за то, что они несут обществу, какой ориентир дают молодёжи, ведь они формируют не только наш сегодняшний, но и завтрашний день.»

Ирина Макишева, директор ООО «РИА «Мотор»:

— Относительно законности контента тут я совершенно согласна — необходимо мониторить. Другие ограничения я бы вводить не стала, так и до цензуры недалеко. Хотя сейчас другая политика — говори, что хочешь, слово правды тонет в море фейков.

Олеся Дорогова, предприниматель, директор конкурсов «Хрустальная корона Сибири»:

— Конечно поддерживаю, наконец-то! В соцсетях сейчас настоящая клоака, а ведь к ним имеют доступ дети, там они могут увидеть и прочитать все, что угодно. Безусловно, там тоже должны быть определённые ограничения.

Я за порядок во всем.

Дмитрий Карев, предприниматель, гражданин России:

— Все последние инициативы того, что вы ошибочно называете государством, я однозначно не поддерживаю. Называть запреты, штрафы, наказания — инициативами, ну это, конечно, без комментариев.

Галина Татаринова, специалист по связям с общественностью:

— Да, я поддерживаю эти ограничения. Вообще пришло время поднимать большую дискуссию в обществе (если оно ещё есть) об ограничениях в коммуникациях и особенно публичных. На фоне того, что творится в Северной Корее, на фоне социального мониторинга в Китае, — с одной стороны- и кровавые последствия антимусульманских публикаций в Европе, с другой стороны. Назрело время очень большой дискуссии: что выбираем мы, россияне?

Татьяна Шнейдер, общественница, зампредседателя Омского регионального отделения партии «ЯБЛОКО»:

— Есть в этом федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», на мой взгляд, некоторые вещи, которые можно трактовать по-разному и, как следствие — пользоваться также по-разному. ​

К примеру, планируется наказывать за размещение информации, которая в неприличной форме оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, выражает явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ или органам Госвласти. Казалось бы, да, все хорошо и нет крамолы. Но под эту формулировку может попасть что угодно. И я уверена, что в дальнейшем этим будут пользоваться, чтобы наказывать неугодных.

Вообще в последнее время в России наблюдается изобилие запрещающих законов. Вместо того, чтобы развивать социальный сектор, в России взялись наказывать за инакомыслие под эгидой «за все хорошее». Мне лично не совсем понятно, что в данном законе будет означать «неуважение к Госвласти»? По какой шкале будет измеряться уважение? В то же время, один из субъектов права законодательной инициативы, депутат Сергей Боярский, не может внятно прокомментировать как, в результате, будут наказывать за нецензурные выражения в Интернет-пространстве и в каком случае: «Не нужно читать буквально наше предложение как полный запрет на использование нецензурной брани».

Вот и выходит, что мы получаем яму на тропинке, закиданную еловыми ветками, в переносном, разумеется, смысле.

Андрей Алёхин, второй секретарь комитета Омского областного отделения политической партии КПРФ:

— Я против! Под благовидным предлогом вводятся ограничения перед предстоящими выборами в Государственную Думу! Власть боится, что этот, один из немногих, пока доступных источников информации будет работать против «Единой России»!!!

Юрий Борисовский, исполнительный директор ООО «Омская областная газовая компания»:

— Да, я поддерживаю такой закон. К сожалению пока не знаком с ним в деталях. Но ещё более правильным мне видится немного другое. Должна быть возможность идентифицировать автора, размещающего сообщение.

Как пример могу привести комментирование статей на БК55. Часто читаешь и диву даешься, люди публикуют откровенное враньё. Могут крайне нелицеприятно отзываться об авторе, либо оппоненте в диалоге. Происходит это, на мой взгляд, от чувства безнаказанности, ведь в принципе никто не узнает, кто скрывается под ником… Например, «Правдоруб», ну, или «Омич» и так далее.

Поэтому, мели Емеля — твоя неделя! Это неправильно.

Елена Богданова, генеральный директор ООО ЮК «Ф-ГРУПП»:

— Нововведение для соцсетей об ограничительных правилах, на мой взгляд, положительное событие.

Госдума обязала социальные сети с 1 февраля 2021 года самостоятельно выявлять и блокировать запрещенный контент, в том числе детскую порнографию и экстремистские материалы. Принят и ещё один закон — о штрафах за отказ удалять противоправную информацию. Они касаются всех владельцев сайтов, включая социальные сети и видеохостинги, и составляют от 100 тыс. до 8 млн. рублей. Объективно, достаточно значительный размер штрафов.

Ужесточение цензуры связано с информацией, которая в неприличной форме оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, выражает явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ или органам госвласти.

На мой взгляд, главное, чтобы все заработало как надо, без сбоев. Очень важно, чтобы система действительно функционировала, а не была очередным неработающим законом. В частности, есть сомнения, что блокировка может остановить таких нарушителей, ведь можно с легкостью создать новый аккаунт и продолжать противоправную деятельность. При этом, важно также, чтобы не было злоупотреблений со стороны модераторов при определении запрещенного контента. В этом смысле ещё будет долгое становление практики списка для блокировок контента, так как однозначности и конкретики в их определении на сегодня ещё нет.

В принципе, я за эти новшества в законодательстве, только бы хотелось более чёткого урегулирования процесса. Хотя, констатируя факт, в России большинство законов страдают наличием пробелов и неточностей.

Виталий Поддубиков, депутат Калачинского городского Совета:

— Поднятые проблемы распространения незаконной информации в социальных сетях актуальны и контроль за ними обоснован.

Много в сети информации о привлечении к различной незаконной деятельности и запрещенный контент ​спокойно распространяется в сетях, имеющих большое влияние в наше цифровое время. Но все эти запреты лишь на площадке с количеством просмотров более полумиллиона в день. А сколько групп на площадках менее этого количества? Получается они не интересны с точки зрения контроля за распространением «запрещенки»?

Оберегать права граждан — да, это правильный ход, а делать шаги к тотальному запрещению волеизъявления — нет. На мой взгляд правильнее было Роскомнадзору программными методами выявлять и блокировать запрещенный контент в соцсетях. Система «Инцидент» же работает в сетях по выявлению информации.

Сергей Кондаков, общественный деятель, политолог:

— Принятый закон логичен, но только в этой части — порнографию с несовершеннолетними, пропаганду суицида, призывы к терроризму, данные об изготовлении и использовании наркотиков, реклама дистанционной продажи алкоголя и интернет-казино. Но, например, модерация мата технически осуществима: с помощью спам-фильтров можно автоматически удалять все сообщения, которые содержат нецензурную лексику. Я полагаю, что интернет — это не улица, не надо его жестко кошмарить.

Возникает вопрос, а что раньше-то не принимали, молчали? Почему именно сейчас? А потому, что вся соль этого закона —призывы к участию в несогласованных публичных мероприятиях. Власть боится уличных протестов, вот и подсуетились депутаты. Мы уже подобное проходили, с принятием поправок к Конституции — «под шумок» всего одна строчка. Но большинству это не понять. Люди делятся на мужчин и женщин, так же делятся они по отношению к свободе: на людей свободы и людей несвободы.

Первые отличаются от вторых тем, что для них существует само понятие свободы. Для вторых нет: для них это абстрактная, мутная, лишняя идея.

Владимир Виноградов, арбитражный управляющий:

— Я конечно категорически против каких-либо ограничений, но все должно быть разумно.

Алексей Алгазин, руководитель Правового холдинга «ЗАКОН», кандидат юридических наук:

— Под социальной сетью, согласно нормативному акту «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», понимается сайт, доступ к которому в течение суток составляет более 500 тысяч пользователей интернета, находящихся на территории РФ. Так, например, WhatsApp и иные подобные программы не являются социальной сетью, так как туда добавляются только определенные пользователи. С 1 февраля 2021 года такие ресурсы, согласно новому закону, должны самостоятельно выявлять и блокировать незаконный контент, а именно:
— материалах с порнографическими изображениями несовершеннолетних;
— информации, склоняющей детей к совершению опасных незаконных действий;
— данных о способах изготовления и использования наркотиков;
— информации о способах совершения самоубийства и призывах к нему;
— рекламе дистанционной продажи алкоголя и интернет-казино;
— информации, которая в неприличной форме оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, выражает явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ или
органам госвласти;
— призывах к массовым беспорядкам, экстремизму, терроризму и участию в несогласованных публичных мероприятиях.

Владельцы социальных сетей, также, будут обязаны не допускать распространения материалов, содержащих нецензурную брань.

Считаю, что с точки зрения защиты прав граждан и безопасности государства, данный нормативно-правовой акт необходим. Однако при его исполнении, вероятно, возникнут технические и правовые сложности. Пока сложно представить, как администраторы таких крупнейших социальных сетей как Фейсбук, Твиттер, Инстраграмм, ВКонтакте, Одноклассники смогут выявлять каждое перечисленное в законе нарушение. Если сейчас данные сети блокируют запрещенный контент в виде фото и видеоизображений с помощью ботов и специальных программ, то для блокировки аудио-ряда, текстов, предложений, словосочетаний и отдельных слов понадобятся новые системы мониторинга и фильтров всего контента.

За то время, пока социальные сети адаптируются к новым условиям, возникнут сотни нарушений, которые выльются в многотысячные штрафы для собственников данных ресурсов.

Надежда Ломтева, учитель русского языка и литературы в омской школе № 33, директор АН КПО «Источник»:

— Я не очень люблю цензуру, вообще за свободу, в том числе и слова.

Но в интернет сейчас действительно «вываливают» всю грязь человеческой души, это факт. Чтобы важнейшее современное средство коммуникации не засорялось, нужны всё же какие-то правила коммуникации. В принципе, и сейчас там активно «банят» бесцеремонных пользователей. Думаю, закон поведения в соцсетях ещё будут корректировать, и не раз! Пока хочу посмотреть, как будет работать.

Боюсь, что начнут использовать в идеологических целях, а это плохо. Короче, поживем — увидим!

Екатерина Герасимова, заместитель художественного руководителя омского театра «Галерка»:

— Я поддерживаю эту инициативу — подобные сообщения могут отображаться в новостной ленте вне зависимости от нашего желания.

Особенно это плохо для детей и подростков, восприятие которых отлично от восприятия взрослых людей. Какое влияние на них окажут подобные материалы непредсказуемо, в лучшем случае если они отнесутся к ним равнодушно, но на кого-то они могут отрицательно повлиять. Я сама стараюсь избегать шокирующего, непотребного контента — стремлюсь, по возможности, окружать себя приятными, культурными, красивыми моментами. Максимально избегаю обсуждений, тем более анонимных, сквернословия — все это отрицательно действует на наше настроение и энергетику. Соцсети — это общественное явление, свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого, поэтому цензура должна присутствовать, в том числе, и в них.

Наталья Граф, специальный корреспондент «Российской газеты»:

— Я бы запретила букеты, анимированные поздравительные открытки и прочие подарки. Когда с утра вся личка забита виртуальной макулатурой это раздражает намного больше, чем маты.

Наталья Мачулина, владелица художественной галереи «Вернисаж»:

— Если ограничения, в том числе, убирают «жесткие» фото и видеоматериалы — например, фото с охоты — то я за!

Дмитрий Потопальский, гендиректор ООО «Центр экспертизы в области здравоохранения»:

— На мой взгляд, люди, которые размещают контент в соцсетях, должны, во-первых, делать это от своего имени, а во-вторых, нести ответственность за написанное — так же, как СМИ и другие интернет-ресурсы. Это будет дисциплинировать и поможет тем, в отношении кого допущены нелицеприятные высказывания, адресно на них ответить. А детей и пожилых людей, которые по старой привычке зачастую безоговорочно верят печатному слову, защитит от недопустимой информации.

Правила есть везде — нужны они и в интернете, это поможет избежать хаоса.

Вадим Новоселов, директор ООО «Сфера права»:

— Я обеими руками за поправки. Считаю, что в интернете давно пора навести порядок — помимо прочего, в соцсетях много зарубежного контента, который не всегда отражает интересы нашей страны.


Источник: “https://bk55.ru/news/article/179889/”

Похожие материалы (по тегу)

TOP